Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июля 2010 г. по делу N 33-3098/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Цехмистера И.И.,

судей Плехановой С.В., Журавлевой Г.М.,

при секретаре С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе ответчика К.А.А. на решение Юргинского районного суда Тюменской области от 26 мая 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования Ш. удовлетворить.

Признать недействительным завещание от имени К.А.М., 27 июля 1927 года рождения, удостоверенное Главой администрации Юргинского сельского поселения У., 23 марта 2006 года, зарегистрированное в реестре за N 269".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Плехановой С.В., объяснения истца Ш., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. обратился в суд с заявлением о признании недействительным завещания К.А.М. от 23 марта 2006 года в интересах К.А.А., мотивируя требования тем, что 10 октября 1997 года, его тетей К.А.М. было составлено завещание, в котором она, в случае своей смерти, завещала ему принадлежащее ей домостроение находящееся по ***, в ***, *** ***. 12 июня 2008 года К.А.М. умерла. После обращения в нотариальную контору, истцу стало известно, что у К.А.А. имеется тоже завещание от имени К.А.М. на это же домостроение, которое было удостоверено 23 марта 2006 года, главой администрации Юргинского сельского поселения. Истец полагает, что данное завещание подписано не его тетей, которая страдала психическим заболеванием и не могла отдавать отчет своим действиям. Кроме того, спустя несколько дней после составления завещания, его тетя была направлена в ГСУ СОНТО "Ялуторовский психоневрологический интернат", где находилась с 6 апреля 2006 года по день своей смерти.

В судебном заседании истец Ш. поддержал свое заявление и просил его удовлетворить.

Представитель истца - адвокат Крылов В.В., поддерживая исковые требования Ш., просил их удовлетворить, указывая, что должностным лицом - Главой администрации Юргинского сельского поселения У., удостоверено завещание от имени лица, страдающего психическим заболеванием, что исключало ее дееспособность. К.А.М. могла быть подвержена постороннему влиянию, присутствующих при составлении завещания лиц. Кроме того, при подписании завещания завещателем, Глава администрации Юргинского сельского поселения не присутствовал, личность К.А.М. не устанавливал, дееспособность не проверял. Тайна завещания была нарушена.

Ответчик К.А.А. с иском не согласился, указывая, что завещание было удостоверено главой сельской администрации - У., так как нотариуса, в этот период, в районе не было. О том, что К.А.М. завещала ему свое домостроение, он узнал в тот же день от К.И.С. (П.), которая приезжала составлять завещание. После того как К.А.М. увезли в Ялуторовский ПНИ, дом был закрыт, а ключ был у него. Зимой он протапливал печку, летом занимался огородом, а с сентября 2009 года стал проживать в ее доме. Мать и сестра ответчика навещали К.А.М. в интернате, она была в здравом уме. К.А.М. говорила, чтобы в ее доме остался проживать он, а не Ш.

Представитель Администрации Юргинского сельского поселения К.Л.К., с требованиями истца не согласилась, указывая, что в период составления завещания от имени К.А.М. в районе нотариус отсутствовал, и должностное лицо Администрации, в силу закона, имело право осуществлять удостоверение завещаний. Специалист администрации К.И.С. (П.) выезжала по месту жительства завещателя, его личность была установлена, и там же было подписано завещание. На момент совершения завещания, К.А.М. не признана недееспособной и не была ограничена в дееспособности. Наличие первого завещания от 10 октября 1997 года не свидетельствует о недействительности второго, наоборот последнее завещание отменяет предыдущее.

Судом постановлено указанное выше решение, с которым не согласен ответчик К.А.А., в кассационной жалобе он просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, указывая, что суд первой инстанции допустил нарушения норм процессуального права - ст. 150 ГПК РФ, не вручил ответчику копию искового заявления и документы, прилагаемые к нему, чем нарушил его право на защиту. При назначении экспертизы, суд не указал экспертное учреждение, изменил вопросы, не указал документы и свидетельские показания, по которым будет происходить экспертиза, не указал где она будет происходить, не дав ответчику права участвовать в ее проведении. На разрешение экспертам были представлены документы, не исследованные в судебном заседании, показания свидетелей, на которые имеется ссылка в заключении экспертов, искажены. Судом дана неправильная оценка показаниям свидетелей, в решении суда не указаны показания свидетеля ***, оценка им не дана, чем нарушены требования ст. 198 ГПК РФ. Во внимание принята запись из истории болезни, сделанная врачом З., который в ноябре 2005 года К.А.М. не осматривал и в данный период не работал в Юргинской ЦРБ. Судом необоснованно было отказано в назначении повторной судебно-психологической экспертизы. Не согласен с выводом суда о том, что при составлении второго завещания от 23 марта 2006 года не была установлена личность завещателя, ее дееспособность. При судебных прениях, не вынося определение о возобновлении рассмотрения дела по существу, суд по собственной инициативе оглашал и исследовал письменные доказательства, чем допущено нарушение ст. 191 ГПК РФ.

Резолютивная часть решения была оглашена судом 26 мая 2010 года, а мотивированное решение составлено 03 июня 2010 года, что является нарушением ст. 199 ГПК РФ.

На кассационную жалобу поступили письменные возражения истца Ш., в которых он просит об оставлении решения суда без изменения, кассационной жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, как это предусмотрено частью 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения решения суда.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, К.А.М. умерла 12 июня 2008 года. После ее смерти открылось наследство. В соответствии с завещанием от 10 октября 1997 года наследодатель К.А.М. завещала из принадлежащего ей имущества, жилой дом с прилегающим земельным участком, находящийся в *** области по *** - Ш. Завещанием от 23 марта 2006 года К.А.М. завещала все свое имущество - племяннику К.А.А.

В силу положений ст. 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

В силу ч. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Судом первой инстанции правильно установлено, что К.А.М. в момент совершения завещания от 23 марта 2006 года страдала "сенильной деменцией" и по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

При разрешении вопроса о том, находилась ли К.А.М. в момент совершения ею завещания от 23 марта 2006 года в таком состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий или руководить ими, суд правомерно назначил судебно-психиатрическую экспертизу, поскольку разрешение данного вопроса требовало специальных познаний в области психиатрии.

Доводы кассационной жалобы о том, что при назначении судебно-психиатрической экспертизы судом были допущены нарушения норм процессуального права, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку судом требования ст. ст. 79, 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации были выполнены, при этом эксперты не вышли за рамки своих прав и обязанностей, изучая представленные судом для проведения экспертизы, материалы.

При решении указанного выше вопроса, судом первой инстанции дана оценка показаниям свидетелей, допрошенных в судебном заседании, а также записи из истории болезни, сделанной врачом З. в ноябре 2005 года, о чем подробно изложено в решении суда.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд не должен был принимать во внимание запись из истории болезни, сделанную врачом З. в ноябре 2005 года, поскольку последний не мог осматривать К.А.М., так как в Юргинской ЦРБ не работал в этот период, судебная коллегия находит надуманными и во внимание не принимает.

Удовлетворяя исковые требования Ш., суд первой инстанции также исходил из того, что при удостоверении завещания от 23 марта 2006 года были нарушены правила по процедуре совершения завещания и его удостоверению, что свидетельствует о нарушении тайны завещания и ставит под сомнение добровольность волеизъявления завещателя.

Судебная коллегия находит приведенные в решении суждения относительно нарушения тайны завещания правильными, поскольку они соответствуют установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего законодательства, которые в решении приведены.

Доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку выводов судов относительно установленных обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, в связи с чем, не могут быть приняты судом кассационной инстанции во внимание.

Нарушений норм процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом не допущено.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, предоставленным сторонами доказательствам дал надлежащую правовую оценку и правильно применил нормы материального и процессуального права, оснований для отмены решения суда, предусмотренных ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Юргинского районного суда Тюменской области от 26 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К.А.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь