Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2010 г. по делу N 33-6257

 

Судья Петрова Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Бузмаковой О.В.,

Судей Валуевой Л.Б., Ворониной Е.И.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Перми 27 июля 2010 г. гражданское дело по

кассационной жалобе М. на решение Березниковского

городского суда Пермского края от 07 июня 2010 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований М. к Муниципальному дошкольному образовательному учреждению "Детский сад N <...>" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказать."

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Валуевой Л.Б., заключение прокурора Вохмяниной Ю.М. об оставлении решения суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. обратилась в суд с иском к МДОУ "Детский сад N <...>" о восстановлении на работе в должности профессия, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с 23.03.2010 г. по день восстановления на работе 07.06.2010 г. в сумме 10.668 руб. 34 коп., компенсации морального вреда в размере 5.000 руб., судебных расходов по оплате услуг представителя в сумме 5.000 руб.

Заявленные требования мотивировала следующим: с 19.05.2004 г. она работала в МДОУ "Детский сад N <...> в должности профессия, 16.06.2008 г. была переведена на должность профессия. На основании приказа от 23.03.2010 г. она была уволена с 19.03.2010 г. по п.п. "а" н. 6 ст. 81 ТК РФ за совершенный прогул 22.03.2010 г. Считает увольнение незаконным, поскольку 19.03.2010 г. и.о. заведующей Ш.П. сообщила ей и другим воспитателям, что пока они не пройдут медицинскую комиссию (гинеколога), к работе допущены не будут. Пройти прием у гинеколога 22.03.2010 г. она не могла, так как ее гинеколог принимал во вторник, т.е. 23.03.2010 г., о чем сообщила Ш.П., которая сказала, что в этом случае не допустит ее до работы. 22.03.2010 г. истица не вышла на работу, 23.03.2010 г. в 8.30 часов прошла гинеколога и к 9.00 часам явилась на работу с результатами медицинского осмотра. И.о. заведующей Ш.П. сообщила ей, что она уволена за прогул, не выслушав ее объяснений.

В судебном заседании М. на исковых требованиях настаивала и пояснила, что медицинский осмотр все сотрудники МДОУ "Детский сад N <...>" должны были пройти в январе 2010 года. Все сотрудники МДОУ "Детский сад N <...>" медицинский осмотр проходили в ГУЗ "Краевой кожно-венерологический диспансер N <...>" в кабинете N <...>, а истица по своей инициативе в кабинете N <...>. Не отрицает, что выйдя на работу 23.03.2010 г., она отказалась дать объяснения по поводу своего прогула 22.03.2010 г. Впервые объяснение она дала 12.04.2010 г. Указала, что с приказом об увольнении ее ознакомили в 14.45 часов 23.03.2010 г., в это же время вручили трудовую книжку. Полагает, что 23.03.2010 г. она работала полный рабочий день, поскольку придя в 9.00 часов на работу, она приступила к своим обязанностям, в 11.00 часов ходила на прогулку с детьми, накормила детей обедом, полдником и ужином. Не отрицает, что к работе 23.03.2010 г. ее никто не допускал, после получения трудовой книжки она добровольно оставалась в детском саду.

Представитель истца - адвокат Кивелева К.М. исковые требования поддержала в полном объеме.

Представитель ответчика Д., действующая на основании доверенности от 26.04.2010 г., иск не признала и пояснила, что работники детских дошкольных учреждений города Березники проходят медицинский осмотр в ГУЗ "Краевой кожно-венерологический диспансер N <...>" г. Березники. По графику работники детского сада N <...> прошли медицинский осмотр в январе 2010 года. У работника М. срок прохождения медицинского осмотра истек в январе 2010 года, поскольку последний медосмотр она проходила в июне 2009 года. 12.02.2010 г. и 15.03.2010 г. от медицинской сестры детского сада П. на имя и.о. заведующей детским садом N <...> Ш.П. поступили докладные со списком работников, не прошедших медицинский осмотр. В соответствии с пунктом 2.15.1. санитарно-эпидемиологических правил и нормативов, утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача РФ к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных учреждений (СанПиН 2.4.1.1249-03) работники, уклоняющиеся от медосмотров, к работе не допускаются. 15.03.2010 г. на основании докладной старшей мед. сестры К. и.о. заведующей Ш.П. был издан приказ N 26 о продлении срока проведения медицинского осмотра. 19.03.2010 г. и.о. заведующей повторно устно предупредила работников, в том числе и истицу, об обязательности прохождения медосмотра, и в случае невыполнения требований СанПиНов, о применении крайних мер - отстранении от работы с составлением акта об отстранении от работы. 22.03.2010 г. от старшей медицинской сестры вновь поступила докладная, кто не прошел медосмотр, в том числе и работник М. (всего 3 человека). 22.03.2010 г. М. на работу не вышла. 23.03.2010 г. М. пришла на работу в 9.40-9.55 час., ей было предложено предоставить письменные объяснения по факту отсутствия на работе 22.03.2010 г, однако истица объяснительную предоставить отказалась, о чем был составлен акт. 23.03.2010 г. и.о. заведующей детским садом был подписан приказ от 23.03.2010 г. N 19-к об увольнении М. Истица была ознакомлена устно с приказом, подписывать его отказалась, о чем был составлен акт. В этот же день истцу была выдана трудовая книжка, расписаться в журнале выдачи трудовых книжек она также отказалась, о чем был составлен соответствующий акт. По мнению ответчика уважительных причин отсутствия на рабочем месте истцом представлено не было, день 22.03.2010 г. истица использовала для личных целей. Считает, что 23.03.2010 г. М. не работала полный рабочий день, поскольку на работу она пришла только в 9.40-9.50 часов, все приготовления к завтраку и уборку после завтрака в группе N <...>, где работала М. проводила помощник воспитателя Л. С 10.00 часов до 11.00 часов М. дважды приходила к и.о. заведующей детским садом: первый раз для выяснения причин отсутствия на рабочем месте 22.03.2010 г., второй раз, когда ей сообщили о том, что она уволена.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого просит в кассационных жалобах истица. Суд не учел, что она отсутствовала на рабочем месте 22.03.2010 г. по уважительной причине, поскольку 19 марта и.о. заведующей детсада N <...> Ш.П. сообщила истице, что не допустит ее до работы 22.03.2010 г., пока та не пройдет мед. осмотр. Поскольку истица не могла пройти медосмотр к 22 марта 2010 г., то не вышла на работу, зная, что к работе допущена не будет. По мнению истицы суд неосновательно отверг ее довод о том, что 23 марта 2010 г. она работала полный рабочий день, что подтверждается показаниями свидетелей Ф., П., Л., П1., Е., С., Не доверять показаниями данных свидетелей у суда оснований не имелось. С приказом об увольнении истицу ознакомили в 14.45 час., в это же время вручили трудовую книжку, после чего истица решила по своему желанию доработать до конца рабочей смены. Положив в основу решения показания свидетелей Ш. и Б., суд не учел необходимость критического к ним отношения. Показания данных свидетелей не согласуются между собой, противоречат акту об отказе М. подписать приказ об увольнении, акту об отказе М. предоставить письменную объяснительную, которые составлены ровно в 11 час., а также акту об отказе М. от подписи в журнале выдачи трудовой книжки, составленному в 13.30 час. Отказав представителю истицы в приобщении к материалам дела благодарственных писем за добросовестный труд, суд не учел разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 о необходимости учета обстоятельств, при которых совершен проступок и предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Суд не принял во внимание нарушения трудового законодательства при увольнении истицы, в частности, ст. 193 ТК РФ. Приказ об увольнении следует считать незаконным по следующим основаниям: из приказа от 23 марта 2010 г. следует, что он издан по Унифицированной форме N Т-1, утвержденной Постановлением Госкомстата РФ от 05.01.2004 г., код 0301001, однако данный форме соответствует приказ о приеме на работу. Приказу об увольнении соответствует Унифицированная форма N Т-8, утвержденная Постановлением Госкомстата РФ от 05.01.2004 г., код 0301006. Суд также не учел, что согласно ст. 84.1 ТК РФ днем прекращения трудового договора является последний день работы. Указание в приказе об увольнении истицы от 23 марта на увольнение с 19 марта является грубым нарушением трудового законодательства; в приказе отсутствуют сведения об отказе М. ознакомиться с ним под роспись. Свидетель Ф. суду пояснила, что Ш.П. показывала ей приказ об отстранении истицы от работы. В связи со сменой заведующей МДО "Детский сад N <...>" были обнаружены приказ N 26 от 15.03.2010 г. о не допуске 22 марта сотрудников, не прошедших медосмотр, а также приказ N 28 от 19.03.2010 г. о не допуске М. до работы, о которых Ш.П. и Д. пояснили, что они не существуют.

Проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Совокупности собранных по делу доказательств судом дана надлежащая правовая оценка, обстоятельства дела установлены верно, материальный закон применен правильно. нарушений в применении норм процессуального права не допущено.

Согласно статье 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор: увольнение по соответствующим основаниям.

Подпункт "а" пункта 6 статьи 81 ТК РФ предусматривает возможность расторжения трудового договора в случае прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности). Судом первой инстанции были установлены следующие обстоятельства дела: С 19.05.2004 г. истица работала МДОУ "Детский сад N <...>" в должности профессия, 16.06.2008 г. была переведена на должность профессия, что подтверждается копией трудовой книжки, трудовым договором.

На основании приказа N 19-к от 23.03.2010 г. М. уволена с 19.03.2010 г. в связи с однократным грубым нарушением трудовых обязанностей - прогулом 22.03.2010 года.

Согласно табелю учета рабочего времени, докладной старшей медицинской сестры П.Е., акту об отсутствии работника 22.03.2010 г. М. не вышла на работу, 23.03.2010 г. у М. было затребовано письменное объяснение, однако истица от дачи объяснений отказалась, что подтверждается актом от 23.03.2010 г. и не оспаривается самой истицей. Письменное объяснение было дано истицей лишь 12.04.2010 г. То обстоятельство, что 22 марта 2010 г. М. на работу не вышла, истицей не оспаривалось.

Отвергая доводы истицы о наличии уважительной причины невыхода на работу 22 марта 2010 г., заключающейся в устном сообщении и.о. заведующей детским садом N <...> об отстранении от работы по причине отсутствия результатов медицинского осмотра, суд исходил из того, что медицинский осмотр истица должна была пройти в январе 2010 года, письменный приказ о не допуске истицы к работе 22.03.2010 г. работодателем не издавался. Суд также отверг доводы истицы о том, что 23.03.2010 г. она работала полный рабочий день, указав, что факт нахождения в помещении детского сада не свидетельствует об исполнении истицей трудовых обязанностей, поскольку даже после получения трудовой книжки истица оставалась в детском саду.

Довод представителя истца о нарушении ответчиком порядка применения дисциплинарного взыскания, выразившегося в том, что М. не было предоставлено 2 дня для дачи объяснений по поводу прогула, суд счел несостоятельным, сославшись на положение ч. 2 ст. 193 ТК РФ, согласно которому отсутствие объяснения работника не препятствует применению дисциплинарного взыскания. В данном случае письменное объяснение было затребовано работодателем 23.03.2010 г. однако М. отказалась от реализации своего права на представление объяснений, дисциплинарное взыскание в виде увольнения применено ответчиком с учетом обстоятельств совершенного истцом проступка, т.е. наказание в виде увольнения соразмерно совершенному проступку. Выводы суда являются обоснованными и мотивированными.

Доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку не свидетельствуют о неправильности постановленного решения.

Довод жалобы о наличии уважительных причин невыхода на работу 22 марта 2010 г., аналогичный доводам истицы при рассмотрении спора по существу, проверялся судом и получил надлежащую правовую оценку в обжалуемом решении. Приказ об отстранении либо недопуске истицы до работы работодателем не издавался, следовательно, истица, подчиняясь внутреннему трудовому распорядку и соблюдая условия трудового договора, была обязана выйти на работу 22 марта 2010 г. Кроме того, суд правильно учитывал, что медицинский осмотр истица должна была пройти еще в январе 2010 года, что является обязательным условием возможности исполнения ею трудовых обязанностей. Невыполнение работником указанной обязанности, обоснованное требование и.о. заведующей детским садом пройти медосмотр и сообщение работнику, что в случае его не прохождения он может быть отстранен от работы, не могут рассматриваться как уважительная причина невыхода на работу.

Довод жалобы об обнаружении приказов об отстранении М. от работы 22 марта 2010 г. не свидетельствует о неправильности решения суда, поскольку такой приказ до сведения работника в установленной форме не доводился.

Довод кассационной жалобы о необоснованности увольнения с 19 марта 2010 г. не может быть принят во внимание. Согласно ст. 84.1 ТК РФ днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал. В данном случае последним днем работы истицы явилось именно 19 марта 2010 года. Доказательств выполнения трудовых обязанностей полный рабочий день 23 марта 2010 года истица не представила, трудовую книжку получила в 14 час. 45 минут, однако оставалась в помещении детсада до 18 часов, при этом выполнять обязанности воспитателя уже не могла, трудовой договор с ней был прекращен. Как правильно указал суд, нахождение в помещении детского сада само по себе еще не свидетельствует об исполнении работником своей трудовой функции.

Довод жалобы о нарушении работодателем процедуры увольнения не состоятелен, поскольку истица сама отказалась от дачи объяснений по факту прогула, что ею не оспаривалось Такое право ей работодателем предоставлялось.

Вывод суда о соразмерности дисциплинарного взыскания тяжести совершенного проступка правомерен.

Довод жалобы о несоответствии приказа Унифицированной форме, утверждаемой Госкомстатом РФ. не состоятелен, поскольку это обстоятельство не имеет значения для проверки законности и обоснованности увольнения истицы.

Кассационная жалоба не содержит ссылок на обстоятельства, которые свидетельствовали бы о неправильности постановленного решения и повлекли бы его отмену.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу М. на решение Березниковского городского суда Пермского края от 07 июня 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь