Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2010 г. N 33-10126

 

Судья Дидык Е.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Белисовой О.В.

судей Смышляевой И.Ю., Параевой В.С.

при секретаре Х.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело N 2-1169/10 по кассационной жалобе П. на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 14 апреля 2010 года по иску П. к ООО "ТД "Сигма" о взыскании неосновательного обогащения, процентов.

Заслушав доклад судьи Белисовой О.В., представителя П. - З., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ООО "ТД "Сигма" - С., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Истица обратилась в суд с иском к ответчику о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование заявленного требования истица указала на то обстоятельство, что 06 мая 2008 года между ней и ответчиком ООО "Торговый Дом "Сигма" был заключен предварительный договор купли-продажи жилого помещения N <...>, в соответствии с которым стороны обязались заключить договор купли-продажи квартиры с временным номером N <...>, расположенной по адресу: <...> в течение 30 дней со дня государственной регистрации права собственности ответчика на указанную квартиру. Стоимость квартиры была определена в размере 102 768 долларов США. Истица внесла на счет ответчика 06 мая 2008 года 493 287 рублей, а также ОАО "Банк" 07 мая 2008 года перечислило ответчику 2 795 289 рублей в соответствии с кредитным договором. Поскольку в указанном договоре предмет соглашения о применении мер обеспечения обязательств не согласован, а переданная ответчику денежная сумма не может являться предварительной оплатой за квартиру, так как основной договор не заключен, при этом в договоре также не определен срок заключения основного договора, поскольку регистрация права собственности на квартиру не является неизбежным событием, основной договор купли-продажи должен быть заключен в годичный срок, который истек 07 мая 2009 года. Истица указывала на то, что обязательства, указанные в договоре, были прекращены 08 мая 2009 года, ввиду чего у ответчика не существовало законных оснований для получения денежных средств истицы, вследствие чего они являются неосновательным обогащением для ответчика.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 14 апреля 2010 года в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе истица в лице своего представителя просит решение суда отменить, ссылаясь на его неправильность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения представителей сторон, судебная коллегия пришла к следующему.

Судом установлено, что 06 мая 2008 года истицей и ответчиком был заключен предварительный договор купли-продажи квартиры, по условиям которого ответчик обязался заключить с истицей в будущем договор купли-продажи квартиры в строящемся жилом доме по строительному адресу: <...>.

Во исполнение условий договора истицей были внесены денежные средства, оговоренные в договоре.

Истица ссылается на отсутствие срока заключения основного договора и истечение годичного срока на его заключение.

В силу статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, то в письменной форме. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора. Обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

Законом не запрещено заключение предварительных договоров купли-продажи в отношении строящихся объектов.

Предварительный договор заключен в письменной форме, отвечающей договору купли-продажи, содержит существенные условия договора купли-продажи, по которым сторонами путем подписания договора достигнуто соглашение, предусматривающее сроки, определяющие срок заключения основного договора. Так, согласно условиям предварительного договора ориентировочный срок окончания строительства дома и ввода его в эксплуатацию определен - 4 квартал 2008 г., ответчик обязался передать истице квартиру по акту приема-передачи в течение 30 дней с момента государственной регистрации права собственности продавца (ответчика) на квартиру заключить основной договор.

В соответствии с пунктом 1.3 договора если на основании постановления Правительства Санкт-Петербурга срок ввода объекта будет изменен, то условия настоящего пункта о сроке окончания строительства автоматически изменяются соответственно.

Как следует из материалов дела и установлено судом, строительство жилого дома по указанному адресу продлено до 23 июня 2010 года в установленном законом порядке.

При таком положении суд правомерно учел совокупность указанных сроков и пришел к обоснованному выводу о том, что срок заключения основного договора не истек к моменту подачи иска и разрешения спора судом.

При изложенных обстоятельствах и с учетом передачи истицей спорной суммы ответчику в рамках договорных отношений судом не установлено оснований для признания полученных ответчиком денежных средств от истицы по заключенному договору неосновательным обогащением, оснований для их возврата ответчиком истице и, соответственно, оснований для удовлетворения иска об их взыскании и взыскании процентов за их пользование, что отвечает требованиям ст. 1102, п. 2 ст. 1107 ГК РФ.

При разрешении спора судом исследованы и получили надлежащую оценку все доводы истицы.

Судебная коллегия полагает возможным учесть то обстоятельство, что 7 июня 2010 года сторонами достигнуто и подписано соглашение о расторжении договора с выплатой истице в срок до 7 августа 2010 года денежной суммы с учетом условий, определенных п. 4.6 договора, что представитель истца в суде кассационной инстанции не оспаривал.

Доводы кассационной жалобы о сроках заключения основного договора и ссылки на ст. ст. 190, 429 ГК РФ сводятся к доводам, которые были заявлены истицей в обоснование иска, являлись предметом исследования суда первой инстанции, были оценены судом, по существу выражают несогласие с судебной оценкой обстоятельств спора и выводами суда, не свидетельствуют о наличии оснований для отмены обжалуемого решения. При разрешении спора судом правильно применены нормы материального права. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела.

Оснований для отмены решения по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьей 361 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 14 апреля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь