Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 июля 2010 г. по делу N 33-2428

 

Судья: Поляков Д.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Стяжкина С.Л.,

судей Матушкиной Н.В.,

Шалагиной Л.А.,

при секретаре У.А.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске Удмуртской Республики 26 июля 2010 года дело по кассационной жалобе Ш.Д.Н. на решение Устиновского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 11 июня 2010 года, которым:

удовлетворены исковые требования Ш.О.В., Ш.А.Ю. к Ш.Ю.Н., Ш.Д.Н. о признании права пользования квартирой,

за Ш.О.В. и Ш.А.Ю. признано право пользования квартирой по адресу: <...>.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Шалагиной Л.А., объяснения ответчика Ш.Д.Н. и его представителя Ч.Л.С., действующей на основании устного заявления, поддержавших доводы кассационной жалобы, просивших решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, объяснения истца Ш.О.В., ответчика Ш.А.Н. и его представителя М.В., действующего на основании доверенности от 12.05.2010 года, выданной сроком на три года, возражавших против доводов жалобы, просивших решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу Ш.Д.Н. - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш.О.В., Ш.А.Ю. (далее по тексту - истцы) обратились в суд с иском к Ш.Ю.Н., Ш.Д.Н. (далее по тексту - ответчики) о признании права пользования квартирой, расположенной по адресу: <...> (далее по тексту - спорное жилое помещение), мотивируя свои требования тем, что с 2000 года они проживают в спорном жилом помещении, куда были вселены в качестве членов семьи нанимателя жилого помещения, но были зарегистрированы по месту жительства по другому адресу: <...>.

Решением Устиновского районного суда г. Ижевска от 19.03.2010 года истцы были признаны утратившими право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...>.

Ответчик Ш.Ю.Н. является нанимателем спорного жилого помещения, при вселении в данное жилое помещение ответчики Ш.Ю.Н. и Ш.Д.Н. не возражали против их вселения в данное жилое помещение и постоянного в нем проживания.

Однако, в настоящее время ответчики не дают согласия на регистрацию истцов в спорном жилом помещении, что явилось обстоятельством, послужившим основанием для обращения истцов в суд за защитой своих прав.

Истцы полагали, что приобрели самостоятельное и равное с ответчиками право пользования жилым помещением, поскольку являются членами семьи нанимателя жилого помещения Ш.Ю.Н., так как совместно с ним проживают, добросовестно исполняют обязанности и пользуются правами членов семьи нанимателя жилого помещения, оплачивают жилищно-коммунальные услуги, вносят плату за социальный наем жилого помещения, содержат жилое помещение в исправном состоянии, что свидетельствует о вселении истцов в спорное жилое помещение в качестве членов семьи нанимателя жилого помещения, при этом просили признать за ними право пользования спорным жилым помещением.

Определениями суда от 06.04.2010 года и от 27.04.2010 года к участию в деле в качестве третьих лиц не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора привлечены Администрация г. Ижевска и орган опеки и попечительства Администрации Устиновского района г. Ижевска.

В судебном заседании истцы Ш.О.В., Ш.А.Ю. исковые требования поддержали в полном объеме, обстоятельства, изложенные в исковом заявлении, подтвердили.

Ответчик Ш.Ю.Н. исковые требования признал в полном объеме, обстоятельства, изложенные в исковом заявлении, подтвердил.

Представитель ответчика Ш.Ю.Н. - М.В.В., действующий на основании доверенности от 12.05.2010 года, позицию своего доверителя поддержал в полном объеме.

Ответчик Ш.Д.Н. исковые требования не признал, суду пояснил, что в 2000 году выехал из спорной квартиры, так как жена была беременна и хотела пожить с мамой, после рождения ребенка они стали проситься в спорную квартиру, их туда не пустили, не было места. После смерти отца, они вновь пытались вселиться, но замки были заменены, сейчас у него в квартиру доступа нет.

Представитель ответчика Ш.Д.Н. - Б.О.В., действующая на основании ходатайства, заявленного в соответствии с ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, полагала исковые требования необоснованными, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 70 ЖК РФ вселение должно быть с согласия всех членов семьи, Ш.Д.Н. зарегистрирован в спорной квартире, но истцы его не пускают, ключи не передают.

Представитель третьего лица органа опеки и попечительства Администрации Устиновского района г. Ижевска - М.В.М., действующая на основании доверенности N от <...>, полагала исковые требования подлежащими удовлетворению.

Представитель третьего лица Администрации г. Ижевска в судебное заседание не явился, представил заявление с просьбой рассмотреть дело в отсутствие представителя третьего лица, решение принять по усмотрению суда, в связи с чем в порядке, предусмотренном ст. 167 ГПК РФ, дело рассмотрено в отсутствие неявившихся лиц.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Ш.Д.Н. просит решение суда отменить, направить дело на новое рассмотрение, полагая его незаконным и необоснованным, поскольку в материалах дела не имеется какого-либо письменного доказательства, однозначно выражающего согласие ответчиков Ш.Ю.Н. и Ш.Д.Н. на вселение в спорное жилое помещение истцов, а отсутствие такого согласия является подтверждением несогласия ответчика Ш.Д.Н. на вселение и постоянное проживание истцов в спорной квартире.

В жалобе указано, что истцы не являются членом семьи Ш.Д.Н. по определению, так как не приходятся ему ни супругами, ни детьми, ни родителями, они не вели совместное хозяйство, с момента въезда в квартиру семьи брата Ш.Ю.Н. по настоящее время Ш.Д.Н. желает проживать в квартире, но не может этого себе позволить ввиду препятствий, чинимых проживающими там лицами, ввиду отсутствия жилого помещения для своего проживания и проживания своей семьи Ш.Д.Н. неоднократно предлагал разменять спорную квартиру, однако семья его брата - Ш.Ю.Н. отказывала ему в этом.

В соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ - суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, Судебная коллегия полагает решение подлежащим отмене, ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и как постановленное с нарушением норм материального права.

Судом первой инстанции установлены и подтверждаются материалами дела следующие обстоятельства.

В спорном жилом помещении зарегистрированы Ш.Д.Н. и Ш.Ю.Н., а также несовершеннолетние дочери Ш.Д.Н. - Ш.О. и Ш.М. - с 2007 года, Ш.Е. - с апреля 2010 года.

Нанимателем спорного жилого помещения является Ш.Ю.Н.

Ш.Д.Н. зарегистрирован по месту пребывания на период с 24.12.2007 года по 01.12.2012 года по адресу: <...>. Общая площадь спорного жилого помещения составляет 36 кв. м, жилая площадь - 19,10 кв. м.

За период с 2002 года по февраль 2010 год оплату жилищно-коммунальных услуг производил Ш.Ю.Н.

За период с апреля 2010 года по май 2010 года частичная оплата жилищно-коммунальных услуг произведена ответчиком Ш.Д.Н.

Ш.А.Н. проживает в изолированной комнате спорного жилого помещения, Ш.Ю.Н. и Ш.О.В. - в двух проходных комнатах, факта проживания Ш.Д.Н. с несовершеннолетними детьми в квартире не выявлено.

Решением Устиновского районного суда г. Ижевска от 19.03.2010 года, постановленным по гражданскому делу по иску М.Н.П. к Ш.О.В., Ш.А.Ю. о признании утратившими право пользования жилым помещением, исковые требования М.Н.П. были удовлетворены, Ш.О.В. и Ш.А.Ю. были признаны утратившими право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...>.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что истцы Ш-вы вселены в спорное жилое помещение нанимателем жилого помещения по договору социального найма в качестве членов его семьи и приобрели равные с нанимателем права и обязанности.

Такие выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со статьей 6 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ЖК РФ) - акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие.

Действие акта жилищного законодательства может распространяться на жилищные отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных этим актом.

В жилищных отношениях, возникших до введения в действие акта жилищного законодательства, данный акт применяется к жилищным правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.

Согласно статье 5 Федерального закона от 29.1.2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" - к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие.

Следовательно, при установлении правового статуса истцов и оснований пользования жилым помещением суду следовало руководствоваться законом, действовавшим на момент вселения истцов в жилое помещение (2001 год), то есть положениями Жилищного кодекса РСФСР, которые суд при разрешении спора применил неверно.

В соответствии со статьей 54 ЖК РСФСР - наниматель был вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретали равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53 ЖК РСФСР) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

К членам семьи нанимателя относились супруг нанимателя, их дети и родители. Иные лица могли быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживали совместно с нанимателем и вели с ним общее хозяйство (статья 53 ЖК РСФСР).

Исходя из смысла статей 53 и 54 ЖК РСФСР, юридически значимыми обстоятельствами, имеющими значение для правильного разрешения дела, являются: наличие согласия нанимателя, членов его семьи на вселение истцов Ш-вых в занимаемое жилое помещение, фактическое вселение Ш-вых в жилое помещение и их проживание в данном жилом помещении в качестве членов семьи нанимателя.

Суду первой инстанции следовало учесть, что статья 54 ЖК РФ в части получения письменного согласия нанимателя и всех совершеннолетних членов семьи нанимателя на вселение граждан в занимаемое ими жилое помещение носит императивный характер. Несоблюдение этого требования влечет за собой неприобретение лицом права пользования жилым помещением.

Указанное требование сохранено законодателем и в редакции статьи 70 ЖК РФ, вступившего в законную силу 01 марта 2005 года, которая так же предусматривает необходимость получения нанимателем согласия в письменной форме членов его семьи, в том числе временно отсутствующих членов его семьи, на вселение в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма его супруга, его детей и родителей.

Разрешая спор по существу, суд не принял во внимание те обстоятельства, что Ш.Д.Н. имеет право пользования спорным жилым помещением, данное право им не утрачено и никем не оспорено, что в 2000 году он выехал из квартиры временно к месту жительства матери его жены в связи с беременностью последней, что после рождения ребенка в квартиру уже вселились Ш-вы, которые препятствовали вселению в спорное жилое помещение Ш.Д.Н., его супруги и ребенка.

Суд первой инстанции не учел, что нанимателем на момент вселения Ш-вых в спорное жилое помещение в соответствии с договором социального найма от 29.09.1998 года являлся не Ш.А.Н., а его отец Ш.Н.Г., что вселены в спорное жилое помещение истцы были не как члены семьи нанимателя Ш.Н.Г., а как члены семьи Ш.А.Н., не являвшегося нанимателем спорного жилого помещения, что договор социального найма с Ш.А.Н. как с нанимателем спорного жилого помещения был заключен только 06.10.2005 года, при этом истцы в данный договор социального найма включены не были, а также что ответчик Ш.Д.Н. письменного согласия на вселение Ш-вых в спорную квартиру не давал, что не отрицается ответчиком Ш.А.Н. и истцами Ш-выми.

Поскольку на день рассмотрения спора в суде первой инстанции право пользования ответчика Ш.Д.Н. спорным жилым помещением не утрачено, получение его письменного согласия на вселение кого-либо в спорное жилое помещение являлось обязательным.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия полагает, что истцы вселились в спорное жилое помещение с нарушением требований статей 54 ЖК РСФСР и 70 ЖК РФ, следовательно, их нельзя считать приобретшими право пользования жилым помещением. При отсутствии письменного согласия членов семьи нанимателя на вселение истцов, право пользования спорным жилым помещением не может быть признано за ними и на основании решения суда.

То обстоятельство, что истцы были признаны утратившими право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...> и сняты с регистрационного учета по данному адресу, что они не имеют собственного жилого помещения, при рассмотрении настоящего дела правового значения не имеет.

Факт несения истцами расходов по оплате найма жилого помещения и по оплате коммунальных услуг, факт ведения совместного хозяйства с членами семьи нанимателя спорного жилого помещения, при отсутствии письменного согласия одного из совершеннолетних членов семьи нанимателя на вселение истцов в спорную квартиру, сами по себе не имеют правового значения для рассмотрения и разрешения данного спора и не могут сами по себе совместного хозяйства с нанимателем и членами его семьи, и ходатайства стороны о взыскании расходов на оплату услуг служить самостоятельным основанием для удовлетворения иска.

Поскольку по делу установлены все значимые обстоятельства, им дана оценка, сбор дополнительных доказательств не требуется, Судебная коллегия полагает необходимым принять по делу новое решение, которым исковые требования Ш.О.В. и Ш.А.Ю. о признании права пользования спорным жилым помещением оставить без удовлетворения.

Кроме этого, Судебная коллегия полагает подлежащими исключению из мотивировочной части решения суда вывод о том, что обстоятельства, установленные решением Устиновского районного суда г. Ижевска от 19.03.2010 года имеют преюдициальное значения для разрешения данного спора, так как он не соответствует положениями ст. 62 ГПК РФ, из которой следует, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, они не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Поскольку при разрешении спора между М.Н.П., Ш.О.В., Ш.А.Ю. о признании Ш-вых утратившими право пользования жилым помещением ответчики по настоящему делу - Ш.Д.Н. и Ш.А.Н. участия не принимали, данный вывод суда является ошибочным.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Устиновского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 11 июня 2010 года отменить.

Вынести по делу новое решение, которым исковые требования Ш.О.В., Ш.А.Ю. к Ш.Ю.Н., Ш.Д.Н. о признании права пользования квартирой оставить без удовлетворения.

Кассационную жалобу Ш.Д.Н. - удовлетворить.

 

Председательствующий

СТЯЖКИН С.Л.

 

Судьи

МАТУШКИНА Н.В.

ШАЛАГИНА Л.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь