Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июля 2010 г. N 4г/2-5883/10

 

Судья Московского городского суда Князев А.А., рассмотрев надзорную жалобу истца К.М., поступившую в суд надзорной инстанции 06 июля 2010 года, на решение Мещанского районного суда города Москвы от 29 января 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 06 мая 2010 года по гражданскому делу N 2-1449/10 по иску К.М. к Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации об отмене решения, взыскании выходного пособия,

 

установил:

 

К.М. обратился в суд с иском к Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации об отмене решения, взыскании выходного пособия, ссылаясь на нарушение своих прав по вине ответчика.

Решением Мещанского районного суда города Москвы от 29 января 2010 года в удовлетворении заявленных К.М. исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 06 мая 2010 года решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе истец К.М. ставит вопрос об отмене данных судебных постановлений, считая их незаконными и необоснованными.

Изучив надзорную жалобу, исследовав представленные документы, судья приходит к следующим выводам.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам надзорной жалобы не усматривается.

Из представленных документов следует, что К.М. является судьей в отставке; с 02 августа 1976 года по 07 августа 1984 года К.М. работал членом военного трибунала, помощником председателя военного трибунала и исполнял обязанности военного судьи в -------------- военном округе; в период с -- августа 19-- года по -- марта 19-- года К.М. работал инспектором, старшим инспектором Военной коллегии Верховного Суда СССР и Российской Федерации; приказом Министра обороны Российской Федерации от -- июня 19-- года N -- К.М. уволен с действительной военной службы в запас; приказом Председателя Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от -- июня 19-- года N - К.М. исключен из списков личного состава Военной коллегии, всех видов довольствия и направлен на учет во 2 отдел --------------- города Москвы; на основании приказа Министерства обороны Российской Федерации от -- февраля 19-- года N -- К.М. выплачено единовременное (выходное) пособие в размере двадцати окладов денежного содержания в связи с увольнением с военной службы в запас; с -- марта 19-- года по -- октября 20-- года К.М. работал в должности судьи Московского областного суда; решением Квалификационной коллегии судей Московской области от -- октября 20-- года полномочия судьи К.М. прекращены с - - октября 20-- года в связи с уходом в отставку; при увольнении с должности судьи К.М. выплачено выходное пособие в размере 1 022 787 рублей 35 копеек из расчета -- лет работы в должности судьи; письмом начальника Управления социальной защиты судей и государственных служащих Судебного департамента от -- января 20- года определено, что стаж работы К.М. в должности судьи для выплаты ему выходного пособия составляет -- лет, в связи с чем Главным финансово-экономическим управлением Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации предоставлен на исполнение расчет на доплату К.М. выходного пособия в размере 236 027 рублей 85 копеек, исходя из стажа работы в должности судьи -- лет.

Обратившись в суд с настоящим иском, К.М. исходил из того, что стаж его работы в должности судьи составляет -- года, однако, выходное пособие выплачено ему только за -- лет работы в должности судьи.

Рассматривая данное дело, суд, на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных К.М. исковых требований.

При этом суд исходил из того, что в соответствии со ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" ушедшему или удаленному в отставку судье выплачивается выходное пособие из расчета месячной заработной платы по последней должности за каждый полный год работы судьей, но не менее шестикратного размера месячной заработной платы по оставляемой должности; при этом судье, ранее уходившему или удалявшемуся в отставку, учитывается лишь время работы судьей, прошедшее с момента прекращения последней отставки; согласно п. 3.5 Инструкции о порядке выплаты выходного пособия судьям федеральных судов общей юрисдикции, Федеральных арбитражных судов и мировым судьям, ушедшим или удаленным в отставку, единовременного пособия членам их семей, утвержденной Председателем Верховного Суда Российской Федерации 07 октября 2008 года, Председателем Высшего Арбитражного Суда 09 сентября 2008 года, Генеральным директором Судебного Департамента при Верховном суде Российской Федерации 29 июля 2008 года, ушедшему или удаленному в отставку судье, который ранее увольнялся с военной службы, службы (работы) в органах прокуратуры, внутренних дел, федеральной службы безопасности, налоговой полиции и из других органов на пенсию (в отставку) с выплатой установленного законодательством выходного (единовременного) пособия, при исчислении размера выходного пособия, предусмотренного пунктом 3 статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", единовременного пособия, предусмотренного пунктом 6 статьи 19 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", период работы в указанных органах не учитывается; после увольнения 02 июня 1993 года с военной службы в запас К.М. ранее уже выплачивалось единовременное (выходное) пособие в соответствующем размере; никаких объективных доказательств, могущих свидетельствовать о том, что единовременное (выходное) пособие, выплаченное К.М. в 1993 году, не связано с его увольнением в качестве судьи с военной службы, суду представлено не было; таким образом, стаж работы К.М. в должности судьи для выплаты ему выходного пособия должен быть определен именно в виде -- лет; согласно данного стажа К.М. произведена выплата единовременного (выходного) пособия; каких-либо нарушений прав К.М. со стороны Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации допущено не было; при таких данных, законных оснований для удовлетворения исковых требований К.М. не имеется.

Данный вывод суда является правильным, в решении судом мотивирован и в надзорной жалобе по существу не опровергнут.

Ссылки в надзорной жалобе на то, что при рассмотрении настоящего гражданского дела судом не были учтены разъяснения, изложенные в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности части первой статьи 7 Федерального закона "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации" в редакции Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации в связи с принятием Федерального закона "О противодействии коррупции" в связи с жалобами граждан А. и З. и запросами Железнодорожного районного суда города Новосибирска и Кировского районного суда города Ростова-на-Дону" от 20 апреля 2010 года N 9-П, не могут быть приняты во внимание, поскольку названное Постановление принято Конституционным Судом Российской Федерации уже после принятия судом настоящего судебного решения, и, при этом, содержание решения суда по данному гражданскому делу по существу не противоречит разъяснениям, приведенным в указанном Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года N 9-П, так как в названном Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года N 9-П разъясняются вопросы, относящиеся именно к порядку определения величины стажа работы в качестве судьи, а не обстоятельства, касающиеся вопроса о возможности исчисления выходного пособия судьи без учета ранее выплаченного судье единовременного (выходного) пособия при его увольнении с военной службы; тем самым, вышеуказанное Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года N 9-П применению к спорным правоотношениям не подлежит.

Доводы надзорной жалобы о том, что применение п. 3.5 Инструкции "О порядке выплаты выходного пособия судьям федеральных судов общей юрисдикции, федеральных арбитражных судов и мировым судьям, ушедшим или удаленным в отставку, единовременного пособия членам их семей" при расчете К.М. выходного пособия является неправомерным, так как, по его мнению, влечет за собой снижение гарантий социальной защиты для судьи, носят ошибочный характер, так как вопрос о выплате выходного пособия поставлен К.М. при его уходе с должности судьи в отставку в период действия существующего нормативно-правового регулирования, именно на основании которого К.М. и ставит вопрос о наличии у него права на получение выходного пособия.

Согласно ст. 29 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" в случае почетного ухода (почетного удаления) в отставку судьи военного суда или судьи Военной коллегии с одновременным увольнением с военной службы указанному судье по его выбору выплачивается либо единовременное пособие при увольнении с военной службы, предусмотренное для военнослужащих Федеральным законом, либо выходное пособие, предусмотренное для судей Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"; в случае продолжения военной службы после ухода (удаления) в отставку с должности судьи военнослужащий при увольнении с военной службы имеет право на получение единовременного пособия, предусмотренного для военнослужащих; при этом при исчислении указанного пособия не учитывается период, за который было выплачено выходное пособие, предусмотренное для судей.

Данная возможность альтернативного выбора порядка осуществления денежной выплаты обусловлена двойственным статусом правосубъекта (являющегося одновременно судьей и военнослужащим), обладающего правом на ее получение, и соответствует требованиям принципа равного вознаграждения за равный труд.

Возможность одновременного получения судьей - военнослужащим выходного пособия за работу в должности судьи и единовременного (выходного) пособия при увольнении с военной службы за один и тот же период ни ранее действующим законодательством Российской Федерации, ни существующим законодательством Российской Федерации не предусмотрена, что также и установлено п. 3.5 Инструкции "О порядке выплаты выходного пособия судьям федеральных судов общей юрисдикции, федеральных арбитражных судов и мировым судьям, ушедшим или удаленным в отставку, единовременного пособия членам их семей", в соответствии с которым ушедшему или удаленному в отставку судье, который ранее увольнялся с военной службы, службы (работы) в органах прокуратуры, внутренних дел, федеральной службы безопасности, налоговой полиции и из других органов на пенсию (в отставку) с выплатой установленного законодательством выходного (единовременного) пособия, при исчислении размера выходного пособия, предусмотренного пунктом 3 статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", единовременного пособия, предусмотренного пунктом 6 статьи 19 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", период работы в указанных органах не учитывается.

Таким образом, произведенный расчет выходного пособия, подлежащего к выплате К.М. в связи с прекращением его полномочий в качестве судьи с 16 октября 2009 года, исчислен Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации и не повлек никакого снижения уровня гарантий социальной защиты, подлежащих предоставлению К.М.

Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в порядке надзора. Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в Российской Федерации, иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Доводы надзорной жалобы требованиям принципа правовой определенности не отвечают.

При таких данных, вышеуказанные судебные постановления сомнений в их законности с учетом доводов надзорной жалобы истца К.М. не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для отмены или изменения означенных решения суда и определения судебной коллегии в настоящем случае отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 381, 383 ГПК РФ,

 

определил:

 

В передаче надзорной жалобы истца К.М. на решение Мещанского районного суда города Москвы от 29 января 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 06 мая 2010 года по гражданскому делу N 2-1449/10 по иску К.М. к Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации об отмене решения, взыскании выходного пособия - для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда - отказать.

 

Судья

Московского городского суда

А.А.КНЯЗЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь