Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2010 г. по делу N 33-22446

 

Судья: Грицких Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, в составе:

председательствующего Базьковой Е.М.,

судей Шерстняковой Л.Б. и Дегтеревой О.В.,

при секретаре Ш.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Шерстняковой Л.Б. гражданское дело по кассационной жалобе представителя истца Б. по доверенности К. на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 02.03.2010 года, которым постановлено:

"В удовлетворении иска Б. к Е., отделению по району Гагаринский ОУФМС России по городу Москве в ЮЗАО о признании утратившим право пользования жилым помещением по адресу: <...> в связи с выездом на другое место жительства, признании расторгнутым договора найма жилого помещения, снятии с регистрационного учета - отказать.",

 

установила:

 

Б. обратилась в суд с иском к Е., Отделению УФМС района "Гагаринский" ЮЗАО г. Москвы о признании утратившим право пользования жилым помещением - квартирой N <...>, расположенной по адресу: <...>, признании договора социального найма жилого помещения расторгнутым, об обязать снять Е. с регистрационного учета, мотивируя свои требования тем, что данная квартира была предоставлена ей в качестве служебной в <...> году по ордеру N <...> от <...> года <...> г. она вступила в брак с Е., который в <...> года вселился в спорную квартиру в качестве члена ее семьи и зарегистрировался в ней. <...> г. между ней и ДЖП и ЖФ Правительства Москвы был заключен договор социального найма на занимаемую жилую площадь, которая была предоставлена ей на семью из двух человек, именно истца Б. и ее мужа - ответчика Е. В <...> года фактические брачные отношения между ней и Е. были прекращены, после чего ответчик добровольно выехал из спорного жилого помещения и переехал жить в квартиру своей тети Т., расположенную по адресу: <...>, где проживает до настоящего времени. При выезде из квартиры ответчик забрал свои вещи, отдал ей ключи, с момента выезда обязанностей по оплате жилья и коммунальных услуг не несет, участия в текущем ремонте жилого помещения не принимает, в связи с чем, она считает, что он добровольно отказался от своих прав и обязанностей по договору социального найма, и должен быть признан утратившим право пользования жилым помещением. Также истец указывает, что ответчик Е. прибыл на постоянное место жительства в РФ из Республики Узбекистан после <...> года, автоматически после распада СССР гражданства РФ не приобрел, в связи с чем, ему не может быть предоставлено по договору социального найма жилое помещение.

Истец и ее представитель по доверенности К. в судебном заседании исковые требования поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика по доверенности Т.И. в судебном заседании против удовлетворения иска возражала по доводам письменных отзывов на иск, пояснила, что ответчик вынужден был выехать из квартиры по адресу: <...> в августе <...> года, поскольку истец выгнала его из дома, от своих прав и обязанностей по договору социального найма он не отказывался, коммунальные услуги оплачивает, его выезд носит временный характер.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит представителя истца Б. по доверенности К. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения истца Б. ее представителя по доверенности Р., представителя Е. по доверенности Т.И., считает, что решение судом постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

Материалами дела установлено, что спорное жилое помещение представляет собой однокомнатную муниципальную квартиру N <...>, жилой площадью 18,90 кв. м, общей площадью 37,90 кв. м, расположенную по адресу: <...>. Указанная квартира была предоставлена истцу в качестве служебной в <...> году по ордеру N <...> от <...> года <...> года, как член семьи нанимателя, в ней был зарегистрирован Е.

В соответствии с распоряжением Префекта ЮЗАО г. Москвы от <...> года N <...>, <...> года между Е. и Департаментом муниципального жилья и жилищной политики Правительства Москвы был заключен договор социального найма на квартиру N <...> по адресу: <...> с указанием в качестве члена семьи нанимателя ее мужа Е. В августе <...> года ответчик Е. выехал из спорного жилого помещения на другое место жительства.

Согласно свидетельству о расторжении брака от <...> года, брак между Е. и Е.С. был прекращен <...> года на основании решения Гагаринского межмуниципального суда г. Москвы от <...> года.

В соответствии с ч. ч. 2 и 3 ст. 69 ЖК РФ, члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Они должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения.

Согласно ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым со дня выезда.

Данной правовой нормой предусматривается право нанимателя и членов его семьи (бывших членов семьи) на одностороннее расторжение договора социального найма и определяется момент его расторжения.

Исходя из равенства прав и обязанностей нанимателя и членов его семьи (бывших членов семьи) это установление распространяется на каждого участника договора социального найма жилого помещения. Следовательно, в случае выезда кого-либо из участников договора социального найма жилого помещения в другое место жительства и отказа в одностороннем порядке от исполнения названного договора этот договор в отношении него считается расторгнутым со дня выезда. При этом выехавшее из жилого помещения лицо утрачивает право на него, оставшиеся проживать в жилом помещении лица сохраняют все права и обязанности по договору социального найма.

Ч. 4 ст. 69 ЖК РФ предусмотрено, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

В соответствии ст. 71 ЖК РФ, временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

В пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. N 14 "О некоторых вопросах в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при временном отсутствии нанимателя жилого помещения и (или) членов его семьи, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности по договору социального найма жилого помещения (статья 71 ЖК РФ). Если отсутствие в жилом помещении указанных лиц не носит временного характера, то заинтересованные лица (наймодатель, наниматель, члены семьи нанимателя) вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение на основании части 3 статьи 83 ЖК РФ в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма.

Разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

Из чего следует что, бывший член семьи нанимателя может быть признан утратившим право на проживание в жилом помещении на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ только в том случае, если он выехал на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказался от своих прав и обязанностей, предусмотренных договором социального найма.

Из объяснений истца следует, что еще до расторжения брака в августе 2001 года ответчик добровольно выехал из спорного жилого помещения, вывез свои личные вещи, оставил ей ключи, коммунальные и иные расходы на содержание жилого помещения не несет. Оплату коммунальных платежей Е. стал производить только в декабре 2009 года после предъявления к нему иска в суд о признании утратившим его права пользования жилым помещением.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 и ст. 67 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, тогда как суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств в их совокупности. По ходатайству истца и ее представителя были допрошены свидетели З. и В.

Из показаний свидетеля В. следует, что она является соседкой истца. Ответчик Е. вселился в спорную квартиру в конце 90-х годов, они состояли в браке, прожили вместе 3 - 4 года. Примерно в <...> году он добровольно выехал из квартиры, об этом ей известно со слов истца и самого ответчика, которого она встретила примерно три года назад у подъезда. Он был пьяный, бил в окна, скандалил и угрожал бывшей жене. За квартиру после его выезда платит истец.

Свидетеля З. пояснила, что с истцом они живут рядом, работали вместе, получили служебные квартиры. Ответчик вселился в спорную квартиру в <...> году, проживал вместе с Б. около 4 лет. Потом он стал ее избивать. В <...> году он добровольно выехал из квартиры. По просьбе Б. она присутствовала в то время, когда ответчик уходил из квартиры. Он кричал, что ему ничего не надо, собрал свои вещи и ушел. Из его вещей в квартире остался только старый магнитофон.

Суд правильно оценил показания свидетелей и относится к ним критически, поскольку свидетелю В. то обстоятельство, что ответчик добровольно освободил квартиру, известно стало со слов сторон, в то же время она не отрицала неприязненных отношений между ними.

Показания свидетеля З. противоречат ранее данным ею показаниям по уголовному делу, возбужденному в отношении ответчика Е. по ч. 1 ст. 213 УК РФ, оглашенных в судебном заседании.

Выводы суда относительно показаний свидетелей подтверждаются материалами уголовного дела, исследованными при рассмотрении дела по существу судом I инстанции.

Свидетель со стороны ответчика - Т. подтвердила указанные обстоятельства и показала, что ее племянник Е. проживал по адресу регистрации с женой до августа <...> года. С его слов ей известно, что истец выгнала его из дома, забрала ключи. За вещами он приходил к ней позже, забирал их в присутствии З., часть его вещей осталась в квартире. От своих обязанностей по оплате коммунальных услуг он не отказывался, в конце декабря <...> года она видела у него несколько оплаченных квитанций.

Допрошенная по ходатайству ответчика в качестве свидетеля сестра ответчика - Е.Т. пояснила, что истец в <...> году выгнала ответчика из квартиры, где он зарегистрирован, сменила замки. Их мать приезжала в г. Москву с целью примирить их, но Б. не стала с ними разговаривать.

Проанализировав показания свидетелей, объяснения сторон, материалы уголовного дела суд пришел к правильному выводу о том, что выезд ответчика из спорной квартиры носил вынужденный характер, поскольку имели место личные неприязненные отношениями, возникшие между сторонами, повлекшие за собой расторжение брака и прекращением семейных отношений.

Показания свидетеля А., допрошенного по ходатайству истца, не опровергают факт вынужденного выезда ответчика из квартиры, поскольку свидетель подтвердил наличие неприязненных отношений, сложившихся между сторонами. Так, из показаний свидетеля А. следует, что он работал участковым инспектором ОВД района "Гагаринский", на территории которого находится спорная квартира. Со стороны Б. были неоднократные жалобы на ее супруга Е., который унижал и избивал ее. Когда Б. позвонила ему в очередной раз на опорный пункт, он пришел к ним домой и предупредил Е. о том, что если он не понимает устных предупреждений, к нему будут применяться другие меры. Е. при нем сказал, что уходит из квартиры, и положил ключи на стол. Как он собирал вещи и уезжал он не видел.

Из ответа городской поликлиники N <...> следует, что с <...> г. в поликлинике имеется амбулаторная карта Е., он неоднократно обращался за медицинской помощью в ГП N <...>, последний раз <...> года.

Кроме того, в деле имеются квитанции об оплате ответчиком коммунальных за квартиру N <...>, расположенную по адресу: <...>, за период с мая <...> по декабрь <...> года.

Суд правомерно отказал в удовлетворении иска Б., поскольку нет доказательств, подтверждающих тот факт, что выезд ответчика на другое место жительства носит постоянный характер и что он отказался от обязанностей по договору социального найма жилого помещения. Кроме того, временное отсутствие ответчика по месту его постоянной регистрации само по себе не может свидетельствовать о ненадлежащем осуществлении им своих жилищных прав и обязанностей.

Оценивая доводы истца о том, что ответчик Е. не является гражданином РФ, в связи с чем, в силу ст. 49 ЖК РФ, ему не может быть предоставлено жилое помещение по договору социального найма, суд обоснованно не принял во внимание, поскольку требования заявлены Б. о признании ответчика утратившим право пользования жилым помещением на основании ст. 83 ЖК РФ, т.е. в связи с выездом на другое постоянное место жительства.

Судебная коллегия находит, что судом правильно применен материальный закон, подлежащий применению, установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 67, 196 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы направлены на иную оценку доказательств, не содержат обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда и опровергающих его выводы.

Нарушений норм процессуального закона, которые могли бы служить основанием для отмены решения суда, судом допущено не было.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 193, 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 02.03.2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь