Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 июля 2010 г. по делу N 44-а-722

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда А.И.Бестолков, рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе Б. представляющего интересы М. на постановление мирового судьи судебного участка N 12 Индустриального района г. Перми от 18.02.2010 года и решение Индустриального районного суда г. Перми от 29 марта 2010 года,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 12 Индустриального района г. Перми от 18.02.2010 года М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 5 (пять) месяцев, (л.д. 25-26).

Решением судьи Индустриального районного суда г. Перми от 29 марта 2010 года постановление мирового судьи судебного участка N 12 Индустриального района г. Перми от 18.02.2010 года о признании М. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и назначении наказания в виде лишения права управления транспортным средством сроком на пять месяцев оставлено без изменения, жалоба М. - без удовлетворения, (л.д. 44-45).

В надзорной жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 04.06.2010 г., Б. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, считает, что они незаконны и необоснованны.

Дело об административном правонарушении было истребовано 08 июня 2010 года и поступило в Пермский краевой суд 29.06.2010 года.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, оснований для отмены постановления мирового судьи судебного участка N 12 Индустриального района г. Перми от 18.02.2010 года и решения Индустриального районного суда г. Перми от 29 марта 2010 года не нахожу.

В соответствии с ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 ст. 12.15 КоАП РФ, - влечет лишение права управления транспортным средствами на срок от четырех до шести месяцев.

Согласно п. 1.3 Правил дорожного движения РФ участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами.

Для квалификации действий водителя по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ необходимо установить три обстоятельства, во-первых, что водитель выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, во-вторых, что такой выезд запрещен Правилами дорожного движения, в-третьих, что такой выезд не был связан с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия.

Мировым судьей установлено, что ДАТА в 13 часов на 415 км от а/д М7 Волга АДРЕС водитель М. управлял автомашиной "МАРКИ", государственный регистрационный НОМЕР, совершил обгон попутного транспортного средства, выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен", чем нарушил п. 1.3 ПДД РФ, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Вина в совершении правонарушения подтверждается протоколом об административном правонарушении от 18.02.2010 г. (л.д. 2), схемой административного правонарушения (л.д. 3), объяснениями свидетеля-очевидца ФИО1, рапортом сотрудника ГИБДД (л.д. 4).

Оснований не доверять исследованным в судебном заседании доказательствам у судов не имелось, так как они с точки зрения относимости, допустимости, достоверности соответствуют положениям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В силу ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса, либо если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 29.7 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении выясняется, извещены ли участники производства по делу в установленном порядке, выясняются причины неявки участников производства по делу и принимается решение о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц либо об отложении рассмотрении дела.

Доводы надзорной жалобы о ненадлежащем извещении М. о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении, а также о необоснованном рассмотрении дела мировым судьей в его отсутствие нельзя признать обоснованными. Как следует из материалов дела, М. присутствовал в судебном заседании 03.02.2010 г. После удовлетворения его ходатайства о запросе дислокации дорожных знаков, рассмотрение дела было отложено на 18 февраля 2010 г. с одновременным его извещением, о чем свидетельствует расписка (л.д. 18).

В случае невозможности явиться в указанное время к мировому судье М. не был лишен возможности направить ходатайство об отложении рассмотрения дела с указанием уважительности причин, чего им сделано не было. При таких обстоятельствах при отсутствии ходатайства об отложении рассмотрения данного дела об административном правонарушении, принятое мировым судьей решение о рассмотрении дела по существу в отсутствие М. является обоснованным.

Довод жалобы о том, что мировым судьей не было рассмотрено ходатайство о вызове сотрудников ДПС, не свидетельствует о существенном нарушении норм процессуального права, повлиявшим на полноту, всесторонность и объективность рассмотрения дела, поскольку факт выезда М. на полосу встречного движения в зоне действия знака "Обгон запрещен", подтверждается имеющимися в деле письменными доказательствами, совокупность которых достаточна для установления в действиях М. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод заявителя о том, что рапорт сотрудника ГИБДД не значится в КоАП РФ как доказательство по делу, и не может быть использован судом как доказательство вины М., является несостоятельным.

В соответствии с ч. 1 ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями свидетелей, иными документами.

Следовательно, рапорт инспекторов ГИБДД является процессуальным документом, в котором излагаются дополнительные сведения, которые могут иметь значение для правильного принятия решения по делу, и который приобщается к протоколу об административном правонарушении.

В соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ данному доказательству судом дана должная юридическая оценка.

Довод о том, что суд неправомерно признал в качестве доказательств виновности протокол об административном правонарушении и схему административного правонарушения, составленную сотрудниками милиции, с которыми М. не был согласен, не влекут отмены судебных постановлений. Указанные документы являются одними из доказательств, в связи с чем они оценивалась по правилам ст. 26.11 КоАП РФ. Доводов о том, что именно в составленной схеме является неверным, и не соответствует действительности, суду М. не представлено. Схема также подписана свидетелем ФИО1 каких-либо замечаний или возражений данный свидетель в схеме нарушения не указал. Данные доводы не свидетельствуют о не доказанности вины М., поскольку факт совершения правонарушения подтверждается совокупностью доказательств, имеющихся в деле.

Довод заявителя о том, что судья неправомерно отнеслась критически к показаниям свидетеля ФИО2 о незаконности судебных постановлений не свидетельствует.

Показания данного свидетеля являлись предметом исследования у судьи районного суда, им в судебном постановлении дана надлежащая оценка, а именно - правильно указано на то, что ее показания опровергаются совокупностью имеющихся в деле письменных доказательств, оснований не доверять которым не имеется.

Судом оценены все имеющиеся доказательства в совокупности, причины, по которым суд принял одни доказательства, а к другим отнесся критически, в решении суда приведены.

При таких обстоятельствах, с учетом того, что показания свидетеля ФИО2 опровергаются иными имеющимися в деле доказательствами, вывод судебных инстанций о доказанности факта совершение обгона попутного транспортного средства и выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" М., является правильным.

Несостоятелен довод заявителя о том, что М. совершил маневр обгона без выезда на полосу встречного движения, поскольку ширина проезжей части, позволяет совершить обгон без выезда на полосу встречного движения. Факт выезда на полосу встречного движения подтверждается схемой к протоколу об административном правонарушении, а также объяснениями свидетеля ФИО1

Собранными доказательствами подтверждается, что маневр обгона совершен в зоне действия знака 3.20 "Обгон запрещен".

Довод о том, что М. заявил ходатайство о приобщении к материалам дела фотографий с места составления протокола, на которых можно было увидеть, что ширина дороги позволяет двигаться по ней одновременно трем транспортным средствам, кроме того, разметки на дороге не видно, а судья районного суда не дал никакой оценки представленным материалам и не отразил их в решении в суда, не является существенным нарушением норм процессуального права, влекущих отмену принятых по делу судебных постановлений. К выводу о наличии в действиях М. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ судебные инстанции пришли на основании совокупности имеющихся в деле доказательств.

С учетом установленных по делу обстоятельств, выводы мирового судьи и судьи районного суда о наличии в действиях М. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ являются правильными, основанными на имеющихся в деле доказательствах.

Наказание М. назначено в соответствии с требованиями ст. 3.8, 4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения, личности виновного.

Руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17, ст. 30.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 12 Индустриального района г. Перми от 18.02.2010 года и решение Индустриального районного суда г. Перми от 29 марта 2010 года в отношении М. оставить без изменения, жалобу, рассмотренную в порядке надзора, без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

А.И.БЕСТОЛКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь