Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 июля 2010 г. N 33-10067/2010

 

Судья: Чернявская Т.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Пошурковой Е.В. и Петровой Ю.Ю.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре Б.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 июля 2010 года дело по кассационной жалобе С. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 06 мая 2010 года по гражданскому делу N 2-90/10 по иску С. к Б.С. о защите чести и достоинства, взыскании компенсации морального вреда и возмещении вреда здоровью

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения С. и ее представителя адвоката Малиновского А.Ю., действующего на основании ордера от <...> года, поддержавших доводы жалобы, заключение прокурора, полагавшего решение законным и обоснованным, -

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

С. обратилась в суд с иском к Б.С. о защите чести и достоинства в связи с распространением ответчиком порочащих сведений, взыскании компенсации морального вреда в сумме 2000000 рублей и вреда, причиненного здоровью, а именно затрат на лечение в сумме 10319 рублей.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 06 мая 2010 года в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе истец просит решение отменить, полагая его незаконным и необоснованным.

Выслушав объяснения участников судебного процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Судом установлено, что стороны являются родными братом и сестрой. После смерти отца им по наследству осталась квартира в Санкт-Петербурге по адресу <...> При этом истица получила 2/3 доли квартиры, поскольку квартира была ей завещана отцом, а за ответчиком право на обязательную долю (1/3) в наследстве признал суд. После смерти отца, между сторонами сложились конфликтные отношения в связи с проблемой, касающейся владения, пользования и распоряжения общим имуществом, начались судебные разбирательства, в ходе которых, по мнению истца, ответчик умышленно искажал факты, порочил ее честь и достоинство, причиняя моральные и нравственные страдания. В исковом заявлении истица не просит опровергнуть распространенные ответчиком сведения, которые по ее мнению являются порочащими, а просит возместить моральный вред, причиненный распространением таких сведений, и затраты на лечение, вызванные ухудшением здоровья в связи с противоправными действиями ответчика.

Оценивая указанные истцом высказывания ответчика, содержащиеся в заявлениях ответчика в суд, суд пришел к выводу, что ни одно из них не содержит сведений, порочащих честь и достоинство истицы. При этом суд принял во внимание, что согласно статье 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; ответчик, полагая нарушенными свои права, воспользовался правом на судебную защиту, поскольку после смерти отца стороны не смогли во внесудебном порядке решить вопрос о наследовании.

Суд согласился с доводами ответчика о том, что личные письма ответчика к истцу не являются способом распространения порочащих сведений, даже если изложенные в нем сведения порочат адресата, при этом суд пришел к выводу, что эти письма не носят оскорбительный характер; в письмах поднимаются важные для сторон вопросы, по которым они не смогли прийти к согласию, в связи с чем возможно болезненное восприятие такой переписки истицей, что, однако, не дает оснований для компенсации морального вреда ответчиком, поскольку в его действиях отсутствует противоправность.

Также суд принял во внимание, что истицей не представлено доказательств, подтверждающих причинение ответчиком вреда ее здоровью; оценивая справку Центра психотерапии и практической психологии Э. о том, что на самочувствие истицы негативное влияние оказывает как сам судебный процесс, так и письма ее брата, суд пришел к выводу, что в справке лишь отражено то, что истица субъективно негативно воспринимает указанные обстоятельства; при этом суд учел, что информация врачом получена со слов самой истицы, которая не сообщила врачу об иных обстоятельствах, которые могут отрицательно сказаться на ее самочувствии, вместе с тем в исковом заявлении истица указывает на свою повышенную эмоциональную чувствительность и проблемы со здоровьем дочери.

При таких обстоятельствах, руководствуясь положениями статей 151, 1064, 1085, 1099, 1100 ГК РФ, суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции принято законное и обоснованное решение, полно и правильно установлены обстоятельства, имеющие значения для дела, применены нормы материального права, подлежащие применению, и не допущено нарушений процессуального закона.

Доводы кассационной жалобы в части несогласия с выводами суда, посчитавшего, что в заявлениях ответчика не содержится сведений, порочащих честь и достоинство истицы, не могут быть приняты судебной коллегией. Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина. Однако, высказывания ответчика в обращениях в суд содержат его видение спорной ситуации и отношение к ней.

При этом следует учитывать, что, обращаясь в суд, ответчик реализовал свои конституционные права, доказательств того, что обращение в суд не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением защитить свои права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом, не имеется.

Доводы кассационной жалобы относительно того, что выписка из амбулаторной карты <ООО 1>, копии рецептов лечащего врача, копии чеков на покупку лекарственных препаратов и письменное изложение выступления представителя истца подтверждают наличие причинно-следственной связи между ухудшением здоровья истицы и действиями ответчика, являются необоснованными, поскольку, представленными доказательствами достоверно указанные обстоятельства не подтверждаются.

Не может служить основанием для отмены судебного постановления и то обстоятельство, что суд отказал в допросе свидетелей, поскольку, как следует из пояснений истца в заседании судебной коллегии, указанные свидетели могли подтвердить только особенности характера истицы; однако показания свидетелей по этому вопросу не свидетельствуют о противоправности действий ответчика и причинно-следственной связи между действиями ответчика и ухудшением состояния здоровья истицы, установление чего является необходимым для удовлетворения иска.

То обстоятельство, что в протоколе предварительного судебного заседания от 11.03.2010 года неверно указан предмет иска, сам протокол составлен с нарушением установленного срока, не свидетельствует о незаконности постановленного судом решения.

Таким образом, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а кассационная жалоба, которая не содержит предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции, - оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 06 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь