Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июля 2010 г. N 22-1255/2010

 

Судья Евстратьева О.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Перфильева Г.В.,

судей Дроздецкой Т.А. и Котовой С.Я.,

при секретаре К.,

рассмотрев в судебном заседании 28 июля 2010 года кассационные жалобы осужденного Щ. и адвоката Ласточкиной Е.А. на приговор Гатчинского городского суда Ленинградской области от 7 апреля 2010 года, которым

Щ., <...>, ранее судимый:

26 января 1999 года Выборгским районным федеральным судом г. Санкт-Петербурга по части 1 ст. 131 УК РФ (с присоединением не отбытой части наказания по приговору от 13 ноября 1996 года Приморского районного федерального суда г. Санкт-Петербурга по части 1 ст. 218 УК РСФСР) к трем годам трем месяцам лишения свободы, освобожденный из мест лишения свободы по постановлению Калининского федерального суда г. Санкт-Петербурга от 11 мая 2000 года условно-досрочно 18 мая 2000 года на 4 месяца 27 дней,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Закона от 13 июня 1996 года) к лишению свободы на семь лет пять месяцев в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 7 апреля 2010 года, в срок отбытия наказания зачтено время его содержания под стражей со 2 декабря 2008 года по 7 апреля 2010 года.

Заслушав доклад судьи Котовой С.Я., выслушав осужденного Щ. и адвоката Морову И.С., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Григоряна Д.К., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

Щ. признан виновным в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление, согласно приговору, совершено им при следующих обстоятельствах.

21 ноября 2005 года около 20 часов 30 минут, Щ., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в квартире своего знакомого С.А. по адресу: <...>, в ходе ссоры с Е., на почве личных неприязненных отношений, действуя умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью Е., нанес последнему не менее 4-х ударов молотком, кулаками и обутыми ногами по голове и телу потерпевшего, произвел давление на область шеи потерпевшего неустановленным орудием, причинив ему открытую черепно-мозговую травму - кровоизлияние в твердую мозговую оболочку в лобной области справа, вдавленный перелом правой половины лобной кости, кровоизлияние в кожно-мышечный лоскут головы, ушибленные раны лобной области в левой и правой половинах; закрытую тупую травму шеи - множественные переломы подъязычной кости, тела и рожков щитовидного хряща, пластины и дужек перстневидного хряща, разрыв капсулы сустава между правым большим рогом и телом подъязычной кости, кровоизлияния в мягкие ткани шеи в области переломов, полосы давления по боковым поверхностям шеи; закрытую тупую травму груди - прямые переломы ребер справа 2 - 9 по среднеключичной линии, слева 2 - 9 по среднеключичной линии, 5 - 7 по окологрудинной линии, кровоизлияния в мягкие ткани груди в проекции переломов.

Указанные повреждения причинили последнему тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, в результате чего смерть Е. наступила на месте происшествия от тупой сочетанной травмы головы, шеи, груди, выразившейся в открытой черепно-мозговой травме (ушибленные раны головы, вдавленный перелом лобной кости, кровоизлияние в твердую оболочку мозга), закрытой тупой травмы груди (множественных переломов ребер по многим анатомическим линиям, кровоизлияния в мягкие ткани груди в области повреждений), тупой травмы шеи (переломы подъязычной кости и хрящей гортани, кровоизлияния в мягкие ткани шеи), сопровождавшейся нарушением каркаса грудной клетки, нарушением дыхательной функции, и повлекшей за собой острую дыхательную недостаточность.

Убедившись, что потерпевший мертв, с целью сокрытия следов преступления, 25 ноября 2005 года Щ. совместно с С.А. перенесли труп Е. в подвал указанного дома, где спрятали.

В судебном заседании Щ. вину не признал, утверждал, что преступления не совершал, в указанное время в квартире С.А. не находился.

В кассационной жалобе адвокат Ласточкина Е.А. считает, что при вынесении обвинительного приговора в отношении Щ. по ч. 4 ст. 111 УК РФ был неправильно применен уголовно-процессуальный закон. Адвокат считает, что вина Щ. в совершении указанного преступления не доказана. С момента задержания Щ. заявлял о непричастности его к совершению данного преступления, утверждал, что в день совершения преступления он не находился в городе Коммунар Гатчинского района Ленинградской области, в это время он был у своих знакомых в Санкт-Петербурге, однако данная версия не была проверена в полном объеме ни органами предварительного следствия, ни в ходе судебного следствия, что выразилось в вынесении в отношении Щ. незаконного обвинительного приговора. Адвокат дает свою оценку собранным по делу доказательствам, полагает, что показания свидетеля С.А. следовало оценить критически, поскольку несколько лет назад он обвинялся в совершении указанного преступления, оглашенные показания свидетеля И. также не могли быть положены в основу приговора, так как они получены с нарушением уголовно-процессуального закона, о чем неоднократно заявлял Щ., другие свидетели не могли назвать источник информации, появившийся у них, о якобы причастности Щ. к совершению преступления. Защитник полагает, что Щ. подлежит оправданию по ч. 4 ст. 111 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, о чем просит суд кассационной инстанции.

В кассационной жалобе и дополнении осужденный Щ. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, просит о его отмене в связи с отсутствием состава преступления. В обоснование жалобы указывает, что

- выделение в отношении него уголовного дела было невозможно, так как это повлияло на всесторонность и объективность предварительного расследования и правильность приговора, поскольку С.А. является соучастником преступления;

- судья Евстратьева не могла рассматривать уголовное дело в отношении него, так как она рассматривала дело в отношении С.А., в приговоре в отношении С.А. по существу установлена его вина в совершении преступления, полагает, что суд нарушил требования ст. ст. 61 и 63 УПК РФ;

- суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства о предъявлении вещественных доказательств, на которые имеется ссылка в приговоре;

- суд неправильно оценил показания свидетеля И., отвергнув показания И., которые она давала 8 декабря 2005 года, считает, что не установлена личность данного свидетеля;

- нарушены требования ч. 2 ст. 166 УПК РФ при изготовлении протокола, который должен быть написан, однако протокол изготовлен на компьютере;

- нарушены требования ч. 6 ст. 190 УПК РФ, в соответствии с которой по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись. В протоколе не имеется записи о том, что свидетель просил о прочтении протокола, самой И. протокол прочитан не был, данных о ее заболевании в деле нет;

- в деле отсутствует фототаблица к судебно-медицинской экспертизе;

- отрицательная характеристика выдана участковым по месту его регистрации, где он не проживает с 2001 года;

- не проверены его показания, где он говорит о том, что кровь, обнаруженная на молотке, принадлежит ему;

- в ходе следствия не установлено местонахождение Е. 21 ноября 2005 года с 14 часов до 21 часа;

- не доказан факт того что, он брал у Е. электродрель;

- не проверен тот факт, что 21 ноября 2005 года они с И. были у П. в Санкт-Петербурге;

- высказывает сомнения, мог ли труп Е. находиться в течение длительного времени в квартире, а затем в подвале;

- считает, что не проверены его показания в той части, что у него была травма руки, в связи с чем он не мог причинить указанные в приговоре телесные повреждения;

- протокол судебного заседания сфабрикован, утверждает, что 18 марта 2010 года судебное заседание проходило в его отсутствие, он лишен был права участвовать в прениях, суд не предоставил ему последнее слово;

- полагает, что его вина в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, не доказана.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель считает приговор законным и обоснованным, доводы Щ. и его защитника Ласточкиной Е.А. несостоятельными, просит оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о доказанности вины Щ. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Из материалов дела усматривается, что предварительное и судебное следствие по делу проведены полно, всесторонне и объективно.

Приговор в отношении Щ. постановлен обоснованно как в части квалификации его действий, так и в части размера назначенного ему наказания.

Вина Щ. доказана материалами уголовного дела.

Как видно из показаний свидетеля С.А. в судебном заседании, Щ. с весны 2005 года проживал с сожительницей И. в его квартире в г. Коммунаре. Погибший Е. жил по соседству. Осенью 2005 года Е. обвинил Щ. в том, что тот взял у него дрель и не вернул ее. 21 ноября 2005 года Щ. и И. с утра отмечали день рождения И. Щ. пошел в магазин за спиртным, вернулся избитый, лицо и куртка были в крови. Щ. сказал, что его избил Е. И. вытерла кровь с лица Щ., они снова сели за стол и стали выпивать. Около девяти часов вечера в квартиру ворвался Е. с молотком, дверь они не закрывали. Телесных повреждений у Е. не было. Между Е. и Щ. начался конфликт, переросший в драку. Е. в кухне первый ударил Щ. в грудь, потом Е. стал оскорблять И., сожительницу Щ. Началась драка. Щ. нанес один - два удара Е. кулаком в грудь. Затем драка переместилась в прихожую. Щ. был сильнее, Е. оказался внизу. Он не видел, наносил ли Щ. удары молотком, впоследствии молоток забрали. Щ. бил Е. в основном в область груди руками, может быть, ногами. Е. упал. Поскольку они с И. сидели на кухне, толком драку не видели. Драка продолжалась 10 - 15 минут, сначала между кухней и прихожей. Затем они перешли в коридор. Он выглядывал из кухни и видел, как Щ. наносил удары Е. ногой, на которой был ботинок, в область груди, один раз Щ. прыгнул на лежащего на спине Е. Е. после этого прыжка перестал двигаться и захрипел. Потом в коридоре наступила тишина. На кухню пришел Щ. и сказал, что "сделал" Е., они допили спиртное и пошли спать. Утром поняли, что Е. мертв. Решили спрятать труп, так как боялись ответственности за содеянное. Сначала труп перетащили в маленькую комнату, отключили там батарею, открыли форточку, там труп пролежал 4 - 5 дней. Потом завернули труп в гобеленовое покрывало, завязав сзади руки, и ночью вынесли его вдвоем с Щ. в подвал дома. И. присутствовала, когда они переносили труп в подвал. Следы крови в квартире замывала И. Щ. не жаловался ему на какие-либо заболевания, в том числе рук и ног.

Суд обоснованно признал показания свидетеля С.А. допустимыми, поскольку они последовательны, в целом непротиворечивы, подтверждаются протоколом проверки показаний на месте происшествия, где свидетель С.А. подробно рассказал об обстоятельствах преступления, показал, где началась драка и где она продолжилась, в каком положении находились Е. и Щ., куда Щ. наносил Е. удары, где оставался лежать потерпевший до утра и куда впоследствии они с Щ. переносили труп Е.

На л.д. 198 - 202 в томе первом имеется приговор Гатчинского городского суда Ленинградской области от 24 января 2007 года, которым С.А. признан виновным и осужден за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, совершенного 21 ноября 2005 года в его квартире.

Данным приговором установлены обстоятельства совершения преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, которые не вызывают сомнений, поскольку они были подтверждены и в ходе судебного разбирательства по данному делу.

Доводы Щ. о непричастности к совершению преступления опровергаются исследованными и проверенными судом показаниями И., оглашенными в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, из которых усматривается, что 21 ноября 2005 года она, Щ. и С.А. праздновали ее день рождения в квартире С.А. в г. Коммунар Гатчинского района Ленинградской области, начали выпивать с утра, потом она пошла спать. Щ. уходил за спиртным. Вернулся весь в крови, сказал, что его избили на станции, она помыла его, и они продолжили распивать спиртные напитки. Через некоторое время в квартиру пришел Е., который жил в соседнем доме, он сразу же начал шуметь, Щ. встал и сразу же началась драка между ним и Е. Щ. ударил Е. по лицу, от удара тот упал. Она пыталась оттащить Щ. от Е. Щ. сказал С.А., чтобы он закрыл ее в кухне. Из кухни она слышала какую-то возню и шум. Это продолжалось минут двадцать, после чего Щ. и С.А. пришли на кухню и продолжили распитие спиртных напитков. Она увидела лежащего в коридоре Е., голова его была в луже крови. Она подумала, что Е. лежит без сознания, предложила полить его водой, чтобы привести в чувство. Кто-то из мужчин сказал, что он мертв. У нее началась истерика. Щ. стал ее успокаивать, сказал, что никто ничего не узнает, они спрячут труп. С.А. и Щ. весь вечер думали, куда убрать труп, они даже ходили к Ижоре, хотели туда сбросить труп. Через некоторое время ночью она услышала шорохи, увидела, как Щ. и С.А. надели мешок из-под картошки на ноги Е. На его голове также был мешок. Ребята потащили труп в подвал, она по просьбе Щ. придерживала дверь. О случившемся она никому не рассказывала, так как боялась Щ., который часто ее бил. Впоследствии она рассказала родственникам Е., что произошло в их квартире и где находится труп.

Допрос И. на предварительном следствии проведен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в том числе соблюдены требования ст. 190 УПК РФ.

Как видно из протокола допроса свидетеля от 4 января 2006 года, протокол был прочитан И. следователем, замечаний к протоколу у нее не было, о чем она сделала соответствующую запись (т. 1 л.д. 230 - 232).

Таким образом, доводы Щ. о его непричастности к совершению преступления опровергаются показаниями свидетелей С.А. и И., не доверять которым у суда не было оснований, поскольку они подтверждаются иными доказательствами.

Как видно из показаний свидетеля Ш., родственницы погибшего Е., она находилась в Псковской области, когда ей сообщили о пропаже Е. Д. и дети Е. рассказали ей о конфликте между Щ. и Е., они сказали, что 21 ноября 2005 года около 14 часов в дом Е. пришел Щ., с которым Е. стал выяснять отношения по поводу дрели, в результате между ними произошла драка, Щ. выбежал из дома, а Е., схватив молоток, побежал за ним. Дети ходили в квартиру, где проживает Щ., но дверь им не открывали. Однажды им удалось попасть в квартиру, там была сожительница Щ. И., которая сказала, что труп Е. находится в подвале, его убил мужчина, находившийся в это время в квартире, и Щ. Они пошли в подвал и обнаружили там труп Е., на его голове был мешок, завязанный на шее, руки и ноги связаны. В квартире под паласом была кровь, в ванной комнате стояло ведро с окровавленным полотенцем и тряпками, там же нашли портсигар и молоток. А. сказала, что это папины вещи.

Указанные обстоятельства подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого был осмотрен подвал и обнаружен труп, в котором Ш. опознала Е.

В ходе осмотра квартиры <...> изъяты молоток, соскобы и полотенце со следами бурого цвета.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта от 13 февраля 2006 года, при исследовании трупа Е. установлены следующие телесные повреждения: открытая черепно-мозговая травма, закрытая тупая травма шеи, закрытая тупая травма груди. Данные повреждения образовались по механизму тупой травмы. Повреждения головы образовались от воздействия орудия с ограниченной следообразующей поверхностью, имеющей форму угла с закругленной вершиной и длиной сторон (ребер) около 2 см. Повреждения гортани возникли от воздействия тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью с направлением травмирующей силы спереди назад. Комплекс повреждения груди возник также от тупого твердого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью.

Все указанные повреждения сопровождались образованием опасного для жизни состояния, повлекли за собой смерть потерпевшего, расцениваются как тяжкий вред здоровью. Все повреждения возникли при жизни потерпевшего.

Причиной смерти Е. явилась тупая сочетанная травма головы, шеи, груди, выразившаяся в открытой черепно-мозговой травме, закрытой тупой травме груди, тупой травме шеи - данный комплекс повреждений сопровождался нарушением каркаса грудной клетки, нарушением дыхательной функции. Указанные повреждения возникли не менее чем от 4 травматических воздействий, что подтверждается обнаружением 4 точек приложения силы в виде ушибленных ран головы, повреждения гортани, переломов ребер.

Смерть потерпевшего наступила более чем за один месяц до исследования трупа. Учитывая массивность всех повреждений, обнаруженных на трупе, не представляется возможным их образование при падении с высоты собственного роста.

Заключение судебно-медицинского эксперта составлено в соответствии с требованиями ст. ст. 199 и 204 УПК РФ, к нему приложены таблицы N 1, 2 и 3.

Достоверность экспертного исследования не вызывает сомнений в его обоснованности.

Согласно заключению биологической экспертизы, на полотенце и фрагменте обоев, изъятых с места преступления, найдена кровь человека группы А, которая могла произойти от потерпевшего Е.

Учитывая изложенное, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Щ. в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Доводы Щ. о непричастности к совершению данного преступления опровергнуты объективными доказательствами, исследованными и проверенными в судебном заседании, допустимость и достоверность которых не вызывает сомнений.

Так, об участии Щ. в совершении преступления на предварительном следствии и в суде заявил свидетель С.А., его показания последовательны, соответствуют показаниям свидетеля И., которая была очевидцем преступления, их показания объективно подтверждаются заключениями экспертиз, проведенных по делу, а также другими доказательствами.

Утверждение в кассационной жалобе осужденного об оговоре его С.А. является голословным и не подтверждается материалами дела, в ходе судебного заседания не нашел подтверждения тот факт, что С.А. был соучастником преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Суд проверил все версии по делу, в том числе о причастности к избиению Щ. других лиц, а также об отсутствии Щ. и И. в п. Коммунар в день совершения преступления, обоснованно признав их несостоятельными, поскольку они опровергаются материалами уголовного дела.

Довод жалобы Щ. о том, что уголовное дело в отношении него выделено с нарушением требований ч. 2 ст. 154 УПК РФ, является необоснованным.

Уголовное дело в отношении Щ. было выделено в отдельное производство в связи с его розыском, то есть по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Утверждение в жалобе осужденного о том, что судья Евстратьева О.В. не могла рассматривать данное уголовное дело, так как она рассматривала дело в отношении С.А., также нельзя признать обоснованным.

Как следует из материалов дела, в судебном заседании 17 марта 2010 года подсудимым Щ. был заявлен отвод председательствующему по делу судье Евстратьевой О.В. в связи с ее заинтересованностью, так как она ранее выносила приговор в отношении С.А. по уголовному делу, где С.А. был признан непричастным к смерти Е.

В удовлетворении данного отвода было отказано, поскольку оснований, предусмотренных ст. ст. 61 и 62 УПК РФ, для отвода судьи не было установлено. Участие судьи в рассмотрении уголовного дела в отношении С.А. не является основанием для отвода судьи, поскольку не установлено обстоятельств, которые бы давали основание полагать, что судья лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Постановление от 17 марта 2010 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства подсудимого Щ. об отводе судьи Евстратьевой О.В., не вызывает сомнений в его законности и обоснованности (т. 3 л.д. 167 - 168).

Не нашло подтверждения в ходе судебного заседания утверждение Щ. о том, что кровь, обнаруженная на молотке, принадлежит ему.

Противоречит материалам дела заявление Щ., из которого усматривается, что судебные заседания 18 марта 2010 года и 7 апреля 2010 года проведены в его отсутствие.

Так, согласно протоколу судебного заседания, Щ. непосредственно участвовал в судебных заседаниях, его права не были ущемлены, ему было предоставлено право участвовать в прениях и право на последнее слово в соответствии с требованиями ст. ст. 292 и 293 УПК РФ (т. 3 л.д. 187).

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

Материалы дела исследованы всесторонне, полно и объективно, судом были рассмотрены все ходатайства подсудимого, доводы осужденного проверены и получили оценку в приговоре.

Утверждение осужденного в жалобе о том, что протокол судебного заседания должен быть написан, является несостоятельным.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 259 УПК РФ протокол может быть написан от руки, или напечатан на машинке, или изготовлен с использованием компьютера.

Согласно требованиям ч. 2 ст. 166 УПК РФ протокол следственного действия может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств.

При назначении наказания Щ. судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Назначенное Щ. наказание соответствует требованиям закона, в том числе справедливости, оснований к его смягчению судебная коллегия не усматривает.

Другие вопросы в приговоре разрешены в соответствии с действующим законодательством.

При таких обстоятельствах оснований к отмене или изменению приговора судебная коллегия не усматривает.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Гатчинского городского суда Ленинградской области от 7 апреля 2010 года в отношении Щ. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Щ. и адвоката Ласточкиной Е.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь