Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2010 г. по делу N 33-6254

 

Судья Аиткулова И.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Бузмаковой О.В., Судей Ворониной Е.И., Валуевой Л.Б., Рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 27 июля 2010 года дело по кассационной жалобе Т.Ш. на решение Бардымского районного

суда Пермского края от 21 июня 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска Т.Ш. к А. о возмещении прямого действительного ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, отказать.

Взыскать с Т.Ш. в бюджет Бардымского муниципального района Пермского края государственную пошлину в размере 5 302,46 руб.

Изучив дело, заслушав доклад судьи Бузмаковой О.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Т.Ш. обратился в суд с иском к А. о взыскании в его пользу 210 246 рублей в счет возмещения прямого действительного ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей; о взыскании расходов по госпошлине в сумме 5 302 рубля 46 копеек.

Заявленные требования мотивировал тем, что 28.01.2002 года между истцом, являющимся индивидуальным предпринимателем, и ответчиком А. на неопределенный срок были заключены трудовой договор и трудовое соглашение, в соответствии с которыми последняя принята на работу в "должность" в указанный магазин. В своей трудовой деятельности А. подчинялась непосредственно истцу.

Условиями трудового договора, трудового соглашения от 28.01.2002 года была предусмотрена ответственность А. за: невыполнение, ненадлежащее исполнение своих трудовых функциональных обязанностей; недостоверную информацию о состоянии дел на торговой точке, невыполнение плановых или порученных заданий, нарушение сроков их исполнения; нарушение правил и положений, регламентирующих финансово-хозяйственную деятельность фирмы, в т.ч. разглашение коммерческой тайны; не обеспечение сохранности вверенных материальных ценностей (в случае не обеспечения сохранности вверенных материальных ценностей определение размера ущерба и его возмещение производится в соответствии с действующим законодательством РФ).

Выполнение обязанностей по обслуживанию материальных ценностей являлось основной трудовой функцией работника А. Согласно действующему законодательству с ответчиком А. мог быть заключен договор о полной материальной ответственности, о чем она знала и от подписания которого отказалась со ссылкой на то, что ее материальная ответственность подтверждена трудовым договором, трудовым соглашением заключенными 28.01.2002 года.

28.01.2002 года при подписании трудового договора, трудового соглашения под отчет А. были переданы товарно-материальные ценности на общую сумму 210 246 руб. 00 коп. Данные товарно-материальные ценности впоследствии в результате противоправного поведения были утрачены ответчиком А.

Так в период работы с 28.01.2002 года по 13.12.2006 года ответчик, являясь работником непосредственно обслуживающим денежные, товарные ценности (осуществлявшим их прием, хранение, распределение и т.п.), совершила виновные действия, которые дали истцу основание для утраты к ней доверия, а именно: допустила злоупотребление и халатное отношение к своим трудовым обязанностям; утратила товарно-материальные ценности; осуществляла выдачу денежных сумм без соответствующего оформления, использовала вверенные ценности в личных целях и др.

Виновное нарушение А. трудовых обязанностей носило систематический характер и являлось грубым. 13.12.2006 года А. была уволена истцом по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за совершение виновных действий как работник, непосредственно обслуживающий денежные, товарные материальные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Приговором Бардымского районного суда Пермского края от 20.03.2009 года А. оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2. ст. 160 УК РФ, на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с не установлением события преступления; кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 23.04.2009 года приговор оставлен без изменения; в удовлетворении надзорных жалоб отказано.

В указанных судебных постановлениях был рассмотрен период с 20.01.2006 года по 13.12.2006 года. В связи с этим, в последующем при рассмотрении дела о гражданско-правовых последствиях действий А. (в отношении которой был вынесен приговор суда) истцу было отказано в возмещении вреда (решение Бардымского районного суда Пермского края от 24.11.2009 по делу N 11-01-09).

Доказательства того, что ответчику А. 28.01.2002 года вверялись материальные ценности на сумму 210 246 руб. 00 коп., судом в процессе рассмотрения дела не исследовались, т.к. разрешался вопрос о возмещении ущерба, причиненного преступлением, и в том объеме ущерба, который был предметом рассмотрения в уголовном деле.

Таким образом, факты совершения ответчиком А. виновных действий в период с 28.01.2002 г., утраты товарно-материальных ценностей на сумму 210 246 руб. 00 коп. (переданных под отчет 28.01.2002 г.) судом не рассматривались, вопрос о возмещении истцу данного ущерба не разрешался.

По уголовному делу в отношении А., Пермской лабораторией судебной экспертизы была проведена судебно-бухгалтерская экспертиза. На исследование были представлены сличительные ведомости (по результатам двухсторонней сверки всех документов по приходу и расходу товарно-материальных ценностей, находящихся в подотчете А.) по состоянию на 15.12.2003 г., 12.01.2005 г., 20.01.2006 г., 13.12.2006 г. Инвентаризационная опись товарно-материальных ценностей от 28.01.2002 г. на сумму 210 246 руб. 00 коп. предметом анализа не являлась.

В соответствии с п. 5.2.4 трудового договора от 28.01.2002 г. А. несла материальную ответственность за сохранность вверенных ей для продажи и работы имущества, материальных ценностей и денежных средств; в соответствии с трудовым соглашением от 28.01.2002 г. приняла на себя ответственность за обеспечение сохранности вверенных материальных ценностей и корреспондирующие данной ответственности обязанности. В нарушение обязанностей, регламентированных трудовым договором, трудовым соглашением от 28.01.2002 г., ответчик А. не только не осуществляла операции по приему, учету, выдаче и хранению денежных средств (товарно-материальных ценностей) с обязательным соблюдением правил, обеспечивающих их сохранность, но и не обеспечила сохранность вверенных ей под отчет для последующей продажи товарно-материальных ценностей на общую сумму 210 246 руб. 00 коп.

Считает, что он имеет право на возмещение прямого действительного ущерба, причиненного ему как работодателю А., в соответствии со ст. 243, 244 ТК РФ.

В судебном заседании истец Т.Ш. исковые требования поддержал. Представитель истца - Т.Н. исковые требования поддержала. Ответчик А. в судебном заседании не присутствовала, ее представитель - З. с иском не согласился.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе истец Т.Ш., указывая, что с решением он не согласен, поскольку оно является незаконным и необоснованным. В приговоре от 20.03.2009 г. суд по неизвестной ему причине допустил грубую арифметическую ошибку в расчете, в результате А. была оправдана. Поводом оправдания послужило исключение из подотчета А. принятых ею товаров по описи на сумму 210 246 рублей. Им были представлены суду все документы, подтверждающие то обстоятельство, что А. были приняты в подотчет товары на сумму 210 246 рублей. Однако суд необоснованно не принял во внимание его доводы, заявленные в обоснование исковых требований, а также доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которые ссылался истец.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда по доводам, изложенным в кассационной жалобе.

Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

В соответствии со ст. 242 ТК РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В силу ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях:

1. когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;

2. недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу;

3. умышленного причинения ущерба;

4. причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

1. причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

2. причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;

3. разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами;

4. причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Судом установлено, что 28.01.2002 года между ИП Т.Ш. (работодатель) и А. (работник) был заключен трудовой договор с ФИО9, согласно которому работник назначается, принимается на работу в качестве ФИО10 на торговой точке предприятия работодателя на неопределенный срок. В силу п. 5.2.5 трудового договора работник несет материальную ответственность за сохранность вверенных ему для продажи и работы имущества, материальных ценностей и денежных средств (л.д. 8-10). Кроме того, в этот же день между сторонами был заключен договор (трудовое соглашение), по условиям которого ИП Т.Ш. поручает, а А. принимает на себя обязательства выполнять работы по хранению и реализации товаров. При этом А. принимает на себя ответственность за обеспечение сохранности вверенных ей ИП Т.Ш. материальных ценностей (л.д. 11).

Договор о полной индивидуальной материальной ответственности с А. не заключался.

Согласно акта ревизии от 28 января 2002 года А. приняла товар на сумму 210 246 руб. (л.д. 13-17).

Приговорами Бардымского районного суда от 7 февраля 2007 года (л.д. 280-283 уг. дела том 1) и от 17 мая 2007 года (л.д. 64-68 уг. дела том 2) А. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 160 УК РФ, ей назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 20.03.2007 года приговор Бардымского районного суда Пермского края от 07.02.2007 года в отношении А. отменен, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд (л.д. 302 уг. дела том 1).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 23.08.2007 года приговор Бардымского районного суда Пермского края от 17.05.2007 года в отношении А. оставлен без изменения, кассационная жалоба осужденной - без удовлетворения (л.д. 88 уг. дела том 2).

Постановлением Президиума Пермского краевого суда от 23.05.2008 года удовлетворена надзорная жалоба осужденной А. Приговор Бардымского районного суда Пермского края от 17 мая 2007 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 23.08.2007 года в отношении А. отменены. Уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в Бардымский районный суд Пермского края (л.д. 105-106 уг. дела том 2).

Приговором Бардымского районного суда от 20 марта 2009 года А. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 160 УК РФ была оправдана в связи с неустановлением события преступления (л.д. 221-224 уг. дела том 2).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 23.04.2009 года приговор Бардымского районного суда Пермского края от 20 марта 2009 года в отношении А. оставлен без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Сакаева А.Г. и кассационная жалоба потерпевшего Т.Ш. - без удовлетворения.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований Т.Ш., суд пришел к законному и обоснованному выводу о том, что оснований для возложения на ответчика А. материальной ответственности по возмещению ущерба в сумме 210 246 рублей не имеется, поскольку истцом не доказан факт причинения ему ущерба на указанную сумму со стороны А. Не представлены истцом и доказательства о том, что А. были утрачены переданные ей истцом товарно-материальные ценности на указанную сумму в результате противоправного поведения. Ст. 56 ГПК РФ, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, судом истцу разъяснялась.

Суд первой инстанции полно и объективно исследовал материалы дела, правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно установил фактические обстоятельства, верно применил материальный закон, нарушений требований процессуального законодательства, которые могли бы привести к неправильному разрешению спора, судом не допущено. Совокупности собранных по делу доказательств - объяснениям сторон, письменным доказательствам - судом дана надлежащая оценка, выводы суда, положенные в основу решения, должным образом мотивированы.

В частности, суд правильно исходил из того, что собранные по делу доказательства в их совокупности не позволяют установить факт недостачи.

Из пояснений истца следует, что после принятия А. при поступлении на работу товара на сумму 210 246 рублей, далее ежегодные промежуточные ревизии он в магазине не проводил, составлялись сличительные ведомости, так как фактов хищения со стороны А. тогда не было, недостача была выявлена только в 2006 году, после этого была проведена ревизия.

По уголовному делу проводилась бухгалтерская экспертиза. Оценка заключения эксперта судом произведена с учетом имеющихся в деле первичных учетных документов, документов оперативного учета, показаний истца Т.Ш.

Согласно заключению эксперта N 19/51-1 от 10 февраля 2009 года (л.д. 133-162 уг. дела том 2) установить сумму отклонения в остатках (излишки, недостача) товарно-материальных ценностей (ТМЦ), наличных денежных средств в магазине по ул. Советская, 12 с. Сараши у ИП Т.Ш. по подотчетному лицу А. за период с 28.01.2002 года по 19.12.2006 года на момент проведения ревизии (19.12.2006 года) методами судебно-бухгалтерской экспертизы не представляется возможным по причине отсутствия инвентаризационной описи ТМЦ на 28.01.2002 года (не представлена на исследование), а так же промежуточных инвентаризационных описей.

Возможность установления недостачи, как указывается в заключении эксперта, зависит не только от наличия инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей, переданных А. при поступлении на работу, но и от наличия промежуточных инвентаризационных описей товарно-материальных ценностей и наличных денежных средств. Такие документы по делу отсутствуют.

Из материалов уголовного дела следует, что обвинение А. было предъявлено за период с 20 января 2006 года по 19 декабря 2006 года. Согласно приговору суда от 20.03.2009 года, судом сделан вывод о неустановлении факта недостачи за весь период работы А. с 28 января 2002 года по 19 декабря 2006 года. Экспертиза по уголовному делу также проводилась за период с 28 января 2002 года по 19 декабря 2006 года. Экспертизой установлено, что за период с 28 января 2002 года по 19 декабря 2006 года ИП Т.Ш. снятие фактических остатков товарно-материальный ценностей не производил, промежуточные инвентаризационные описи на исследование также не представлены. В связи с этим эксперт констатирует отсутствие надлежащего контроля со стороны самого предпринимателя за своевременным и полным составлением отчетных документов подотчетным лицом А., а также контроля фактического наличия товарных ценностей путем проведения периодических инвентаризаций ТМЦ.

С учетом изложенного, суд первой инстанции правильно не принял во внимание доводы истца о том, что при рассмотрении уголовного дела рассматривался лишь период с 20 января 2006 года по 19 декабря 2006 года, т.к. судом в приговоре сделан вывод о неустановлении факта недостачи за весь период работы А. с 28 января 2002 года по 19 декабря 2006 года. К тому же сам Т.Ш. пояснял, что до 2006 года фактов недостачи не было.

Доводы кассационной жалобы истца не являются основанием к отмене решения суда, поскольку не свидетельствуют о его незаконности.

Ссылка истца на наличие в приговоре суда от 20.03.2009 года арифметической ошибки в расчете, не может быть принята во внимание, поскольку законность указанного приговора проверена в кассационном и надзорном порядке, приговор вступил в законную силу. Доводы о наличии в приговоре ошибок в расчете суда, приводились Т.Ш. и в кассационной жалобе на приговор, однако судебной коллегией по уголовным делам Пермского краевого суда были отвергнуты. В определении от 23.04.2009 года судебная коллегия указала, что приведенные в приговоре расчеты по установлению размера недостачи за весь период работы А. (с 28 января 2002 года по 19 декабря 2006 года), основаны на данных содержащихся в заключении эксперта и документах оперативного учета. Доводы, содержащиеся в жалобе потерпевшего о неправильности этих расчетов, являются несостоятельными.

Доводы истца о том, что им были представлены суду все документы, подтверждающие то обстоятельство, что А. были приняты в подотчет товары на сумму 210 246 рублей, на выводы суда не влияют, поскольку сам по себе факт принятия в подотчет товаров на указанную сумму не свидетельствует о наличии недостачи.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Ссылаясь на незаконность решения и несоответствие выводов суда материалам дела, истец, по существу, настаивает на переоценке представленных в материалах дела доказательств. Принимая во внимание вышеизложенное, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется. Доводы, приведенные в кассационной жалобе, не свидетельствуют о неправильности постановленного судом решения.

Руководствуясь ст. 193, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Кассационную жалобу Т.Ш. на решение Бардымского районного суда Пермского края от 21 июня 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь