Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2010 г. по делу N 33-14554

 

Судья: Романенко Л.Л.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Зубовой Л.И.,

судей Шиян Л.Н. и Беляева Р.В.,

при секретаре Е.,

рассмотрев в г. Красногорске в заседании от 27 июля 2010 года кассационную жалобу Т.М. на решение Ступинского городского суда Московской области от 24 мая 2010 года по делу по иску К. к нему, ИФНС России по г. Ступино, Л. о признании права собственности на комнату; по встречному иску Т.М. к К. о признании недействительным договора дарения комнаты, признании комнаты наследственным имуществом, заслушав доклад судьи Шиян Л.Н., объяснения представителя кассатора адвоката Еряшевой Л.В.,

 

установила:

 

К. обратился в суд с иском о признании за ним права собственности на комнату 4 площадью 14,8 кв. м по адресу: <...>.

Требования мотивирует тем, что 15.06.09 г. Т.С., являясь собственником указанной комнаты, заключил с ним договор дарения в отношении нее, в простой письменной форме. Данный договор и все необходимые документы были сданы для проведения государственной регистрации договора и права собственности в УФРС. Однако, 29.06.09 г. Т.С. скончался, в связи с чем регистрирующим органом было отказано в государственной регистрации права собственности.

Считает, что поскольку регистрация не была произведена по не зависящим от воли дарителя причинам, право собственности на спорную комнату должно быть признано за ним.

Т.М. иск не признал, указал, что является сыном Т.С. - наследником по закону.

Считает, что договор дарения является ничтожной сделкой и не порождает никаких прав для К., поскольку договор дарения считается заключенным только с момента его государственной регистрации, которая в данном случае не состоялась.

Предъявил встречный иск о признании договора дарения недействительным, о включении спорного имущества в состав наследственного имущества после смерти Т.С.

Л. в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом. Дело рассмотрено в его отсутствие.

Представитель ИФНС России по г. Ступино в судебное заседание не явился, представил заявление о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя.

Решением Ступинского городского суда иск К. удовлетворен, встречный иск оставлен без удовлетворения.

Не согласившись с постановленным судом решением, Т.М. обжалует его в кассационном порядке, просит отменить, как незаконное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав кассатора, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что 15.06.09 г. Т.С. заключил с К. в простой письменной форме договор дарения комнаты 4 площадью 14,8 кв. м, расположенной в квартире N 18 в <...> принадлежащей Т.С. на основании договора на передачу жилого помещения в собственность от 21.05.09 г.

Согласно представленной в материалы дела расписке в получении документов УФРС по Московской области, 15.06.09 г. договор дарения и необходимые документы были сданы для проведения государственной регистрации договора и перехода права собственности К. на спорную комнату. Заявитель уведомлен о соответствии представленных документов установленным требованиям.

Из материалов дела следует, что 29.06.09 г. Т.С. умер.

Т.М. и Л. являются наследниками к имуществу Т.С.

14.07.09 г. УФРС по Московской области отказано в государственной регистрации сделки в связи с прекращением правоспособности дарителя.

Признавая за К. право собственности на спорную комнату, и отказывая в удовлетворении встречного иска, суд исходил из того, что при жизни Т.С. выразил желание на совершение сделки по отчуждению принадлежащей ему комнаты, и документы, поданные в УФРС для регистрации данной сделки в установленном порядке, не отзывал. Суд указал, что договор дарения соответствует требованиям ст. 432 ГК РФ.

Применив к спорным правоотношениям аналогию - разъяснения п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения судами Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ", суд удовлетворил иск К.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда, поскольку суд неправильно применил материальный закон, что в силу ст. 363 ГПК РФ влечет отмену решения суда.

Согласно положениям ст. 131 ГК РФ, "право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в ЕГРП".

Согласно положениям п. 3 ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

В соответствии с п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Из материалов дела следует, что указанный договор дарения комнаты не прошел государственную регистрацию, в связи с чем, исходя из вышеприведенных правовых норм, его нельзя считать заключенным, порождающим какие-либо правовые последствия для истца в отношении спорной комнаты.

При этом судебная коллегия отмечает, что при разрешении настоящего спора суд первой инстанции неправильно руководствовался разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 г. "О некоторых вопросах применения судами Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ", поскольку данный акт имеет обязательное значение только для конкретной категории дел - связанных с приватизацией жилого фонда.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене по основаниям, предусмотренным п. 4 ст. 362 ГПК РФ и ст. 363 ГПК РФ.

Поскольку судом установлены все обстоятельства, имеющие значение для дела, судебная коллегия находит возможным вынести по делу новое решение, и отказать К. в удовлетворении его иска.

Судом установлено, что спорная комната принадлежала Т.С. на праве собственности, и, так как договор дарения от 15.06.2009 г. с К. признан судом незаключенным (недействительным), судебная коллегия приходит к выходу о необходимости удовлетворения встречного иска Т.М. и включении спорной комнаты в наследственную массу после смерти Т.С. в соответствии с требованиями п. 2 ст. 218 ГК РФ.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ступинского городского суда Московской области от 24 мая 2010 года отменить, вынести новое решение об отказе в удовлетворении иска К. о признании права собственности на комнату общей площадью 14,8 кв. м по адресу: <...>, и об удовлетворении встречного иска Т.М. о признании договора дарения от 15.06.2010 г. незаключенным (недействительным) и признании комнаты 4 по адресу: <...>, наследственным имуществом после смерти Т.С., наступившей 29 июня 2009 года.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь