Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июля 2010 г. по делу N 44у-3186-2010

 

Мировой судья Старостина Т.В.

 

Президиум Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Вельянинова В.Н.,

членов президиума Акуловой И.Р., Бестолкова А.И., Суворова С.А., Яркова В.М.,

при секретаре О.

рассмотрел надзорное представление заместителя прокурора Пермского края Малышевой Л.Н. о пересмотре приговора мирового судьи судебного участка N 146 Пермского района Пермского края от 9 апреля 2010 года, в соответствии с которым

К., родившаяся <...>, несудимая,

осуждена по ч. 1 ст. 129 УК РФ к штрафу в размере 2 500 рублей в доход государства.

Постановлено взыскать с К. в пользу ФИО1 2 500 рублей в возмещение морального вреда.

В апелляционном порядке приговор мирового судьи не обжаловался.

Заслушав доклад судьи Пермского краевого суда Симбиревой О.В., изложившей обстоятельства дела, содержание приговора мирового судьи, доводы надзорного представления и мотивы вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя прокурора Пермского края Малышевой Л.Н. и осужденной К. в поддержание доводов надзорного представления, частного обвинителя Б. об отказе в удовлетворении надзорного представления, президиум

 

установил:

 

по приговору мирового судьи К. признана виновной в клевете, то есть распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство ФИО1, подрывающих его репутацию, выразившуюся в том, что 14 августа 2009 года К. в порядке гражданского судопроизводства обратилась в Пермский районный суд Пермского края с исковым заявлением к ФИО1, в котором содержалась фраза о том, что "вольер с конурой он построил в 2007 году из взятых, но не приобретенных решеток с окон ее кабинета и других окон завода". Мировой судья пришел к выводу о том, что осужденная распространила заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство ФИО1, подрывающие его репутацию, поскольку это высказывание стало известно участникам судебного процесса и из него следует, что потерпевшим в 2007 году были украдены металлические решетки с окон завода.

30 декабря 2008 года в 16 часов 50 минут по адресу <...>, напротив дома N <...> по вине супруги потерпевшего ФИО2, произошло нападение собаки на К., в дальнейшем последняя обращалась с письменным заявлением в ОВД по Пермскому району, где указала виновным лицом ФИО1. В ходе проведенной проверки по данному факту постановлением ст. участкового уполномоченного ПОМ п. Сылва ОВД по Пермскому муниципальному району майора милиции ФИО3 от 14 февраля 2009 года по факту нападения собаки отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления. Было установлено виновное лицо - ФИО2, в отношении которой составлен административный протокол. Однако, К. по данному факту нападения собаки пожаловалась на ФИО1 в ГУВД по Пермскому краю и письменно по месту его работы в <...> г. Перми. По данному заявлению потерпевшему пришлось давать письменные объяснения в <...> по Пермскому краю, а К. был дан письменный ответ. По месту работы в <...> г. Перми также проводилась служебная проверка, по результатам которой К. была уведомлена. По мнению суда, данными заявлениями К., распространила заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство ФИО1, подрывающие его репутацию.

В надзорном представлении заместитель прокурора Пермского края Малышева Л.Н. ставит вопрос об отмене приговора мирового судьи в отношении К. и о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Указывает на отсутствие субъективной стороны преступления, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства того, что К. понимала ложность сообщаемых ею сведений, а также то, что распространяемые ею сведения порочат честь и достоинство другого лица, подрывают его репутацию и сознательно желала именно этого. Считает незаконным вывод мирового судьи о том, что К. заведомо знала о ложности распространенных ею сведений, основанный только на том, что она не представила никаких доказательств, подтверждающих правдивость ее слов. Обращает внимание и на отсутствие в материалах уголовного дела каких-либо данных, свидетельствующих о законности или незаконности приобретения ФИО1 решеток, то есть данных относительно соответствия действительности сообщенных К. сведений.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорного представления заместителя прокурора Пермского края Малышевой Л.Н., президиум полагает, что приговор мирового судьи в отношении осужденной К. подлежит отмене на основании ст. 382 УПК РФ, в связи с неправильным применением уголовного закона.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, а признается он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Между тем, постановленный в отношении осужденной К. приговор не отвечает указанным требованиям.

Согласно ч. 1 ст. 129 УК РФ клеветой признается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется только прямым умыслом. При этом, обязательным признаком клеветы является заведомость, под которой понимается точное знание лица о ложности распространяемых им сведений. При добросовестном заблуждении лица относительно правдивого характера сообщенных им сведений заведомость отсутствует.

Решая вопрос о виновности осужденной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК РФ, мировой судья в приговоре не привел каких-либо доказательств, послуживших основанием для вывода о высказывании ею сведений о совершении ФИО1 именно хищения металлических решеток с окон завода, не содержится таковых и в материалах дела.

Кроме того, мировой судья пришел к выводу о том, что осужденная заведомо знала о ложности сообщенных ею сведений, поскольку никаких доказательств в подтверждение правдивости своего высказывания не представила, других мотивов, послуживших основанием для такого вывода, в приговоре не привел.

Между тем, в соответствии со ст. 49 Конституции РФ, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а все неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу.

Из материалов уголовного дела следует, что осужденная в судебном заседании пояснила о том, что она сама видела, как делали вольер для собаки, как ФИО1 и сварщик летом 2007 года брали решетки с завода, то есть К. лишь высказывала свои суждения, основанные на наблюдении.

Доказательств, которые бесспорно свидетельствовали бы как о ложном, так и о заведомо ложном характере изложенных К. сведений относительно построения ФИО1 вольера с конурой из взятых, но не приобретенных на заводе решеток, в приговоре не приведено и в материалах уголовного дела не содержится.

При таких обстоятельствах, вывод мирового судьи о том, что К. знала о ложности сообщаемых ею сведений, так же как и о том, что распространяемые ею сведения порочат честь и достоинство другого лица, подрывают его репутацию, нельзя признать правильным, в связи с чем приговор мирового судьи подлежит отмене, с прекращением уголовного дела в соответствии п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ за отсутствием в действиях К. состава преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 408, 409, 410 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

надзорное представление заместителя прокурора Пермского края Малышевой Л.Н. удовлетворить.

Приговор мирового судьи судебного участка N 146 Пермского района Пермского края от 9 апреля 2010 года в отношении К. отменить, уголовное дело в отношении К. прекратить в соответствии п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Признать за К. право на реабилитацию.

 

Председательствующий

ВЕЛЬЯНИНОВ В.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь