Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Омского областного суда

N 2(43), 2010

 

Под редакцией заместителя председателя

Омского областного суда В.М. Лохичева

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1. Квалификация преступлений

2. Вопросы уголовного процесса

3. Вопросы назначения наказания

4. Производство по делам в отношении несовершеннолетних

5. Рассмотрение судами жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК РФ

6. Иные судебные решения

 

1. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

Мнение суда об открытом хищении чужого имущества

ошибочно, так как у похитителя была реальная возможность

им распорядиться

 

Определение надзорной инстанции -

Президиума Омского областного суда

от 9 ноября 2009 г. N 44-У-333

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 09.10.2007 К. осужден по ч. 1 ст. 159 УК РФ (по эпизоду от 20.04.2007), ч. 1 ст. 159 УК РФ (по эпизоду от 04.05.2007), ч. 1 ст. 161 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 22.11.2007 приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный просил снизить ему наказание.

Президиум изменил приговор по следующим основаниям.

К. признан виновным в совершении двух эпизодов мошенничества относительно сотовых телефонов у потерпевших С. и М. и грабежа имущества потерпевшей Ч.

Относительно обстоятельств совершения грабежа суд установил, что 10.07.2007 К., находясь в квартире Ч., воспользовавшись тем, что она вышла в коридор, похитил с серванта в комнате сотовый телефон, с которым выбежал из квартиры с целью скрыться с места преступления. Потерпевшая, обнаружив хищение, выбежала за осужденным, преследовала его, высказывая требование о возврате похищенного, но осужденный К. скрылся с места преступления.

Квалифицируя действия осужденного как простой грабеж, суд сослался на показания потерпевшей о том, что после его ухода из квартиры она прошла в свою комнату и обнаружила отсутствие сотового телефона. Выбежав из подъезда дома, она кричала К., чтобы тот вернул телефон, но он убежал.

Осужденный об обстоятельствах хищения у Ч. дал аналогичные показания.

Между тем согласно пункту 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года N 29 в редакции от 6 февраля 2007 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо, хотя и в их присутствии, но незаметно для них.

Судом установлено, что К. совершил незаконное изъятие сотового телефона тайно от потерпевшей и, покинув ее квартиру, полностью выполнил объективную сторону данного хищения. Потерпевшая обнаружила исчезновение телефона после ухода К., который имел возможность распорядиться чужим имуществом.

Последующие действия потерпевшей и осужденного (после оконченного хищения) не влияют на квалификацию действий осужденного.

На основании изложенного президиум изменил приговор и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам в отношении К.: переквалифицировал его действия с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ (по эпизоду хищения имущества потерпевшей Ч.) и снизил наказание как за данное преступление, так и по ч. 2 ст. 69 УК РФ.

 

Действия лица неправильно квалифицированы как кража

с незаконным проникновением в иное хранилище

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 21 декабря 2009 г. N 44-У-378

 

 

Приговором районного суда Омской области от 08.01.2004 А. осужден по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ (за два эпизода), по ч. 1 ст. 213, п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум изменил приговор по доводам надзорного представления, указав следующее.

Из приговора следует, что действия А. по двум эпизодам тайного хищения имущества потерпевшей К. квалифицированы по п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище. При этом судом установлено, что в момент совершения хищения имущество потерпевшей К. находилось во дворе ее дома.

Между тем по смыслу закона "иное хранилище" - это особое устройство, место или участок территории, специально оборудованные или предназначенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Следовательно, основным критерием для признания "иного хранилища" таковым является отведение и оборудование участка исключительно для цели хранения. Другое назначение таких площадей не дает основания считать подобные участки хранилищем.

Из показаний потерпевшей К., свидетеля Д. и протокола осмотра места происшествия видно, что двор домовладения потерпевшей функцию по сохранению находящегося там имущества не выполнял, специально для хранения материальных ценностей приспособлен и оборудован не был, а служил лишь местом временного складирования на период переезда.

При данных обстоятельствах квалифицирующий признак кражи "с незаконным проникновением в иное хранилище" подлежит исключению из приговора, а назначенное наказание - снижению.

 

Квалифицируя действия осужденного по признаку

самоуправства, суд не учел, что его действия

по истребованию наркотического средства, свободный оборот

которого законом запрещен, не были связаны с реализацией

прав и законных интересов виновного лица

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 24 июня 2010 г. N 22-2215

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 19.05.2010 Г. осужден по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору Г., сознательно заблуждаясь в том, что у Т., с которой они совместно употребляли спиртное, остался его наркотик, решил его истребовать. С этой целью 05.01.2010 он пришел к Т., приставил к ее щеке газовую зажигалку в виде пистолета и потребовал отдать наркотик или 500 рублей. Угрожая макетом пистолета, нанес ей несколько ударов стволом по лицу, причинив телесные повреждения в виде ссадин и кровоподтеков, не повлекшие вреда здоровью.

Опасаясь осуществления угроз, Т. передала Г. флакон из-под "Нафтизина" и шприц, после чего, воспользовавшись замешательством Г., выбежала из квартиры. Последний с места преступления скрылся.

Действия Г. судом квалифицированы как самоуправство, совершенное с угрозой применения насилия.

В судебном заседании осужденный вину в причинении потерпевшей телесных повреждений признал, но отрицал умысел на хищение ее имущества.

В кассационном представлении государственный обвинитель оспаривает вывод суда о переквалификации действий осужденного с ч. 3 ст. 162 на ч. 2 ст. 330 УК РФ. Полагает, что следствием доказан умысел Г. на завладение имуществом потерпевшей. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В дополнительном кассационном представлении государственный обвинитель, оспаривая квалификацию содеянного, обращает внимание, что суд в приговоре не указал, в чем выражалось законное предполагаемое право осужденного, не отграничил действия Г. от возможных других составов преступлений - побоев, угрозы убийством, незаконного проникновения в жилище.

Судебная коллегия изменила приговор по следующим основаниям.

Суд I инстанции, основываясь на показаниях осужденного и потерпевшей, пришел к обоснованному выводу об отсутствии в действиях Г. корыстной цели и умысла на завладение имуществом потерпевшей.

Согласно материалам дела Г. последовательно отрицал вину в разбойном нападении и эти доводы осужденного обвинением не опровергнуты. В соответствии с его показаниями он пришел к потерпевшей и причинил побои, подозревая ее в хищении героина, который накануне принес домой к Т., где собирался его употребить. При этом Г. требовал вернуть наркотическое средство либо деньги.

Потерпевшая также пояснила, что осужденный обвинил ее в краже наркотика и требовал отдать героин или 500 рублей, сопровождая свои действия нанесением побоев.

При таких данных суд обоснованно признал установленным тот факт, что Г. применил насилие к потерпевшей в связи с подозрениями в хищении у него наркотика.

Однако, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал им неправильную правовую оценку.

В соответствии со ст. 330 УК РФ самоуправством является самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку, совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Нарушением установленного порядка признается совершение какого-либо действия, нарушающего установленный законом или иным нормативным правовым актом порядок (способ) приобретения или реализации гражданами своих прав и законных интересов.

Квалифицируя действия осужденного по признаку самоуправства, суд не учел, что его действия по истребованию наркотического средства, свободный оборот которого законом запрещен, не были связаны с реализацией прав и законных интересов виновного лица.

В связи с изложенным коллегия указала на отсутствие в действиях Г. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ.

Вместе с тем, учитывая установленный судом факт нанесения осужденным ударов потерпевшей, при наличии заявления о привлечении виновного к уголовной ответственности, коллегия полагает, что указанные действия Г. следует квалифицировать по ч. 1 ст. 116 УК РФ как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Поскольку приговором не установлено угрозы убийством и незаконного проникновения в жилище потерпевшей, доводы дополнительного кассационного представления в этой части являются необоснованными.

На основании изложенного приговор районного суда г. Омска от 19.05.2010 в отношении Г. изменен: его действия переквалифицированы с ч. 2 ст. 330 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ, по которой назначено наказание в виде исправительных работ сроком на 5 месяцев с удержанием 20% из заработной платы в доход государства.

В соответствии с ч. 3 ст. 72 УК РФ назначенное наказание постановлено считать отбытым. Г. из-под стражи освобожден в зале суда.

 

Действия осужденного переквалифицированы

с насильственного грабежа на кражу и причинение побоев

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 28 января 2010 г. N 22-208

 

 

Приговором городского суда Омской области от 30.11.2009 З., 26.05.1992 г. р., ранее судимый, осужден по п. п. "а, в, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Согласно приговору 23.06.2009 З. и Б. с целью кражи перелезли через забор во двор домовладения К., где, сбив навесной замок, проникли в помещение бани и вынесли оттуда 2 алюминиевые фляги и таз. В это время из дома вышел К. и обнаружил З., который перекидывал похищенные предметы через забор. З., увидев К., стал перелазить через забор, однако последний стянул его за ногу. З. удалось вырваться и перелезть через ограждение. В это время из бани вышел Б. и К. направился ему навстречу. З., имея намерение оказать помощь Б., которого уже удерживал К., перелез вновь через забор, взял во дворе деревянную палку и ударил последнего по спине.

Когда К. упал на колени, Б., используя в качестве оружия неустановленный предмет в виде биты, нанес им один удар по голове К., причинив последнему тяжкий вред здоровью.

От полученного удара К. упал на землю, а З. и Б. перелезли через забор, взяли оставленные за забором похищенные предметы и скрылись с места преступления.

В судебном заседании З. вину признал полностью.

В кассационном представлении государственный обвинитель считает, что судом не дано надлежащей оценки показаниям З., согласно которым он с Б. договорился о совершении тайного хищения имущества. Похищенные предметы они перекинули через забор, после чего их обнаружил потерпевший.

Приводит показания потерпевшего, из которых следует, что потерпевший не видел самого факта хищения и не мог препятствовать его осуществлению.

Государственный обвинитель полагает, что действия З. следует квалифицировать как кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение и по ч. 1 ст. 116 УК РФ (за нанесение удара по спине деревянной палкой).

Судебная коллегия согласилась с доводами представления, изменила приговор, указав следующее.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, действиям осужденного З. дал неправильную юридическую оценку.

В соответствии с пунктом 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК РФ, является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

В судебном заседании подсудимый З. пояснил, что они с Б. договорились о совершении тайного хищения имущества, а когда похитили из бани утварь, то перекинули ее через забор. После этого потерпевший обнаружил его (З.) и попытался задержать, но он оттолкнул последнего и перелез через забор. Позже, услышав во дворе шум, подумал, что потерпевший бьет Б., и перелез обратно через забор.

Во дворе он увидел Б., который сцепился с потерпевшим. Чтобы помочь Б. убежать, он нанес К. деревянной палкой удар по спине. Затем он видел, как Б. ударил К. по голове какой-то палкой, отчего К. упал на землю. Воспользовавшись этим, они убежали, похищенную утварь сдали в пункт приема металла.

Из показаний потерпевшего следует, что он, услышав шум во дворе, вышел в ограду посмотреть, что происходит. Подойдя к бане, увидел, что на дверях сорван навесной замок, в помещении бани обнаружил отсутствие фляг. Выйдя из бани, он увидел, что какой-то парень что-то перебросил через забор и стал перелезать через него. Он стащил этого парня, но тот вырвался и убежал. После этого он увидел двигавшегося ему на встречу Б. с палкой в руках. Между ними завязалась потасовка. Потом он увидел, что З. вернулся, после чего нанес ему чем-то удар по спине, отчего он (К.) упал на колени. Перед ним стоял Б., и он тут же почувствовал сильный удар по голове.

Впоследствии З. возвратил ему похищенное имущество и извинился перед ним.

Указанные показания не являются противоречивыми и фактически подтверждают друг друга.

При таких обстоятельствах коллегия пришла к выводу, что потерпевший К. не видел самого момента хищения имущества, какие-либо другие лица в момент совершения хищения также не присутствовали, поэтому действия З. следовало квалифицировать по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Поскольку К. в судебном заседании пояснил, что претензий к З. не имеет, ему применены извинения, полностью возмещен причиненный ущерб, коллегия расценивает данные обстоятельства как примирение и считает возможным производство по ч. 1 ст. 116 УК РФ в отношении З. прекратить.

На основании изложенного приговор городского суда Омской области от 30.11.2009 в отношении З. изменен: его действия с п. п. "а, в, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ переквалифицированы на п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 116 УК РФ.

По п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ назначено наказание в виде 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

По ч. 1 ст. 116 УК РФ производство по делу прекращено на основании ст. 25 УПК РФ в связи с примирением с потерпевшим К.

В остальной части приговор оставлен без изменения. Кассационное представление удовлетворено.

 

Вывод суда о наличии неосторожной формы вины в причинении

тяжкого вреда здоровью соответствует фактическим

обстоятельствам дела.

Приговор отменен в части разрешенного гражданского иска

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 14 января 2010 г. N 22-24

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 01.12.2009 П. осужден по ч. 1 ст. 118 УК РФ к обязательным работам на срок 220 часов.

В счет компенсации морального вреда с П. в пользу законного представителя потерпевшего взыскано 205000 рублей.

П. признан виновным в том, что 22.05.2009 он на почве личных неприязненных отношений в ходе ссоры, действуя с преступной небрежностью, умышленно нанес кулаком два удара в лицо Р. В результате насилия последний не удержался на ногах и упал, ударившись головой об асфальт. Р., по заключению СМЭ, получил телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы и ушиба головного мозга, квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В судебном заседании П. вину признал.

В кассационной жалобе потерпевший, а в кассационном представлении государственный обвинитель считают, что П. виновен в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, а переквалификация содеянного П. на ч. 1 ст. 118 УК РФ незаконна и необоснованна.

Судебная коллегия изменила приговор по следующим основаниям.

К выводу о виновности осужденного в причинении Р. тяжкого вреда здоровью по неосторожности суд пришел на основании совокупности доказательств, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Доводы жалобы и представления, оспаривающие квалификацию действий П., противоречат материалам дела.

Судом было установлено, что П. во время обоюдного конфликта нанес два удара рукой по лицу Р., от которых потерпевший упал и ударился головой об асфальт. Данные обстоятельства, помимо показаний П., подтверждаются показаниями очевидца преступления и соответствуют заключению судебно-медицинской экспертизы, которой установлено, что образование черепно-мозговой травмы с тяжелым ушибом головного мозга имело место в результате падения после придания телу ускорения с последующим ударом головой о тупую поверхность.

Таким образом, тяжкий вред здоровью потерпевшего был причинен не от ударов по лицу, а в результате удара головой об асфальт при падении. При таких обстоятельствах наличие умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего в действиях П. не усматривается.

Принимая во внимание, что осужденный не предвидел возможности наступления тяжких последствий в результате своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог их предвидеть, вывод суда о неосторожной форме его вины является правильным.

Действия виновного судом квалифицированы правильно. Назначенное наказание соответствует требованиям ст. 60 УК РФ.

Между тем при разрешении гражданского иска нарушены нормы Гражданского кодекса, поскольку суд взыскал компенсацию морального вреда не в пользу потерпевшего, а в пользу его законного представителя.

Судом были нарушены требования ст. ст. 151, 1099, 1100 ГК РФ, в связи с чем решение суда в этой части отменено, дело направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

 

Отменяя состоявшиеся судебные решения и прекращая

производство по делу в части покушения на кражу,

президиум указал, что доводы подсудимого об имевшем место

оговоре не опровергнуты

 

Определение надзорной инстанции -

Президиума Омского областного суда

от 14 сентября 2009 г. N 44-У-278

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 26.12.2006 С. осужден к лишению свободы:

- по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам,

- по ч. 3 ст. 30, п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам,

- по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам,

- по ч. 1 ст. 175 УК РФ к 1 году лишения свободы.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 5 лет лишения свободы.

На основании ст. ст. 79, 70 УК РФ окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Определением судебной коллегии Омского областного суда от 01.03.2007 приговор оставлен без изменения.

По делу осуждены также Ч. и А., в отношении которых приговор не обжалован.

С. признан виновным в том, что по предварительному сговору с Ч. и А., действуя группой лиц, в ночь на 01.08.2006 путем незаконного проникновения из гаража совершил кражу автомобиля ГАЗ 2705, принадлежащего П., причинив потерпевшему материальный ущерб на сумму 120000 рублей; в период с 25.07 по 12.08.2006 путем незаконного проникновения из гаража пытался совершить кражу автомашины ВАЗ 2106, стоимостью 55000 рублей, принадлежащей К.; 13.08.2006, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и с угрозой такового, открыто похитил у Г. сотовый телефон, причинив ей ущерб на сумму 10669 рублей.

Кроме того, С. осужден за заранее не обещанное приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, совершенное 19.08.2006.

В судебном заседании осужденный С. вину признал частично, не признав вины в покушении на кражу машины у К.

В надзорной жалобе С. просил пересмотреть приговор, ссылается на то, что преступления в отношении К. не совершал, что А. и Ч. в явках с повинной указали о том, что кражу у К. они совершили вдвоем. Утверждает, что позже они оговорили его потому, что он помог сотрудникам милиции в их задержании; что иных доказательств его виновности в данном преступлении в деле не имеется.

Президиум изменил состоявшиеся по делу судебные решения по следующим основаниям.

В качестве доказательства вины С. в совершении покушения на кражу автомашины К. суд принял показания подсудимых Ч. и А., указав, что конфликтов между ними не было, поэтому оснований для оговора С. не усматривается.

Между тем в приговоре не дано оценки тому факту, что именно после показаний С., данных в качестве свидетеля 20.08.2006, о совершении Ч. и А. кражи из магазина, они были установлены, а впоследствии признались в совершении данной кражи. Данное обстоятельство ставит под сомнение вывод суда об отсутствии конфликтов между С. и А. с Ч.

Кроме показаний А. и Ч., других доказательств вины С. в покушении на кражу автомашины К. приговором суда не установлено.

Оставлено без внимания и то, что в явках с повинной А. и Ч., которые суд признал в качестве доказательства вины С., об участии С. в покушении на хищение автомашины К. не указывают.

Вместе с тем во время предварительного и судебного следствия С., признавая полностью вину по всем другим преступлениям, последовательно отрицал вину в покушении на кражу у К., указывая на то, что А. и Ч. его оговорили за то, что он помог сотрудникам милиции их задержать.

Доводы С. о непричастности к данному преступлению судом не опровергнуты и, исходя из конституционного принципа о толковании всех неразрешенных сомнений в пользу обвиняемого, приговор районного суда г. Омска от 26.12.2006 и кассационное определение от 01.03.2007 в отношении С. отменены в части осуждения по ч. 3 ст. 30, п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ с прекращением производства.

Постановлено считать С. осужденным по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 175 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 4 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. ст. 79, 70 УК РФ наказание снижено до 4 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

2. ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

Нарушение порядка назначения предварительного слушания

по делу явилось основанием для отмены постановления

о назначении судебного заседания

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 4 марта 2010 г. N 22-764/2010

 

 

Судьей районного суда 05.02.2010 по итогам предварительного слушания вынесено постановление о назначении судебного заседания, обвиняемому отказано в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую меру пресечения.

Из материалов дела следует, что П. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Он содержится под стражей с 02.01.2010.

В ходе предварительного слушания обвиняемый и его защитник заявили ряд ходатайств, в том числе и об изменении меры пресечения на подписку о невыезде по состоянию здоровья П.

Суд, отказывая в удовлетворении данного ходатайства, сослался на то, что основания, послужившие применению в отношении П. данной меры пресечения, не изменились, необходимых медицинских справок, исключающих содержание последнего под стражей, суду не представлено.

В кассационной жалобе обвиняемый указал, что не имел возможности должным образом подготовиться к судебному заседанию и представить необходимые медицинские справки по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку он не был извещен о назначении рассмотрения его ходатайства за 3 дня, предусмотренных процессуальным законом, а адвокат, в связи с занятостью в другом процессе, не смог оказать ему помощь в подготовке к предварительному слушанию. Просит отменить решение суда.

Судебная коллегия отменила постановление ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 234 УПК РФ предварительное слушание проводится с участием сторон. Уведомление об их вызове в судебное заседание должно быть направлено не менее чем за 3 суток до дня проведения предварительного слушания.

По данному делу указанные требования закона не выполнены. Из представленных материалов видно, что стороны извещены о проведении предварительного слушания и об их участии в нем 03.02.2010, то есть за 2 дня (л.д. 10).

Данное нарушение процедуры судопроизводства является существенным и могло повлиять на вынесение законного и обоснованного решения при рассмотрении ходатайства обвиняемого П.

Постановление судьи от 05.02.2010, вынесенное по итогам предварительного слушания в отношении обвиняемого П., отменено. Материалы дела направлены для проведения предварительного слушания в тот же суд в ином составе.

 

Стороны должны быть извещены о месте, дате и времени

судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 13 мая 2010 г. N 22-1638

 

 

В районный суд поступила апелляционная жалоба Ш. на постановление мирового судьи с/у N 107 г. Омска от 24.12.2009, которым отказано в принятии заявления Ш. к производству суда.

Постановлением районного суда от 12.02.2010 постановление мирового судьи оставлено без изменений.

В кассационной жалобе Ш., не соглашаясь с судебными решениями, просила их отменить. Указала, что накануне по другому делу судье районного суда ею заявлен отвод, в связи с чем считает, что данный судья не имел право рассматривать ее дело.

Непосредственно в судебном заседании кассационной инстанции Ш. пояснила, что о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы она не была извещена надлежащим образом, поэтому ее отсутствие при рассмотрении дела не позволило ей аргументировать свою позицию.

Судебная коллегия отменила обжалуемое решение и направила дело на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В соответствии с ч. 4 ст. 231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Ни в материалах дела, ни в справочном листе не содержится сведений о надлежащем извещении Ш. о дате и времени рассмотрения ее апелляционной жалобы в районном суде.

При таких обстоятельствах Ш. была лишена возможности отстаивать свои интересы и изложить свою позицию суду.

Коллегия указала, что данное нарушение является существенным и влечет безусловную отмену постановления районного суда.

 

Отказ следователя в удовлетворении ходатайства адвоката

об ознакомлении с материалами уголовного дела

не основан на законе

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 10 июня 2010 г. N 22-2044

 

 

В производстве ОРБ и ДОПС СЧ по РОПД при УВД по Омской области находится уголовное дело, возбужденное в отношении К. и Д. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

19.04.2010 следователю поступило ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела от адвоката П., представляющего интересы обвиняемого К.

Следователь отказал в удовлетворении ходатайства в связи с тем, что ранее обвиняемый К. уже ходатайствовал об ознакомлении с материалами дела. Данное ходатайство было удовлетворено, однако до настоящего времени К. для ознакомления не явился, а также в связи с тем, что какими-либо сведениями о заключении соглашения между обвиняемым и адвокатом следователь Б. не располагает.

Обвиняемый К. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на вышеуказанное решение следователя.

Постановлением районного судьи от 07.05.2010 отказано в удовлетворении жалобы обвиняемого К. на постановление следователя от 21.04.2010 об отказе в удовлетворении заявленного адвокатом ходатайства.

В кассационной жалобе адвокат П., ссылаясь на положения Конституции РФ и нормы уголовно-процессуального закона, указал на нарушение права обвиняемого на защиту.

Судебная коллегия отменила постановление судьи, а материал направила на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Часть 4 ст. 49 УПК РФ определяет возможность допуска адвоката к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлению удостоверения адвоката и ордера.

Из представленных материалов дела следует, что обвиняемый К. заключил соглашение на оказание юридической помощи с адвокатом ООКА П., который на основании заключенного соглашения и ордера защищает права и интересы К. на предварительном следствии. Вышеуказанный ордер на защиту адвокатом был передан следователю Б.

При изложенных обстоятельствах у следователя не было оснований для отказа в удовлетворении ходатайства П. на оказание юридической помощи обвиняемому.

 

Суд, рассмотрев дело в особом порядке при наличии

возражений государственного обвинителя о рассмотрении дела

в указанном порядке, нарушил судебную процедуру

постановления приговора

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 10 декабря 2009 г. N 22-4341

 

 

Приговором городского суда Омской области от 26.10.2009 Г. осужден за четыре эпизода хищения чужого имущества, вверенного виновному, путем растраты, с использованием служебного положения, т.е. по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил отменить приговор, поскольку суд не принял во внимание возражение государственного обвинителя о рассмотрении дела в порядке главы 40 УПК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор, дело направила на новое рассмотрение.

В соответствии с требованиями ст. 314 УПК РФ, кроме прочих оснований применения особого порядка принятия судебного решения, в данной норме содержится указание о необходимости получения согласия государственного обвинителя на рассмотрение дела в указанном порядке.

Из протокола судебного заседания следует, что государственный обвинитель возражал против рассмотрения дела без проведения судебного разбирательства. Однако суд рассмотрел дело в особом порядке.

Судом нарушена процедура принятия судебного решения.

 

Отказывая адвокатам в удовлетворении жалобы,

суд не учел положений закона, регламентирующих порядок

предъявления обвинения и соблюдения права на защиту

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 24 июня 2010 г. N 22-2180

 

 

Адвокаты Л. и К. в интересах Д. обратились в суд с жалобой о признании незаконными действия следователя при предъявлении Д. обвинения 24.04.2010 и его допроса в качестве обвиняемого в связи с нарушением права на защиту, а также о признании незаконным по этим же основаниям нахождение Д. под стражей с 26.04.2010.

Постановлением судьи от 11.05.2010 жалоба адвокатов оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе адвокаты утверждают, что следователь нарушил права Д. на защиту, требования ч. 3 ст. 50 УПК РФ, необоснованно оставил без внимания ходатайства адвоката К. о переносе следственного действия ввиду невозможности участия в нем 24.04.2010. Также указывают на нарушение ст. 172 УПК РФ при предъявлении обвинения.

Судебная коллегия отменила постановление судьи, материал направила на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, защиту интересов Д. в уголовном деле по соглашению осуществляли адвокаты К. и Л.

23.04.2010 следователь через администрацию следственного изолятора уведомил Д. о том, что 24.04.2010 ему будет предъявлено обвинение. Одновременно Д. было разъяснено право пригласить защитника.

Из смысла ч. 2 ст. 172 УПК РФ следует, что следователь, известив подозреваемого о дне предъявления обвинения и разъяснив право на защиту, должен помочь ему реализовать это право.

Согласно ч. 3 ст. 50 УПК РФ только по истечении 5 суток, если участвующий в уголовном деле защитник не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника, следователь может принять меры по назначению другого защитника либо произвести данное следственное действие без участия защитника.

Однако 24.04.2010 обвинение Д., несмотря на его возражения, было предъявлено в присутствии назначенного следователем адвоката.

Суд, отказывая в удовлетворении жалобы адвокатов, не учел положений закона, регламентирующих порядок предъявления обвинения и соблюдения права на защиту.

 

Осужденный имеет право самостоятельно обратиться в суд

с ходатайством о замене неотбытой части наказания

более мягким видом наказания

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 10 декабря 2009 г. N 22-4367

 

 

В., осужденный приговором суда от 19.03.2003 по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, обратился в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким видом - штрафом.

Постановлением районного суда г. Омска от 09.09.2009 осужденному отказано в удовлетворении ходатайства в связи с тем, что данный вопрос рассматривается судом по представлению учреждения, исполняющего наказание.

В кассационной жалобе осужденный указал на незаконность основания отказа в рассмотрении его ходатайства.

Судебная коллегия, сославшись на разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, отменила постановление и направила материал на новое рассмотрение.

Согласно пункту 12 Постановления от 21 апреля 2009 года N 8 "О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания" положения части 3 статьи 175 УИК РФ не препятствуют осужденному, его законному представителю и по их поручению адвокату обращаться в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания и предполагают обязанность суда рассмотреть такое ходатайство по существу в установленном законом порядке.

 

Поскольку дело рассмотрено с нарушением правил подсудности,

состоявшиеся судебные решения отменены, дело направлено

на новое рассмотрение мировому судье

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 21 января 2010 г. N 22-154

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 27.11.2009 приговор мирового судьи от 30.07.2009 изменен: Е. признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 2500 рублей.

В кассационной жалобе осужденный просил отменить судебные решения, а уголовное дело прекратить за отсутствием события преступления; указал на нарушение правил подсудности при рассмотрении дела.

Судебная коллегия отменила приговор мирового судьи с/у N 95 от 30.07.2009 и приговор районного суда г. Омска от 27.11.2009, направила дело на новое судебное разбирательство мировому судье с/у N 93.

В соответствии со ст. 32 УПК РФ уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления.

В силу ч. 3 ст. 35 УПК РФ вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем в порядке, установленном частями 3, 4 и 6 ст. 125 УПК РФ.

Настоящее уголовное дело подсудно мировому судье с/у N 93, поскольку преступление, в совершении которого обвиняется Е., совершено около дома 67 по ул. 8 Восточная в г. Омске, а данная территория отнесена к судебному участку N 93 г. Омска.

Согласно положениям ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Нарушение правил подсудности является существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, влекущим отмену состоявшихся судебных решений.

 

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда

о неуважительности пропуска срока

на кассационное обжалование

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 4 февраля 2010 г. N 22-396/10

 

 

Постановлением судьи г. Омска от 11.12.2009 осужденной С. отказано в приеме кассационной жалобы на приговор суда в связи с пропуском срока ее подачи без уважительных причин.

В кассационной жалобе осужденная выражает несогласие с постановлением и указывает, что срок обжалования был пропущен ею по уважительной причине, так как 29.11.2009 в условиях нахождения ее в следственном изоляторе ей была сделана медицинская операция. Просит постановление отменить.

Судебная коллегия не согласилась с выводом судьи о неуважительности пропуска срока обжалования, постановление отменила, дело направила на новое судебное разбирательство в тот же суд.

Так, приговором от 19.11.2009 С. осуждена по п. "а" ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 3 ст. 158, ст. 324, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Согласно ч. 1 ст. 357 УПК РФ в случае пропуска срока обжалования по уважительной причине лица, имеющие право подать жалобу или представление, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор или вынесшим иное обжалуемое решение, о восстановлении пропущенного срока.

Из материалов дела следует, что осужденная С., находясь в следственном изоляторе N 1, получила копию приговора 24.11.2009.

В кассационной жалобе на приговор, поданной 08.12.2009, С. указала, что после окончания судебного заседания ее здоровье ухудшилось и в настоящее время она проходит лечение в медсанчасти следственного изолятора.

Эти данные подтверждены сообщением начальника спецчасти СИЗО, из которого следует, что 29.11.2009 С. находилась на лечении в течение недели.

Данные обстоятельства судьей оставлены без внимания, в связи с чем постановление, которым отказано в приеме кассационной жалобы С. ввиду неуважительности причин пропуска срока обжалования, нельзя признать законным и обоснованным.

 

При постановлении приговора суд вышел за пределы

рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 21 января 2010 г. N 22-152

 

 

Приговором мирового судьи от 11.11.2009 М. осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 120 часам обязательных работ, по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, по ч. 2 ст. 69 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, к 8 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 02.04.2009 и окончательно назначено 2 года 7 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По апелляционному представлению государственного обвинителя приговор мирового судьи изменен: М. постановлено считать осужденным по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 200 часам обязательных работ, по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ - к 1 году лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ - к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

В кассационном представлении государственный обвинитель, оспаривая приговор суда апелляционной инстанции, указал, что суд вышел за рамки доводов апелляционного представления, в котором вопрос об изменении наказания по ч. 1 ст. 119 УК РФ не ставился.

Просил приговор районного суда изменить, снизить назначенное по ч. 1 ст. 119 УК РФ наказание до 8 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия изменила приговор и указала следующее.

В соответствии со ст. 360 УК РФ, определяющей пределы рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции, суд, рассматривающий уголовное дело в апелляционном порядке, проверяет законность, обоснованность, справедливость приговора лишь в той части, в которой он обжалован.

Согласно ст. 383 УПК РФ приговор может быть отменен в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания, назначенного судом первой инстанции, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости лишь в случаях, когда по этим основаниям имеется представление прокурора либо заявление потерпевшего.

Как следует из апелляционного представления, государственный обвинитель просил приговор изменить: назначить наказание по ч. 1 ст. 115 УК РФ в пределах санкции указанной статьи, а по правилам ст. 70 УК РФ назначить окончательное наказание в соответствии с принципом справедливости. То есть наказание, назначенное по ч. 1 ст. 119 УК РФ, не обжаловалось. Потерпевшая апелляционную жалобу на приговор не подавала.

Однако суд, постановляя приговор в апелляционном порядке, вышел за пределы доводов апелляционного представления и увеличил М. наказание по ч. 1 ст. 119 УК РФ с 8 месяцев лишения свободы до 1 года.

Данное решение противоречит уголовно-процессуальному закону.

На основании изложенного приговор районного суда Омской области от 03.12.2009 в отношении М. изменен: ему снижено наказание по ч. 1 ст. 119 УК РФ до 8 месяцев лишения свободы, по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ - до 8 месяцев лишения свободы.

 

Суд апелляционной инстанции не дал должной оценки

нарушениям, допущенным при проведении процедуры опознания

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 7 июня 2010 г. N 22-2177

 

 

Приговором мирового судьи от 29.03.2010 Х. оправдан по ч. 1 ст. 112 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Приговором районного суда Омской области от 11.05.2010 приговор мирового судьи отменен, Х. осужден по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Согласно приговору Х. признан виновным в том, что 16.10.2009 около 21 часа на почве внезапно возникшей личной неприязни умышленно нанес Т. удар рукой в область головы, причинив перелом нижней челюсти.

В кассационной жалобе адвокат в интересах осужденного, не соглашаясь с приговором, указал, что вывод суда о виновности Х. сделан на основе протокола опознания и показаний свидетеля С. Однако не принято во внимание то обстоятельство, что свидетель С. при допросе в суде I инстанции пыталась уйти от точного ответа на вопрос о том, кто нанес удар потерпевшему, а в конце допроса заявила о неуверенности в том, что именно осужденный нанес удар.

Обращает внимание коллегии, что после вынесения оправдательного приговора дознаватель по делу несколько раз приезжал к С., после чего последняя снова стала утверждать о причастности Х. к совершению преступления.

Судом не дано оценки тому, что потерпевший на следствии называл приметы внешности обидчика, которые не соответствуют приметам Х.

Также адвокат заявил о нарушениях процессуальных норм, допущенных при проведении опознания: первоначально свидетель С. никого не узнала, между тем, после разговора с дознавателем смогла опознать Х.; в протоколе опознания отсутствуют приметы, по которым указанный свидетель смогла опознать Х.

В кассационной жалобе потерпевший Т. просил приговор отменить и указал, что осужденный его не бил. Считает, что к показаниям свидетеля С. необходимо отнестись критически, т.к. дознаватель оказывал на нее давление.

Судебная коллегия отменила приговор, указав следующее.

Суд в приговоре сослался на протокол опознания Х. свидетелем С. и на ее (С.) показания, данные на следствии и в судебном заседании, как на доказательство виновности Х.

В соответствии с правилами производства опознания, установленными ст. 193 УПК РФ, опознающий предварительно допрашивается о приметах и особенностях, по которым он может произвести опознание. Если при производстве опознания опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал лицо. Данное обстоятельство должно быть отражено в протоколе опознания.

Между тем указанные положения закона не выполнены, так как в протоколе опознания не отражено каких-либо признаков, по которым Х. был опознан. Понятые Т. и В., допрошенные в судебном заседании, а также статисты Е. и К. не смогли указать приметы, по которым С-вой был опознан Х.

Кроме того, Е. показал суду, что Х. был опознан С-вой после того, как она выходила из кабинета с дознавателем.

Потерпевший Т. пояснял, что ударивший его мужчина был плотного телосложения, имел круглое лицо, большой живот, весил около 150 кг. Аналогичные показания давала свидетель С.

Однако, как установлено мировым судьей и могла наблюдать судебная коллегия, по внешнему виду Х. является худощавым, лицо у него продолговатое, вытянутое.

В судебном заседании Т. отрицал, что Х. является именно тем лицом, которое причинило ему телесные повреждения.

Таким образом, нарушения, допущенные при проведении процедуры опознания и составлении протокола опознания, ставят под сомнение законность действий дознавателя и результаты следственного действия, чему суд апелляционной инстанции должной оценки не дал.

Также коллегия указала, что закон не предусматривает возможность устранения нарушений процедуры производства следственных действий путем их неоднократного повторения. Многочисленные допросы свидетеля С., в том числе и по причине ее непоследовательных показаний, в судебном заседании о том, что она не уверена в правильности опознания, не являются источником новых доказательств, а требуют оценки в соответствии с правилами ст. 240 УПК РФ.

На основании изложенного приговор районного суда Омской области от 11.05.2010 в отношении Х. отменен, дело направлено на новое апелляционное судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 

Требование закона о том, что постановления судьи

и дознавателя должны быть законными, обоснованными

и мотивированными, не выполнено

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 13 мая 2010 г. N 22-1627

 

 

Адвокат Л. в интересах Н. обратился в порядке ст. 125 УПК РФ в суд с жалобой на постановление дознавателя УФССП России по Омской области о признании В. потерпевшей.

Постановлением судьи от 14.10.2010 жалоба адвоката оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе адвокат просит постановление отменить и обязать дознавателя службы судебных приставов устранить допущенные нарушения, а именно отменить незаконное постановление о признании В. потерпевшей. Считает, что при совершении преступления против правосудия потерпевшим не может являться физическое лицо, в подтверждение ссылается на определение КС РФ от 12.06.2005 N 306-О.

Судебная коллегия отменила постановление, направила дело на новое рассмотрение, так как обжалуемое судебное решение не соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Согласно ст. 42 УПК РФ физическое лицо может быть признано потерпевшим в случае причинения ему преступлением физического, имущественного или морального вреда.

По уголовному делу, возбужденному в отношении Н. по признакам преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, потерпевшей была признана В. на основании причинения ей преступлением морального вреда.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация и т.д.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства) и другие неимущественные права либо нарушающими имущественные права гражданина.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, являются правоотношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов правосудия.

Между тем в постановлении судьи отсутствуют выводы о том, какие личные неимущественные права В. либо принадлежащие ей нематериальные блага были нарушены действиями Н. Таких данных не содержится и в постановлении дознавателя.

При новом судебном разбирательстве необходимо учесть изложенное и постановить по делу решение, соответствующее требованиям закона.

 

3. ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

 

Назначение наказания с учетом такого отягчающего

обстоятельства, как совершение преступления в составе

группы, если другое лицо признано невменяемым,

не основано на законе

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 22 октября 2009 г. N 22-3702

 

 

Приговором районного суда Омской области от 14.09.2009 Т. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: 09.05.2009 Т., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с Ч., возникшей на почве личных неприязненных отношений, умышленно, совместно с другим лицом, с целью причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей, нанес последней не менее 5 ударов ногами в область головы и тела.

10.05.2009 Т. и другое лицо, обнаружив, что Ч. мертва, с целью сокрытия следов преступления, вытащили труп из дома и поместили в выгребную яму.

Т. согласно заключению эксперта причинил Ч. повреждение в виде перелома костей носа, которое привело к отеку головного мозга, его сдавлению, кровоизлияниям и явилось причиной смерти потерпевшей.

Судебная коллегия изменила приговор по доводам кассационного представления и указала следующее.

Из заключения СМЭ следует, что другое лицо - Ж. признан невменяемым, ему поставлен диагноз олигофрения в степени выраженной дебильности. Следовательно, Ж. не является субъектом преступления, в связи с чем учет судом при назначении наказания такого отягчающего обстоятельства, как "совершение преступления в составе группы" (п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ), не основан на законе.

Приговор районного суда Омской области от 14.09.2009 в отношении Т. изменен: исключено указание на совершение преступления в составе группы лиц, наказание снижено до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

С учетом обстоятельств, смягчающих наказание,

и требований закона президиум отменил дополнительный

вид наказания, назначенный по приговору суда

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 27 февраля 2010 г. N 44-У-56

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 18.06.2009 С., 06.11.1951 г.р., осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком на 1 год. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Взыскано с С. в пользу потерпевшей К. в счет возмещения материального ущерба 6123 рубля, в счет возмещения морального вреда - 100000 рублей.

С. осужден за нарушение правил дорожного движения при управлении автомобилем, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей К.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 30.07.2009 приговор суда оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный указал, что в ноябре 2008 года в сложных метеоусловиях он совершил наезд на пешехода. В ходе следствия он оказывал помощь пострадавшей, полностью оплатил лечение и моральный вред в размере 63000 рублей. В связи с тем, что работа водителя является единственным доходом его семьи, считает, что суд, лишив его права управления транспортным средством, оставил его и его семью без средств к существованию. В этой ситуации он не имеет возможности выплачивать моральный ущерб потерпевшей. Просит отменить решение в части назначения дополнительного наказания.

Президиум Омского областного суда удовлетворил жалобу по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В силу ч. 1 ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ по каждому делу необходимо учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Кроме того, согласно пункту 40 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 "О практике назначения наказания судами Российской Федерации уголовного наказания" судам рекомендовано при назначении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством при наличии к тому оснований и с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, обсуждать вопрос о целесообразности его применения в отношении лица, для которого управление транспортным средством является профессией.

Статья 264 УК РФ, по которой осужден С., предоставляет суду право не назначать дополнительную меру наказания в виде лишения права управлять транспортным средством.

Согласно указанным требованиям закона при назначении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами суд обязан мотивировать свои выводы о необходимости применения дополнительного наказания.

Данное требование закона не выполнено.

Суд I инстанции с учетом того, что С. ранее не судим, совершил преступление небольшой тяжести по неосторожности, полностью признал вину, деятельно раскаялся, в период предварительного расследования добровольно выплатил потерпевшей 63000 рублей, а также с учетом данных о личности (преклонный возраст, состояние здоровья, положительные характеристики), назначил С. условную меру наказания, а с учетом обстоятельств ДТП и его последствий лишил права управлять транспортным средством.

Вместе с тем президиум считает, что, установив наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, суд при определении дополнительной меры наказания не в полной мере учел фактические обстоятельства произошедшего и то, что грубых нарушений правил дорожного движения С. не допустил, что, работая механиком, права на управление транспортным средством ему необходимы, а также то, что С. осталось два года до пенсионного возраста. То есть дополнительное наказание назначено без учета влияния этого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

По мнению президиума, при установлении судом таких смягчающих обстоятельств лишение водительских прав для С. является чрезмерно суровым наказанием, несправедливым и не соответствующим требованиям ст. ст. 6, 60, 43 УК РФ.

На основании изложенного приговор районного суда г. Омска от 18.06.2009 и кассационное определение Омского областного суда от 30.07.2009 изменены: отменено дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством на срок 1 год.

 

С учетом правил ст. 64 УК РФ может быть назначен

любой более мягкий вид основного наказания,

не указанный в санкции соответствующей статьи

Особенной части УК РФ

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 24 июня 2010 г. N 22-2162

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 12.05.2010 К. осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 223 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний - окончательно к 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Г. признан виновным и осужден за незаконное изготовление и хранение огнестрельного оружия.

Преступления совершены в начале марта 2010 года в с. Колосовка Омской области.

Приговор постановлен в особом порядке.

В кассационном представлении государственный обвинитель указал на необоснованность применения ст. 64 УК РФ к наказанию по ч. 1 ст. 222 УК РФ, поскольку санкцией данной статьи не определен нижний предел для наказания в виде лишения свободы.

Судебная коллегия сочла убедительным довод представления и указала, что суд I инстанции оставил без внимания требования пункта 12 постановления Пленума Верховного суда от 11.01.2007 N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", в силу которого, с учетом правил, содержащихся в ст. 64 УК РФ, может быть назначен любой более мягкий вид основного наказания, не указанный в санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ. При этом их срок и размер не могут быть ниже установленных соответствующими статьями Общей части УК РФ минимальных срока и размера применительно для каждого вида уголовного наказания.

Учитывая изложенное, приговор районного суда г. Омска от 12.05.2010 в отношении К. изменен: постановлено считать его осужденным по ч. 1 ст. 222 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 3000 рублей, по ч. 1 ст. 223 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Назначенное наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

 

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости,

должно учитываться судом при назначении наказания

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 15 января 2009 г. N 22-35

 

 

Приговором районного суда Омской области от 24.11.2008 У. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158, ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор постановлен в особом порядке принятия судебного решения.

Судебная коллегия изменила приговор по доводам кассационного представления, указав следующее.

При назначении наказания судом был учтен характер и степень общественной опасности совершенного преступления, рецидив, отрицательная характеристика У.

Согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания.

Из материалов уголовного дела (справки, полученной по запросу следствия из МУЗ Колосовская ЦРБ) видно, что У. состоит на учете у психиатра с диагнозом: эмоционально-неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип, неустойчивая компенсация.

Однако, вопреки требованию закона, состояние здоровья У. не было принято судом во внимание при назначении наказания.

На основании изложенного приговор районного суда Омской области от 24.11.2008 в отношении У. изменен: учтено в качестве смягчающего обстоятельства состояние здоровья У., наказание снижено до 2 лет лишения свободы, по правилам ст. 70 УК РФ - до 2 лет 3 месяцев лишения свободы.

 

4. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

 

Судебная коллегия пришла к выводу о возможности

освобождения осужденного от уголовной ответственности

и применения в отношении его принудительных мер

воспитательного воздействия

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 24 июня 2010 г. N 22-2088

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 04.05.2010 П., 24.07.1993 г.р., учащийся 10 класса МОУ СОШ, проживающий в г. Омске, не судимый, осужден по ч. 1 ст. 288 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 5% из заработка в доход государства условно с испытательным сроком 6 месяцев. На осужденного возложены дополнительные обязанности.

П. осужден за незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Преступление совершено 21.10.2009 в г. Омске.

В кассационной жалобе адвокат в интересах осужденного и законный представитель оспаривали доказанность вины П. Просили приговор отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием в действиях П. состава преступления.

Судебная коллегия изменила приговор по следующим основаниям.

Вина П. в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждается совокупностью доказательств, добытых в ходе предварительного следствия, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

По мнению коллегии, судом правильно установлены фактические обстоятельства произошедшего, действиям осужденного дана верная правовая оценка.

Вместе с тем, с учетом обстоятельств совершенного преступления, данных о личности осужденного, коллегия пришла к выводу, что исправление П., совершившего преступление средней тяжести, может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного характера.

На основании изложенного приговор районного суда г. Омска от 04.05.2010 в отношении П. изменен: в соответствии со ст. 90 УК РФ он освобожден от уголовной ответственности, к нему применены принудительные меры воспитательного воздействия в виде передачи под надзор родителей и ограничения досуга.

На него возложены обязанности находиться дома с 22 часов до 7 часов утра сроком на 1 год 6 месяцев.

 

Приговор в отношении несовершеннолетнего лица

постановлен с нарушением требований уголовного

и уголовно-процессуального законов

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 24 июня 2010 г. N 22-2210

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 21.05.2010 Н., 22.02.1995 г.р., учащийся 8 класса школы-интерната, на учете в ОНД не состоящий, на КДН не обсуждавшийся, не судимый, признан виновным по ч. 1 ст. 161 УК РФ и осужден к 1 году ограничения свободы.

На Н. возложены дополнительные обязанности.

В кассационном представлении государственный обвинитель поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с нарушением требований ст. 430 УПК РФ.

Судебная коллегия согласилась с доводами представления и указала следующее.

Как следует из приговора, 10.03.2010 Н. около 18 часов, находясь в холле школы-интерната, осмотрев карманы брюк малолетнего З., открыто похитил из кармана его брюк принадлежащий потерпевшей З.И. сотовый телефон стоимостью 1500 рублей. Вопреки требованиям З. вернуть телефон Н. с похищенным с места преступления скрылся, распорядился им по своему усмотрению.

В судебном заседании Н. вину признал полностью.

Вывод суда о виновности Н. соответствует материалам дела, основан на доказательствах, которые правильно оценены в приговоре и не оспариваются сторонами.

Квалификация действиям Н. дана верно.

Однако из материалов дела следует, что судом не обсуждался вопрос о возможности освобождения Н. от наказания и применении положений ст. ст. 90, 92 УК РФ.

Таким образом, нарушены требования ст. 430 УПК РФ, согласно которым, при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего подсудимого, суд, наряду с вопросами, указанными в ст. 299 УПК РФ, обязан решить вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания в случаях, предусмотренных ст. 92 УК РФ, либо условного осуждения, либо назначения наказания, не связанного с лишением свободы.

Аналогичное разъяснение дано в пункте 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 N 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания".

Несоблюдение указанных требований признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поэтому в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 379 и ч. 1 ст. 381 УПК РФ коллегия отменила приговор, однако сочла возможным не направлять дело на новое судебное разбирательство, поскольку материалы уголовного дела содержат достаточные данные для принятия решения по существу.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что Н. ранее допускал противоправное поведение. Он не состоял на профилактических учетах, не рассматривался в КДН. Из характеристики с места учебы и показаний педагога следует, что он хорошо учится, существенных нарушений в поведении не допускает.

Н. - сирота, проживает с опекуном и сестрой, которая в судебном заседании характеризовала его положительно и пояснила, что Н. из-под контроля не вышел.

Н. совершил преступление через месяц после исполнения ему 15 лет, относящееся к категории средней тяжести. Вину признал полностью, заверил суд, что осознал содеянное и не допустит подобного в будущем.

Учитывая вышеизложенное и фактические обстоятельства преступления, коллегия пришла к убеждению о возможности освобождения Н. от уголовной ответственности, поскольку его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия в виде передачи под надзор опекуна Ц. и ограничения досуга.

Обязала Н. находиться по месту жительства с 22 часов до 7 часов утра сроком на 2 года.

 

Коллегия согласилась с выводом суда I инстанции

о возможности избрания в отношении несовершеннолетнего

обвиняемого такой меры пресечения, как передача

под присмотр родителя

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 22 января 2010 г. N 22-202

 

 

Постановлением районного судьи от 29.12.2009 отказано в удовлетворении ходатайства органов следствия о продлении срока содержания под стражей Ж., 13.02.1993 г.р., уроженцу Кокчетавской области, проживающему в с. А. Омской области, учащемуся, не судимому, обвиняемому в совершении пяти эпизодов преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В отношении Ж. избрана мера пресечения в виде передачи под присмотр матери.

В кассационном представлении прокурор выразил несогласие с постановлением. Указал, что продление срока содержания под стражей обусловлено необходимостью проведения ряда следственных и процессуальных действий. Убежден, что в случае изменения ранее избранной меры пресечения Ж., обвиняемый в совершении ряда дерзких особо тяжких преступлений, может продолжить заниматься преступной деятельностью. Просил постановление отменить, материал направить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия не нашла оснований для отмены обжалуемого постановления.

В соответствии со ст. 109 УПК РФ содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей.

Согласно ст. 110 УПК РФ мера пресечения изменяется на более мягкую, когда изменяются основания для ее избрания, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ. Изменение меры пресечения производится по постановлению судьи.

В соответствии со ст. 423 УПК РФ при решении вопроса об избрании меры пресечения к несовершеннолетнему обвиняемому в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр в порядке, установленном ст. 105 УПК РФ.

Указанные требования закона судом соблюдены.

Решение суда принято в условиях состязательности сторон и при обеспечении участникам судопроизводства возможности обоснования своей позиции по рассматриваемому вопросу.

Как видно из материалов дела, Ж. действительно обвиняется органами следствия в совершении особо тяжких преступлений, однако коллегия не находит убедительными доводы представления.

В качестве основания для продления срока содержания под стражей государственный обвинитель указал, что Ж. может продолжить заниматься преступной деятельностью и совершить новые преступления, вместе с тем каких-либо убедительных доводов этому органами следствия не представлено.

Мнение прокурора о том, что применение такой меры пресечения, как передача под присмотр родителя, является необоснованным, не основано на материалах дела. В судебном заседании установлено, что мать Ж. изменила свое отношение к сыну, к условиям их проживания, о чем в суде пояснила специалист по охране детства.

С учетом данных о личности обвиняемого, его возраста, обучения в настоящее время, позиции матери и специалиста по охране прав детства коллегия считает правильным вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства следователя и о возможности избрания иной, более мягкой, меры пресечения.

 

Выводы суда о возможности применения в отношении

несовершеннолетнего лица принудительных мер

воспитательного воздействия являются правильными,

однако срок указанной меры определен неверно

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 14 января 2010 г. N 22-19/10

 

 

Постановлением районного судьи от 24.11.2009 Б. освобожден от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, к нему применены принудительные меры воспитательного воздействия в виде объявления официального предупреждения и передачи под надзор родителей сроком на 2 месяца.

По доводам кассационного представления судебная коллегия отменила решение суда, указав следующее.

Согласно п. "б" ч. 2 ст. 90 УК РФ несовершеннолетнему может быть назначена мера воспитательного воздействия, в частности передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного учреждения.

Суд I инстанции, учитывая обстоятельства совершенного преступления, уровень психического развития несовершеннолетнего подсудимого, условия его проживания, степень и характер воздействия семьи на его воспитание и формирование личности, посчитал, что исправление Б. возможно без применения уголовного наказания, в связи с чем в порядке ст. 431 УПК РФ освободил его от уголовной ответственности и применил к нему принудительные меры воспитательного воздействия.

В соответствии с ч. 3 ст. 90 УК РФ при совершении преступления средней тяжести срок передачи под надзор родителей устанавливается продолжительностью от 6 месяцев до 3 лет.

Однако суд, в нарушение требований Общей части Уголовного кодекса, назначил срок 2 месяца, в течение которого к Б. должна быть применена принудительная мера воспитательного воздействия в виде передачи под надзор родителей.

Постановление районного суда Омской области от 24.11.2009 в отношении Б. отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

 

Неправильное разрешение гражданского иска в уголовном деле

явилось основанием для отмены приговора суда в этой части

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 13 августа 2009 г. N 22-2864

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 01.07.2009 С., 09.06.1992 г.р., осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Этим же приговором осужден Г., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалуется.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшей в счет возмещения материального ущерба 18734 рубля с законного представителя С. и 13734 рубля с законного представителя Г., а в счет компенсации морального вреда - 300000 рублей солидарно с обоих законных представителей.

С. и Г. осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, совершенное группой лиц. Преступление совершено 23.02.2009 в г. Омске.

Судебная коллегия отменила приговор в части гражданского иска и передала дело в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

На основании ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 1074 ГК РФ в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Однако суд первой инстанции не обсудил вопрос о наличии у несовершеннолетних осужденных доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда.

Данные нарушения коллегия полагает существенными, влекущими отмену приговора в части разрешенного гражданского иска.

 

Поскольку подсудимый на момент вынесения приговора

достиг совершеннолетия, то он самостоятельно несет полную

материальную ответственность

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 23 июля 2009 г. N 22-2475

 

 

Приговором районного суда Омской области от 23.07.2009 М., 13.05.1991 г.р., осужден по двум эпизодам преступлений, предусмотренных п. п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Взыскано с М. в пользу потерпевшего 7800 рублей в счет возмещения материального ущерба, а в случае невозможности такого взыскания постановлено взыскать данную сумму с его матери.

Судебная коллегия изменила приговор, согласившись с доводами кассационного представления, указав следующее.

Поскольку М. на момент вынесения приговора исполнилось 18 лет, то он самостоятельно несет полную материальную ответственность, поэтому указание суда в приговоре о взыскании материального ущерба с его матери не основано на законе.

Приговор изменен, из резолютивной части приговора исключено указание о взыскании в счет возмещения ущерба с матери осужденного К. в случае невозможности погашения ущерба самим осужденным.

 

При разрешении гражданского иска судом был нарушен

уголовно-процессуальный закон в части соблюдения прав

гражданских ответчиков

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 25 марта 2010 г. N 22-996

 

 

Приговором районного суда Омской области от 19.02.2010 осуждены:

- Х., 18.01.1993 г.р., учащийся 9 класса СОШ, по п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к 4 годам лишения свободы в воспитательной колонии;

- Р., 02.08.1993 г.р., учащийся проф. училища, по п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ с применением положений ч. 6.1 ст. 88 УК РФ и ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать с осужденных Х. и Р. в пользу потерпевшего Д. по 15000 рублей с каждого в счет компенсации морального вреда. В случае отсутствия у несовершеннолетних осужденных доходов или имущества, достаточного для возмещения вреда, обязанность по его возмещению в соответствии со ст. 1074 ГК РФ возложена на законных представителей: Р.Н.П. и комитет по образованию Администрации Горьковского муниципального района Омской области.

Преступление совершено 03.10.2009 в Омской области.

В кассационном представлении государственный обвинитель оспаривает решение суда в части гражданского иска и отмечает, что, в нарушение ч. 1 ст. 54 УПК РФ, судом не вынесено постановление о признании Р.Н.П. и комитета по образованию администрации в качестве гражданских ответчиков.

Судебная коллегия указала, что приговор суда в части, касающейся разрешения гражданского иска, нельзя признать законным и обоснованным.

Удовлетворив исковые требования потерпевшего, суд возложил обязанность по возмещению морального вреда не только на несовершеннолетних осужденных, но и на их законных представителей. Вместе с тем суд не признал этих лиц гражданскими ответчиками, не вынес соответствующего определения, не разъяснил им права, предусмотренные ст. 54 УПК РФ. Мнение законных представителей и самих осужденных по заявленному иску суд также не заслушивал.

В связи с нарушением прав и законных интересов указанных участников уголовного судопроизводства приговор районного суда от 19.02.2010 в части разрешения гражданского иска отменен, дело в этой части направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

 

5. РАССМОТРЕНИЕ СУДАМИ ЖАЛОБ,

ПОДАННЫХ В ПОРЯДКЕ СТ. 125 УПК РФ

 

Заявление лица, подавшего жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ,

о своем нежелании участвовать в судебном заседании

не освобождает суд от обязанности надлежащего извещения

заявителя о времени рассмотрения жалобы

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 30 ноября 2009 г. N 44-У-351

 

 

К. обжаловал в суд в порядке ст. 125 УК РФ постановление прокурора от 20.11.2006, которым постановление следователя Ч. от 01.10.2006 об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено и материалы возвращены для дополнительной проверки.

Постановлением районного судьи от 15.06.2009 К. отказано в удовлетворении жалобы на вышеназванное постановление.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 23.07.2009 постановление районного судьи оставлено без изменения, а кассационная жалоба К. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе заявитель просил отменить состоявшиеся судебные решения, поскольку о дне рассмотрения его жалобы он не был извещен, поэтому не смог дать дополнительные пояснения по делу.

Президиум отменил постановление судьи от 15.06.2009, определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 23.07.2009 и направил дело на новое судебное рассмотрение.

Из материалов дела следует, что 10.06.2009 судьей принято решение о рассмотрении жалобы К. в судебном заседании 15.06.2009.

Однако, как видно из справочного листа, о дне рассмотрения жалобы извещался только прокурор. Согласно протоколу судебного заседания при решении вопроса о возможности рассмотрения жалобы заявителя при имеющейся явке сторон учитывалось заявление К. (л.д. 60), где он просил рассмотреть жалобу без его участия.

Исходя из требований части 3 статьи 125 УПК РФ, жалобы на указанные в законе действия (бездействия) и решения названных должностных лиц, в том числе прокурора, рассматриваются в судебном заседании с участием заявителя. При этом законом определено, что неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

Таким образом, заявление К. о своем нежелании участвовать в судебном заседании не освобождало суд от выполнения предписаний закона о надлежащем уведомлении заявителя о времени рассмотрения жалобы.

При изложенных обстоятельствах суд ограничил гарантированное уголовно-процессуальным законом право участника уголовного судопроизводства, что могло повлиять на принятие законного и обоснованного решения.

 

В порядке главы 16 УПК РФ могут быть обжалованы решения

и действия дознавателя, следователя и прокурора,

способные причинить ущерб конституционным правам

и свободам участников уголовного судопроизводства

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 28 января 2010 г. N 22-246

 

 

Постановлением районного судьи от 14.12.2009 удовлетворена жалоба Б. на действия должностного лица Омской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях: постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу от 26.11.2009 в отношении Б. признано незаконным. На прокуратуру возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

Из материалов дела следует, что прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, исполняя указание Генеральной прокуратуры РФ о выдаче Б. Министерству юстиции Республики Грузия, вынес постановление о содержании Б. под стражей.

Б., не соглашаясь с принятым решением, обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просил признать незаконными действия должностного лица в части его заключения под стражу и экстрадиции в Республику Грузия.

Утверждает, что на территории Грузии он преступлений не совершал, является другим лицом, ссылается на несоответствие его даты рождения и даты рождения лица, осужденного приговором от 18.04.2008.

В обоснование принятого решения суд указал, что приговором районного суда Цхалтубо Республики Грузия от 18.04.2008 мера пресечения заключение под стражу в отношении осужденного Б. была отменена, вследствие чего прокуратура неправомерно самостоятельно избрала в отношении Б. меру пресечения в виде заключения под стражу, поскольку с ходатайством об этом надлежало обратиться в суд.

В кассационном представлении прокурор считает постановление судьи незаконным. В обоснование доводов ссылается на ст. 60 Минской Конвенции от 22.01.1993 "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам", в соответствии с которой по получении требования запрашиваемая Договаривающаяся Сторона немедленно принимает меры к взятию под стражу лица, выдача которого требуется.

Также ссылается на ч. 2 ст. 466 УПК РФ, согласно которой прокурор вправе заключить под стражу лицо, подвергнутое выдаче, без подтверждения указанного решения судом Российской Федерации.

Указывает, что довод Б. о несоответствии даты рождения, которую он называет, дате его рождения, указанной в приговоре районного суда г. Цхалтубо и запросе о выдаче, в настоящее время проверяется Генеральной прокуратурой Российской Федерации. В то же время официальное поручение Генеральной прокуратуры РФ об избрании меры пресечения в порядке ст. 466 УПК РФ в отношении Б., отбывавшего наказание в ФБУ ЛИУ-10 УФСИН России по Омской области, по мнению прокурора, являлось определенным и прямо указывало на лицо, находящееся в розыске за совершение особо тяжкого преступления.

Просит постановление судьи отменить.

Судебная коллегия отменила постановление и указала, что оспариваемое решение принято судом в порядке ст. 125 УПК РФ. Между тем в данном порядке по месту производства предварительного расследования могут быть обжалованы решения и действия дознавателя, следователя и прокурора, способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства.

В соответствии с пп. 56 ст. 5 УПК РФ под уголовным судопроизводством понимается досудебное и судебное производство по уголовному делу.

В данном конкретном случае ни досудебного, ни судебного производства по уголовному делу, связанному с заключением Б. под стражу, не производилось. Соответственно уголовного судопроизводства не имеет место быть. Оспариваемые правоотношения не являются предметом ст. 125 УПК РФ.

При таком положении коллегия полагает, что суд не вправе был рассматривать дело и принимать решение в порядке главы 16 УПК РФ, а вопрос о заключении под стражу лица с целью его экстрадиции должен был решаться в порядке, предусмотренном главой 54 УПК РФ.

На основании изложенного постановление судьи отменено. Производство по жалобе прекращено.

 

6. ИНЫЕ СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ

 

Если лицо совершило преступление небольшой тяжести

в состоянии невменяемости, то суду следует вынести

постановление о прекращении уголовного дела и об отказе

в применении принудительных мер медицинского характера

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 13 мая 2010 г. N 22-1655

 

 

С., находясь в состоянии невменяемости, совершил деяния, запрещенные уголовным законом: злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетнего ребенка; угрозу причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы; угрозу применения насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Постановлением районного судьи от 05.04.2010 С. освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 157, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 318 УК РФ в состоянии невменяемости.

В отношении его применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

В кассационном представлении прокурор указывает, что суду следовало прекратить дело по ч. 1 ст. 157 и ч. 1 ст. 119 УК РФ, а в применении принудительных мер медицинского характера в этой части отказать, назначив данную меру только относительно общественно опасного деяния по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Просит решение суда изменить.

Судебная коллегия изменила постановление и указала, что согласно ч. 2 ст. 443 УПК РФ, если лицом совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера.

Преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 157 и ч. 1 ст. 119 УК РФ, относятся к категории небольшой тяжести.

Таким образом, С. за совершение деяний, предусмотренных указанными статьями, должен быть освобожден от уголовной ответственности с отказом в применении принудительных мер медицинского характера.

Вместе с тем по деянию, предусмотренному ч. 1 ст. 318 УК РФ, судом принято правильное решение о назначении принудительных мер медицинского характера.

На основании изложенного постановление районного суда г. Омска от 05.04.2010 в отношении С. изменено: прекращено уголовное преследование за совершенные им запрещенные уголовным законом деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 157 УК РФ и ч. 1 ст. 119 УК РФ, и отказано в применении принудительных мер медицинского характера по указанным статьям.

В остальной части постановление оставлено без изменения.

 

Ходатайство дознавателя о помещении подозреваемой

в психиатрический стационар для производства судебной

психолого-психиатрической экспертизы рассмотрено без учета

требований процессуальных норм и закона

о судебно-экспертной деятельности

 

Определение надзорной инстанции -

Президиума Омского областного суда

от 16 ноября 2009 г. N 44-У-341

 

 

Постановлением районного суда г. Омска от 17.09.2009 удовлетворено ходатайство дознавателя о помещении С., 1941 г.р., подозреваемой в совершении общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, не содержащейся под стражей, в психиатрический стационар для производства судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

В обоснование принятого решения суд сослался на то, что в ходе дознания было установлено, что 07.07.2009 около 18 часов С., находясь на лестничном пролете многоквартирного дома, умышленно, на почве личных неприязненных отношений, облила гражданина Ц. кислотой, причинив ему вред здоровью средней тяжести.

По данному факту 16.07.2009 в отношении С. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ.

В судебном заседании дознаватель поддержал ходатайство и пояснил, что С. на учете в психоневрологическом диспансере не состоит, но ведет себя неадекватно. Из протоколов свидетелей (жильцов дома, в котором проживает подозреваемая) следует, что С. конфликтна, агрессивна, может подойти к любому жильцу дома и оскорбить его, толкнуть. Она сбрасывает мусор и выливает воду с балкона и окон своей квартиры на головы прохожих. В уголовном деле имеется обращение жильцов, где описаны факты неадекватного поведения С.

Изложенные обстоятельства дали суду I инстанции основание сомневаться в психическом состоянии подозреваемой С.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 15.10.2009 постановление оставлено без изменения.

В надзорной жалобе С. просит решения I и II инстанций отменить. Полагает, что у суда не было оснований помещать ее в стационар, т.к. она не возражала против проведения экспертизы в отношении ее и высказывала желание пройти ее амбулаторно в связи с тем, что ее муж (инвалид 1 группы) требует постоянного постороннего ухода.

Президиум отменил состоявшиеся судебные решения, указав, что судом не в полной мере соблюдены требования ст. 203 УПК РФ, регламентирующие основания и порядок помещения подозреваемого в психиатрический стационар, недостаточно исследованы данные о личности С., не дано оценки тому обстоятельству, что С. не возражала о прохождении амбулаторного обследования.

Из смысла ст. 203 УПК РФ следует, что помещение в психиатрический стационар лица для производства экспертизы, не находящегося под стражей по расследуемому делу, является исключительной мерой и применяется при невозможности назначения амбулаторной экспертизы.

По мнению президиума, выводы суда о необходимости проведения именно стационарной экспертизы неубедительны.

Кроме того, подозреваемая по решению суда помещена в психиатрический стационар на неопределенный срок, тогда как согласно ст. 30 Федерального закона от 31 мая 2001 года N 72-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ" лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней.

На основании изложенного постановление районного суда г. Омска от 17.09.2009 и определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 15.10.2009 отменены. Дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

В связи с изменением процессуального закона

обвиняемому в совершении преступления в сфере

предпринимательской деятельности избрана мера пресечения

в виде залога

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 6 мая 2010 г. N 22-1632

 

 

Органами предварительного следствия Л. обвиняется в совершении мошеннических действий в особо крупном размере с использованием служебного положения.

18.11.2009 Л. задержан в порядке ст. 91 УПК РФ, 20.11.2009 ему предъявлено обвинение. В тот же день в отношении его избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Сроки содержания Л. под стражей неоднократно продлевались: 12.01.2010 - до 3 месяцев, 09.02.2010 - до 6 месяцев. В настоящее время по делу продолжается расследование.

27.04.2010 следователь обратился в суд с ходатайством о продлении Л. срока содержания под стражей до 9 месяцев.

Постановлением судьи от 27.04.2010 срок содержания Л. под стражей продлен до 9 месяцев, то есть до 18.08.2010.

В кассационной жалобе адвокат, не соглашаясь с постановлением, указывает, что выводы суда о том, что Л. может оказать влияние на потерпевших и свидетелей, воспрепятствовать поиску необходимых документов, скрыться, носят вероятностный характер и не основаны на материалах дела.

Полагает, что представленные защитой сведения о личности обвиняемого, состоянии его здоровья дают основания для изменения меры пресечения на более мягкую.

Ходатайствует об изменении Л. меры пресечения на залог, ссылаясь на Федеральный закон от 07.04.2010 N 60-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и готовность внести залог.

Судебная коллегия изменила постановление судьи и указала следующее.

В соответствии со ст. 108 УПК РФ мера пресечения в виде содержания под стражей избирается в отношении лиц, совершивших преступление, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. Данная мера пресечения избирается судом по ходатайству органов следствия.

Согласно п. 1.1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 - 4 части первой настоящей статьи.

Статья 106 УПК РФ определяет, что залог в качестве меры пресечения применяется в отношении обвиняемого по решению суда в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ. Ходатайствовать о применении залога перед судом вправе подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо. Ходатайство подается в суд по месту производства предварительного расследования и обязательно для рассмотрения судом.

Вид и размер залога определяются судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности обвиняемого и имущественного положения залогодателя. При этом по уголовным делам о тяжких преступлениях размер залога не может быть менее 500000 рублей.

Деньги, являющиеся предметом залога, вносятся на депозитный счет органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Судебная коллегия полагает, что ходатайство адвоката, с учетом изменений действующего уголовно-процессуального законодательства, подлежит удовлетворению в полном объеме, а избранная мера пресечения - изменению с заключения под стражу на залог.

Поскольку дело находится в производстве СУ при УВД по г. Омску, то залог подлежит внесению на депозит УВД Омской области.

Определяя размер залога, коллегия исходит из положений, предусмотренных ч. 3 ст. 106 УПК РФ.

На основании изложенного постановление районного суда г. Омска от 27.04.2010 о продлении срока содержания под стражей в отношении Л. изменено. Мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Л. изменена на залог в размере 10000000 рублей.

Мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменений до внесения залога на депозитный счет УВД Омской области.

 

В резолютивной части решения о применении меры пресечения

в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого

необходимо указывать, до какой даты и на какой срок

принято соответствующее решение

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 4 декабря 2009 г. N 22-4396

 

 

Постановлением районного суда г. Омска от 27.11.2009 З., 22.09.1964 г.р., уроженцу р. Азербайджан, гражданину РФ, неработающему, состоящему в браке, имеющему на иждивении 2 детей, не судимому, обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу с содержанием в СИЗО г. Омска.

В кассационной жалобе адвокат М. просит отменить постановление, считает, что судом не в полной мере учтены данные о личности обвиняемого, кроме того, доказательств тому, что его подзащитный намерен заниматься преступной деятельностью и может скрыться, следствием не представлено.

Обращает внимание, что в резолютивной части постановления не указано, на какой срок принято решение о заключении З. под стражу.

Судебная коллегия уточнила постановление по следующим основаниям.

Из представленных в суд материалов следует, что постановлением следователя ССУ ФСКН по Омской области от 26.11.2009 возбуждено уголовное дело по признакам составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, в отношении З. по факту незаконного приобретения с целью дальнейшего сбыта наркотического средства - гашиш, массой 6,75 грамма, и приготовления для дальнейшего сбыта наркотического средства - гашиш, массой 71,63 грамма.

26.11.2009 З. был задержан в качестве подозреваемого, а 27.11.2009 ему предъявлено обвинение по указанным выше статьям Уголовного кодекса.

Вину в предъявленном обвинении З. не признал, от дачи показаний отказался.

Суд, принимая решение об избрании в отношении З. меры пресечения в виде заключения под стражу, указал, что, по его мнению, данная мера пресечения представляется единственно возможной мерой защиты общества, законных прав и интересов государства от преступных посягательств обвиняемого, а также в целях обеспечения исполнения приговора суда, поскольку, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться от органов следствия и суда, а также может продолжить заниматься преступной деятельностью, так как не имеет постоянного источника дохода и места работы. Суд полагает, что обвиняемый может оказать физическое либо психологическое воздействие на свидетеля К., уличающего З. в совершении преступления.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда I инстанции, указав, что в представленных материалах дела содержатся достаточные данные, позволяющие прийти к убеждению о правильности решения суда и обоснованности ареста З.

Однако резолютивная часть обжалуемого постановления не в полной мере соответствует требованиям пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 года N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста", из которого следует, что в резолютивной части решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого, обвиняемого необходимо указывать, до какой даты и на какой срок принято соответствующее решение.

На основании изложенного постановление районного суда г. Омска от 27.11.2009 об избрании в отношении З. меры пресечения в виде заключения под стражу изменено: резолютивная часть постановления дополнена указанием об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей сроком на 2 месяца, т.е. до 26.01.2010.

В остальной части постановление оставлено без изменения, а кассационная жалоба адвоката - без удовлетворения.

 

Отказывая в удовлетворении заявления о выдаче дубликата

исполнительного листа, судом не были проверены и оценены

все доказательства, которые могли повлиять

на обоснованность и законность решения

 

Определение судебной коллегии

Омского областного суда

от 18 февраля 2010 г. N 22-505

 

 

Я. обратилась в суд с заявлением о выдаче дубликата исполнительного листа, указав, что на основании приговора от 31.01.2000 с осужденного Л. в ее пользу взыскано 33123 рубля, однако службой судебных приставов исполнительный документ утерян и денежная сумма в ее пользу не взыскана.

Определением городского суда Омской области от 12.01.2010 заявление Я. о выдаче дубликата исполнительного документа оставлено без удовлетворения.

В частной жалобе Я., оспаривая законность и обоснованность вынесенного решения, указала, что службой судебных приставов исполнительный лист был направлен для исполнения в исправительную колонию по месту отбывания наказания Л. Однако согласно данным ИЦ УВД Омской области Л. не отбывал реальное лишение свободы. Данные обстоятельства, по ее мнению, свидетельствуют об утрате исполнительного листа.

Обращает внимание коллегии, что по данному уголовному делу было два потерпевших лица, выдавалось два исполнительных листа и исполнительные производства в службе судебных приставов также были возбуждены по отдельности, в связи с чем считает необоснованной ссылку суда на наличие общего исполнительного документа.

Судебная коллегия отменила обжалуемое определение и направила материал на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 430 ГПК РФ в случае утраты подлинника исполнительного листа или судебного приказа (исполнительных документов) суд, принявший решение, может выдать дубликаты исполнительных документов.

По смыслу закона дубликат может быть выдан в случае утраты исполнительного листа при неисполненном судебном решении.

По мнению коллегии, суд, принимая решение, не проверил доводы заявителя о выдаче двух исполнительных листов, об утрате в отношении ее исполнительного производства и неисполнении судебного решения в части взыскания с осужденного Л. в ее пользу суммы материального ущерба, определенного приговором.

Не дано оценки справке Тарского районного отдела УФССП по Омской области о том, что исполнительный лист был направлен в исправительную колонию по месту отбывания должником наказания и обратно не возвращался. Также суд не привлек к участию в деле в качестве третьих лиц Тарский РОСП УФССП России по Омской области.

При новом рассмотрении суду следует тщательно проверить доводы заявителя с привлечением в качестве третьих лиц Управление Федеральной службы судебных приставов по Тарскому району Омской области и принять решение в соответствии с требованиями закона.

 

Судьба вещественных доказательств разрешена без учета

положений Федерального закона N 122-ФЗ "О государственной

регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 25 января 2010 г. N 44-У-21/П

 

 

Приговором районного суда г. Омска от 19.07.2007 С. осужден по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Вещественные доказательства по делу - документы, находящиеся в материалах уголовного дела, постановлено хранить при деле.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 30.08.2007 приговор оставлен без изменения.

Президиум удовлетворил надзорное представление об изменении приговора в части разрешения судьбы вещественных доказательств.

В соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 81 УПК РФ документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству.

Суд, принимая вышеуказанное решение о судьбе вещественных доказательств, не принял во внимание, что вещественные доказательства, хранящиеся в материалах дела, изъяты в Управлении Федеральной регистрационной службы по Омской области и являются подлинниками правоустанавливающих документов на квартиру, расположенную в г. Омске по ул. Х.

В соответствии с ч. 4 ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" правоустанавливающие документы, признанные вещественными доказательствами по уголовному делу, после вступления приговора в законную силу либо по истечении срока обжалования судебного постановления, необходимо возвратить в соответствующий орган, осуществляющий государственную регистрацию прав.

Данные положения Федерального закона обусловлены тем, что дела правоустанавливающих документов подлежат постоянному хранению. Их уничтожение не допускается. Между тем уголовные дела о тяжких преступлениях, за совершение которых осужден С., в соответствии с Инструкцией о порядке отбора на хранение в архив федеральных судов общей юрисдикции документов, их комплектования, учета и использования, утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 28.12.2005 N 157, а также Перечнем документов федеральных судов общей юрисдикции с указанием сроков хранения, утвержденным Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 01.06.2007 N 70, хранятся в суде лишь 15 лет с момента погашения судимости осужденного по делу.

При указанных обстоятельствах суд, приняв решение о том, что находящиеся в материалах дела документы следует хранить при деле, создал условия для уничтожения документов, подлежащих постоянному хранению.

На основании изложенного приговор районного суда от 19.07.2007 и определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 30.08.2007 в отношении С. изменены в части решения вопроса о судьбе вещественных доказательств.

Постановлено возвратить правоустанавливающие документы на квартиру, расположенную по адресу: г. Омск, ул. Х., в Управление Федеральной регистрационной службы по Омской области.

 

Ходатайство осужденного о принятии мер по охране

его имущества и квартиры разрешено с нарушением требований

уголовно-процессуального закона

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 7 декабря 2009 г. N 44-У-358

 

 

Постановлением районного суда г. Омска от 06.08.2009 удовлетворено ходатайство осужденного С. о принятии мер по охране его квартиры и имущества.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 03.09.2009 постановление оставлено без изменения, а кассационная жалоба представителя администрации г. Омска - без удовлетворения.

В надзорной жалобе представитель администрации г. Омска просил отменить состоявшиеся судебные решения и направить материал на новое рассмотрение.

В обоснование доводов указал, что в соответствии со статьями 14 и 16 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ в перечень вопросов, относящихся к компетенции органов местного самоуправления, не входит принятие каких-либо мер по охране собственности физических и юридических лиц.

Положением об администрации административного округа г. Омска, утвержденным постановлением Мэра г. Омска от 31.12.2008 N 1198-п "Об администрации административного округа г. Омска", функция администрации округа по охране собственности либо принятию мер по охране собственности не предусмотрена.

Также представитель администрации обратил внимание, что при рассмотрении ходатайства осужденного он не был привлечен к участию в деле, в связи с чем нарушены процессуальные права администрации города.

Президиум удовлетворил надзорную жалобу, указав следующее.

Из материалов дела следует, что С., осужденный приговором от 06.02.2009, обратился в суд с ходатайством о принятии мер по охране принадлежащей ему квартиры, расположенной в г. Омске, и находящегося в ней имущества на период отбывания им наказания.

Суд, рассмотрев ходатайство осужденного, удовлетворил его и поручил администрации города принять необходимые меры по сохранности принадлежащей С. на праве собственности доли квартиры и находящегося в ней имущества.

Пунктом 15 ст. 397 УПК РФ предусмотрена возможность рассмотрения данного ходатайства. Между тем в соответствии с требованиями ст. 396 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, судья разрешает единолично в судебном заседании.

В нарушение требований закона судебное заседание при разрешении ходатайства С. не проводилось, о дне рассмотрения ходатайства заинтересованные лица не уведомлялись и к участию в деле не привлекались.

В соответствии с частью 2 ст. 313 УПК РФ при наличии у осужденного имущества или жилища, остающихся без присмотра, суд одновременно с постановлением приговора выносит определение или постановление о принятии мер по их охране.

По смыслу закона такое решение принимается при отсутствии родственников, которые вместе с ним проживали. Однако, разрешая ходатайство С. о принятии мер по охране его квартиры и находящегося в ней имущества, судья не выяснил вопрос о том, кто еще вместе с ним проживал (проживает) в данной квартире.

Возлагая на администрацию города обязанность по принятию мер об охране квартиры и имущества осужденного, суд не обосновал свое решение нормами закона, не учел положения Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления Российской федерации", согласно которому охрана частной собственности физических и юридических лиц не входит в перечень вопросов местного значения городского округа.

Кроме того, согласно положениям Федерального закона "О судебных приставах" (в редакции ФЗ от 19.07.2009 N 194-ФЗ) исполнение определения (постановления) о принятии мер по охране имущества или жилища, остающегося без присмотра, судом может быть возложено на судебных приставов.

На основании изложенного постановление районного суда г. Омска от 06.08.2009 и определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 03.09.2009 отменены, материал направлен на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду надлежит устранить нарушения уголовно-процессуального закона, привлечь к участию в деле представителя службы судебных приставов и принять решение на основании требований закона.

 

Решение об отмене условного осуждения и о направлении

осужденного для реального отбытия наказания принято

без учета обстоятельств, которые могли повлиять на выводы

суда о наличии оснований для отмены условного осуждения

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 21 декабря 2009 г. N 44-У-373

 

 

Постановлением районного суда Омской области от 02.03.2009 удовлетворено представление начальника ФБУ УФСИН России по Омской области об отмене условного осуждения в отношении Л., он для отбытия наказания направлен на 2 года 6 месяцев в исправительную колонию строгого режима.

В кассационном порядке постановление суда не обжаловалось.

В надзорной жалобе осужденный считает решение суда несправедливым. Указал, что никаких правонарушений против чужой собственности в период испытательного срока он не совершал, а совершил одно административное правонарушение, связанное с употреблением спиртных напитков. Он действительно не являлся в инспекцию, т.к. ему сказали приходить на явки один раз в полгода. Он устроился на работу, от контроля не скрывался, преступлений не совершал, просит отменить обжалуемое решение.

Президиум отменил постановление суда и указал следующее.

Приговором от 25.12.2007 Л. осужден за два преступления, предусмотренных п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ (хищение имущества В. на сумму 600 рублей и 1600 рублей), к 2 годам лишения свободы за каждое, в силу ч. 2 ст. 69 УК РФ - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком 2 года.

Судом были возложены на Л. обязанности: не менять без уведомления УИИ постоянного места жительства, являться в инспекцию для регистрации, не совершать административных правонарушений в области охраны собственности.

Постановлением судьи от 20.05.2008 Л. был продлен испытательный срок на 3 месяца за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ - появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения.

В представлении начальник УИИ указал, что, несмотря на проводимую с Л. профилактическую работу, он не являлся в инспекцию для регистрации в период с 30 сентября 2008 года по 4 февраля 2009 года. В представлении приведены объяснения осужденного о причинах неявки в связи с материальными затруднениями, а также объяснения сожительницы осужденного об отсутствии, по ее мнению, уважительных причин неявки Л.

Автор представления полагает, что своим поведением осужденный показывает неуважение и безответственное отношение к исполнению возложенных приговором суда обязанностей и о его нежелании встать на путь исправления.

Между тем, как следует из протокола судебного заседания, как осужденный, так и его гражданская жена, поясняли о наличии материальных затруднений, которые препятствовали ежемесячной явке Л. для регистрации в районный центр. Просили суд не отменять условное осуждение, так как это отразится на содержании двухлетнего ребенка.

Кроме того, президиум указал, что решение судьи не отвечает требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ. Суд, перечислив сведения из приговора, которым был осужден Л., и доводы представления УИИ, указал, что представление обосновано и подлежит удовлетворению. При этом свой вывод мотивировал лишь отсутствием уважительных причин, по которым Л. не являлся на регистрацию.

Принимая решение, суд исходил лишь из фактов формального нарушения Л. условий отбывания наказания (неявок на регистрацию) без учета удовлетворительной бытовой характеристики, того, что Л. место жительства не покидал и его местонахождение было известно в инспекции. Судом не дано никакой оценки доводам осужденного в свою защиту о тяжелом материальном положении.

Отменяя решение, президиум указал, что постановление нельзя признать обоснованным, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, поскольку приняты без учета обстоятельств, которые могли повлиять на выводы о наличии оснований для отмены условного осуждения.

Постановлено осужденного Л. освободить из мест лишения свободы немедленно.

Материалы дела направлены в тот же суд на новое судебное рассмотрение в ином составе.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь