Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июля 2010 г. N 22-1375/2010

 

Судья Чибитько Д.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Перфильева Г.В.

судей Дроздецкой Т.А., Теске Н.А.,

при секретаре К.Р.,

рассмотрела в судебном заседании 28 июля 2010 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Е.А. на приговор Волосовского районного суда Ленинградской области от 01 октября 2009 года, которым

Е.А., <...>, ранее судимый:

22 января 2001 года Волосовским районным судом по ст. 158 ч. 2 п. А, В, Г УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ испытательный срок 1 год;

09 июня 2001 года Невским районным судом г. Санкт-Петербурга по ст. 166 ч. 2 п. А УК РФ к 3 годам лишения свободы с присоединением на основании ст. 70 УК РФ неотбытой части наказания по приговору от 22 января 2001 года, окончательное наказание 3 года 6 месяцев лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания 11 августа 2004 года;

02 февраля 2007 года Волосовским районным судом Ленинградской области по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ-162 от 08.12.2003 года) к 4 годам лишения свободы, без штрафа, с применением ст. 73 УК РФ испытательный срок 2 года,

осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. В, Г УК РФ к 5 годам лишения свободы, без штрафа;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам на срок 10 месяцев, с удержанием в доход государства 10% заработной платы;

по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы, без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний и в соответствии со ст. 71 ч. 1 УК РФ из расчета соответствия одному дню лишения свободы трем дням исправительных работ, Е.А. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет без штрафа.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение, назначенное Е.А. приговором Волосовского районного суда Ленинградской области от 02 февраля 2007 года отменено, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию присоединено частично наказание по приговору от 02 февраля 2007 года и окончательно к отбытию назначено наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 14 декабря 2008 года.

Заслушав доклад судьи Дроздецкой Т.А., объяснения адвоката Карпиной Н.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы осужденного, мнение прокурора Григоряна Д.К., полагавшего приговор отмене или изменению не подлежащим, судебная коллегия Ленинградского областного суда

 

установила:

 

Е.А. признан виновным в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, совершенного с незаконным проникновением в жилище, с угрозой применения насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Преступление совершено 24 апреля 2008 года в период с 17 часов до 22 часов, когда Е.А., находясь на разрушенном животноводческом комплексе около д. Ивановская Волосовского района Ленинградской области, с целью хищения чужого имущества, стал высказывать угрозы применения физического насилия к К., после чего, сломив волю потерпевшего к сопротивлению, под предлогом получения наличных денег от К. проехали в д. Бегуницы Волосовского района Ленинградской области, где, используя, похищенные у К. ключи от квартиры, незаконно проник в его не имеющую номера квартиру, расположенную в доме <...> указанного населенного пункта. После чего открыто похитил принадлежащие К. денежные средства и имущество различного наименования, всего на сумму 34260 рублей, а также не имеющие материальной ценности личные документы К.: паспорт гражданина РФ, военный билет, страховой полис обязательного медицинского страхования, пропуск на работу. Е.А. с места совершения преступления скрылся с похищенным имуществом и личными документами К., причинив своими действиями потерпевшему значительный материальный ущерб на сумму 34260 рублей.

Также Е.А. признан виновным в совершении похищения у гражданина паспорта и другого важного личного документа: 24 апреля 2008 года в период с 17 часов до 22 часов, Е.А. при изложенных выше обстоятельствах, находясь в квартире дома <...> по месту жительства К., открыто похитил личные документы последнего: паспорт гражданина РФ, военный билет, страховой полис обязательного медицинского страхования, пропуск на работу, которые в дальнейшем использовал в личных целях.

Кроме того, Е.А. совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

16 июля 2008 года, в период с 20 часов 30 минут до 22 часов, Е.А., находясь в д. Терпилицы Волосовского района Ленинградской области, на автодороге Волосово - Бегуницы, с целью хищения чужого имущества, вооружившись бейсбольной битой, напал на находящегося в автомашине ВАЗ-2109, транзитный номерной знак <...> регион, Л. Применив физическую силу, Е.А. схватил Л. за левую руку и попытался вытащить его из автомашины, с целью сломить сопротивление потерпевшего, нанес по телу Л. не менее 2 ударов бейсбольной битой, используя ее в качестве оружия, чем причинил потерпевшему, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, телесные повреждения, повлекшие за собой легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства и телесные повреждения, вреда здоровью не причинившие. Сломив сопротивление Л., Е.А. открыто похитил из салона автомашины принадлежащее Л. имущество различного наименования, с похищенным имуществом с места преступления скрылся, причинил своими действиями Л. значительный материальный ущерб на сумму 10 469 рублей.

В судебном заседании Е.А. вину в инкриминируемых ему преступлениях не признал.

В кассационных жалобах Е.А. выражает свое несогласие с приговором суда и полагает его подлежащим отмене.

Ссылается на незаконность приговора вследствие неправильного применения судом Уголовного закона: полагает ошибочным признание судом наличия в его действиях особо опасного рецидива преступлений и, кроме того, полагает, что суд ухудшил его положение, выйдя за рамки предъявленного обвинения, так как в обвинительном заключении имеется указание о наличии в его действиях опасного рецидива преступлений.

Указывает на допущенное судом нарушение его прав на защиту, так как суд необоснованно отклонял ходатайства стороны защиты о признании доказательств - заключений экспертов N 181, 343, 73, 33, ссылается, что с постановлениями о назначении экспертиз он был ознакомлен после проведения экспертных исследований, а также об исключении из доказательств показаний свидетелей и потерпевших в ходе предварительного следствия и не подтвержденных в ходе судебного разбирательства.

Полагает, что судебное следствие было проведено с обвинительным уклоном, так как суд не принял во внимание его показания о произошедших событиях и дал им неверную оценку.

Ссылается, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. По мнению автора кассационной жалобы, показания свидетелей суд надлежащим образом не оценил, имеющиеся противоречия в показаниях допрошенных лиц не устранены, оценка доказательств в их совокупности в приговоре не приведена, приведенные в приговоре показания свидетелей искажены, также в приговоре отсутствует анализ составов преступлений, их квалифицирующие признаки, назначенное наказание не соответствует общим началам назначения наказания.

Полагает, что показания потерпевшего К. не подтверждены иными исследованными судом доказательствами, приводит в жалобе показания потерпевшего и дает им свою оценку. Считает, что из обвинения в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п.п. В, Г УК РФ следует исключить квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в жилище", а также открытое хищение у К. пневматического пистолета, мобильного телефона, ключей от квартиры. Также ссылается, что доказательств хищения телефона у К. судом не добыто, а показания свидетеля Ш. не подтверждают выводы суда о его (Е.А.) причастности к хищению телефона сотовой связи у К., поскольку данное Ш. описание лица, продавшего ранее похищенный у потерпевшего телефон, не совпадает с его - осужденного - внешним обликом.

Ссылается на недостоверность показаний потерпевшего К. в силу его нахождения в состоянии сильного алкогольного опьянения, полагает, что судебное следствие проведено неполно, так как для выявления способности правильно воспринимать события и давать о них показания К. не была назначена и проведена судебно-медицинская экспертиза.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Исаев И.Г. полагает приговор суда законным и обоснованным, а кассационные жалобы осужденного - не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает выводы суда о виновности Е.А. в совершенных преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вина Е.А. в совершении преступлений доказана подробными показаниями потерпевших Л., К. в ходе судебного разбирательства об обстоятельствах совершенных в отношении них преступлений, при этом они последовательно и исчерпывающе описали действия Е.А., направленные на хищение принадлежащего им имущества.

Суд обоснованно пришел к выводу о достоверности показаний потерпевших Л., К., установив незаинтересованность этих лиц в исходе дела, о том, что показания этих лиц подтверждаются совокупностью исследованных иных доказательств по делу, причин для оговора потерпевшими Е.А. судом не выявлено, основания не доверять показаниям потерпевших у суда отсутствовали.

Кроме того, показания потерпевшего Л. согласуются и подтверждаются другими доказательствами по делу, исследованными судом: показаниями свидетеля С.М. о том, что к Л. он не имел претензий материального характера и не просил Е.А. получить от Л. какие-либо деньги; свидетеля В. о том, что в мае 2008 года Л. дважды встречал и беседовал с ним мужчина по поводу проблем в г. С-Петербурге, а 17 июля 2008 года Л. пояснил, что накануне был избит бейсбольной битой Е.А. и тот похитил у него мобильный телефон и пневматический пистолет; свидетеля П., подтвердившего, что в его присутствии Е.А. неоднократно беседовал с гражданином, управлявшим автомашиной ВАЗ 2108 или 2109 красного цвета, при этом показания указанных лиц противоречий не содержат. Виновность Е.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 УК РФ подтверждается письменными материалами уголовного дела, тщательно и объективно исследованными судом, в том числе протоколом устного заявления Л. о совершенном в отношении него Е.А. преступлении, с указанием о причинении ему телесных повреждений и последующем хищении телефона сотовой связи и пневматического пистолета, телефонограммой Волосовской ЦРБ и справкой об обращении 16 июля 2008 года Л. в медицинское учреждение за медицинской помощью, другими доказательствами. Так, заключением судебно-медицинского эксперта N 332 установлено, что Л. причинены телесные повреждения в виде раны передней поверхности левой голени в средней трети, которые причинены по механизму тупой травмы тупым твердым предметом (предметами), они могли образоваться 16 июля 2008 года, повлекли за собой легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства. Таким образом, судом правильно установлено, что давность и механизм образования обнаруженных у потерпевшего Л. телесных повреждений, их количество и локализация полностью подтверждают показания потерпевшего о физическом насилии, примененном к нему Е.А. при совершении разбойного нападения.

В судебном заседании версия Е.А. о фактических обстоятельствах была исследована, суд отверг ее как недостоверную, надлежащим образом мотивировав свое решение в приговоре. Также суд тщательно проверил показания всех лиц, допрошенных по обстоятельствам событий 16 июля 2008 года, все имевшиеся противоречия были выяснены и устранены, что нашло свое отражение в протоколе судебного заседания и в итоговом судебном решении.

Таким образом, выводы суда о виновности Е.А. в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, являются обоснованными, подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, всесторонне исследованных и надлежаще оцененных судом с подробным изложением этого в приговоре.

Юридическая квалификация действий Е.А. по ст. 162 ч. 2 УК РФ в приговоре мотивирована.

Виновность Е.А. в совершении предусмотренных ст. 161 ч. 2 п.п. В, Г, 325 ч. 2 УК РФ преступлений в отношении К. подтверждена показаниями потерпевшего об обстоятельствах произошедшего, показаниями, данными как в ходе судебного, так и предварительного следствия свидетелей Р., М.В., свидетеля Ш. в ходе предварительного следствия, письменными материалами уголовного дела, которые исследованы судом: протоколом принятия устного заявления о преступлении, в котором К. сообщены обстоятельства совершения Е.А. открытого хищения принадлежащего ему имущества с незаконным проникновением в жилище и применением физического насилия, протоколом осмотра места происшествия - разрушенного животноводческого комплекса, при входе в здание которого были обнаружены следы обуви, пятна бурого цвета, в том числе на стене, заключением судебно-медицинского эксперта, согласно выводам которого у К. были обнаружены телесные повреждения, которые образовались от действия тупых твердых предметов с ограниченной травмирующей поверхностью, в том числе при ударах кулаками, обутыми ногами, и они не повлекли за собой вреда здоровью. Также судом учтено, что заключение судебно-медицинского эксперта полностью подтверждает показания потерпевшего К. о примененном к нему физическом насилии при совершении открытого хищения имущества Е.А. Противоречия в показаниях К., о наличии которых указал в кассационной жалобе осужденный, существенными не являются, они были устранены в ходе судебного следствия.

Изложенная в суде версия Е.А. о фактических обстоятельствах событий 24 апреля 2008 года, в том числе о том, что ключи от квартиры, документы К. он не похищал, в квартире последнего не находился, была предметом исследования в суде, обоснованно признана как несостоятельная, опровергнутая исследованными судом доказательствами, подробный анализ которых приведен в приговоре. Довод Е.А. о том, что пистолет К. он не похищал, находился у него на хранении и в будущем он намеревался вернуть пистолет владельцу, в суде первой инстанции подтверждения не нашел, более того, он опровергается показаниями потерпевшего, исследованными судом и признанными достоверными показаниями свидетеля Р. в ходе предварительного следствия, объективной картиной совершенного преступления.

Судом тщательно исследованы показания свидетелей П., Р., М.В., данные ими как в ходе судебного, так и предварительного следствия с целью проверки их объективности. В ходе проверки судом установлено, что показания названных свидетелей в досудебной стадии производства по делу были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, доводы о якобы оказанном на них воздействии со стороны следователя были судом тщательно проверены и не нашли своего подтверждения. Как следует из протокола судебного заседания, эти свидетели подтвердили правильность ранее данных ими показаний, в целом их показания в суде не противоречат показаниям в ходе предварительного следствия, в связи с чем судом свидетельские показания П., Р. и М.В. в ходе предварительного следствия признаны достоверными и допустимыми.

Таким образом, выводы суда о виновности Е.А. в совершении грабежа, открытого хищения чужого имущества, с применением не опасного для жизни или здоровья насилия, с незаконным проникновением в жилище, являются обоснованными, подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, всесторонне исследованных и надлежаще оцененных судом с подробным изложением этого в приговоре.

Юридическая оценка действий Е.А. по ст. 161 ч. 2 п.п. В, Г, 325 ч. 2 УК РФ дана верно, судебная коллегия не считает возможным исключить из объема обвинения Е.А. квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в жилище", а также из объема похищенного Е.А. у К. пневматического пистолета, мобильного телефона, личных документов, ключей от квартиры, как об этом содержится просьба в кассационной жалобе, поскольку иное противоречит фактическим обстоятельствам дела, правильно установленным судом.

Изложенные Е.А. доводы кассационной жалобы признать состоятельными нельзя, так как они, по существу, сводятся к переоценке доказательств по делу, которым была дана оценка судом первой инстанции в соответствии с требованиями закона, что основанием для отмены или изменения приговора не является: противоречивых доказательств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда и которым суд не дал бы оценки, в деле не имеется, показания потерпевших и свидетелей, на которые суд сослался в приговоре, не содержат противоречий, которые позволили бы усомниться в достоверности и правдивости этих показаний, в соответствии с требованиями ст. 88 ч. 1 УПК РФ суд первой инстанции оценил каждое доказательство в отдельности с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для вынесения в отношении Е.А. обвинительного приговора.

Ознакомление осужденного в ходе предварительного следствия с постановлениями о назначении и проведении экспертиз после получения результатов экспертных исследований не свидетельствует о существенном нарушении норм уголовно-процессуального закона, влекущем признание доказательств недопустимыми. Е.А. и его защитник, ознакомившись с постановлениями, каких-либо заявлений не делали, как в ходе ознакомления с материалами уголовного дела, так и в судебном заседании, также заявлений не делали и ходатайств о назначении дополнительных экспертиз с постановкой вопросов, подлежащих разрешению экспертом, не имели.

Судебная коллегия оценивает как несостоятельный довод жалобы осужденного об имевших место нарушениях судом его прав на защиту. Как следует из протокола судебного заседания, Е.А. были разъяснены процессуальные права подсудимого, в том числе право на заявление ходатайств, оспаривание выводов экспертов и другие. Из материалов дела следует, что Е.А. пользовался предоставленными законом правами, неоднократно заявляя ходатайства по исследованию доказательств, признанию их недопустимыми, его защиту осуществлял профессиональный защитник.

Доводы Е.А. о том, что суд, отказав в удовлетворении ходатайств, тем самым нарушил его права, не могут быть признаны обоснованными, поскольку все заявленные ходатайства были рассмотрены судом с приведением мотивов принятого решения, в установленном законом порядке, с учетом мнения участников процесса. Несогласие осужденного с результатами рассмотрения заявленных ходатайств не может свидетельствовать о нарушениях его прав и о необъективности суда. Все представленные сторонами доказательства были исследованы, заявленные ходатайства рассмотрены, по ним приняты законные и обоснованные решения.

Из протокола судебного заседания следует, что судом были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав, с учетом принципа осуществления уголовного судопроизводства на основе состязательности сторон. Никто из участников процесса не заявлял о том, что судебное следствие проводится односторонне и предвзято, с нарушением требований ст. 15 УПК РФ. Данных об этом в материалах дела нет, и в жалобе никаких конкретных сведений не приводится.

Доводы жалобы осужденного Е.А. о недопустимости показаний потерпевших, показаний свидетелей на предварительном следствии являются несостоятельными. Протоколы допросов свидетелей П., Р. и М.В. составлены следователем в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, заявлений по поводу незаконного воздействия на них со стороны сотрудников правоохранительных органов от свидетелей не поступало. Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебного заседания после оглашения показаний Р. и М.В. они их подтвердили,

Показания осужденного, потерпевших и свидетелей, которые они давали в ходе предварительного следствия и в процессе судебного разбирательства, в приговоре изложены объективно, они соответствуют содержанию протоколов их допросов на следствии и в судебном заседании. Заявления о недозволенных методах ведения следствия судом проверены, они не подтвердились. То обстоятельство, что К. находился в момент совершения в отношении него преступления в состоянии алкогольного опьянения, не влияет на выводы суда о доказанности вины Е.А. в совершении преступлений, не ставит под сомнение законность и обоснованность приговора.

Версии Е.А. о фактических обстоятельствах произошедших событий судом исследованы, суд обоснованно пришел к выводу об их недостоверности и защитном характере, обусловленности желанием избежать ответственности за содеянное, так как они опровергаются письменными доказательствами и показаниями допрошенных по делу лиц. Вопреки доводам кассационных жалоб осужденного, судом установлено, что показания допрошенных лиц - Л., К., С.М., В., в ходе предварительного следствия П., Р., М.В. и Ш., являются допустимыми, достоверными, не вызывающими сомнений, к такому выводу суд пришел, оценив эти показания как в отдельности, так и в совокупности с иными доказательствами по делу. Довод жалобы о том, что данное свидетелем Ш. описание гражданина, продавшего ему ранее похищенный у К. телефон, не совпадает с его - Е.А. - внешним обликом, является субъективным мнением осужденного и не может быть принят судебной коллегией во внимание.

Также в совокупности с другими доказательствами по делу, судом дана оценка показаниям в судебном заседании свидетелей П., Е.О., М.А., С.С. Суд обоснованно признал их недостоверными, так как они даны лицами, находящимися в родственных, приятельских отношениях с виновным, продиктованы желанием освободить Е.А. от ответственности, противоречат показаниям других допрошенных по делу лиц, письменным материалам дела. Таким образом, суд, дав надлежащую оценку доказательствам по делу, привел мотивы, по которым признал одни доказательства достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельства дела, а также указал мотивы, почему он отвергает другие доказательства. Оснований не согласиться с приведенной в приговоре оценкой доказательств не имеется, поскольку она соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом, и требованиям уголовно-процессуального закона.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Все доводы кассационной жалобы осужденного сводятся к переоценке выводов суда, основанных на исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре доказательствах.

Нарушений уголовно-процессуального закона при разрешении уголовного дела, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, судебной коллегией не установлено.

Допустимость приведенных в приговоре доказательств сомнений не вызывает, поскольку они собраны по делу с соблюдением требований ст. ст. 74 и 86 УПК РФ.

Назначенное Е.А. наказание как за каждое из совершенных преступлений, так и по совокупности преступлений, по совокупности приговоров, является законным, обоснованным и справедливым. При решении вопроса о назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ и с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, сведений о личности осужденного и других обстоятельств, влияющих на наказание, обоснованно назначил Е.А. наказание в виде реального лишения свободы.

Судом установлено, что Е.А. 22 января 2001 года и 09 июня 2001 года, то есть дважды, был судим за совершение тяжких преступлений, условное осуждение по приговору от 22 января 2001 года ему отменялось и он для отбывания наказания в виде реального лишения свободы по совокупности названных приговоров направлялся в места лишения свободы, эти судимости не сняты и не погашены в установленном законом порядке. Так как Е.А. в отношении К., Л. вновь совершил преступления, отнесенные уголовным законом к категории тяжких, судом правильно, в соответствии с требованиями ст. 18 ч. 3 п. А УК РФ установлено наличие в действиях Е.А. рецидива преступлений, а именно - особо опасного рецидива. Признание обстоятельства отягчающим наказанием является исключительной прерогативой суда, а не следователя, оно не связано с объемом предъявленного органом предварительного следствия обвинения, в связи с чем довод жалобы осужденного о том, что суд вышел за пределы обвинительного заключения, судебная коллегия не принимает во внимание. Вид содержащегося в действиях Е.А. рецидива преступлений, вид исправительного учреждения, в котором осужденному надлежит отбывать наказание, судом определены верно. Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание к применению ст. 64 УК РФ, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменения приговора, по делу не допущено, оснований для удовлетворения кассационной жалобы осужденного и отмены приговора судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда,

 

определила:

 

приговор Волосовского районного суда Ленинградской области от 01 октября 2009 года в отношении Е.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь