Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 июля 2010 г. N 4г/6-5028

 

Судья Московского городского суда Курциньш С.Э., рассмотрев истребованное по надзорной жалобе Ч., поступившей в суд надзорной инстанции 28.05.2010 г., на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 15.07.2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.12.2009 г. гражданское дело по иску Ч. к Государственному учреждению культуры города Москвы "Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

 

установил:

 

Ч. обратился в суд с иском к Государственному учреждению культуры города Москвы "Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В обоснование требования указал на то, что в Государственном учреждении культуры города Москвы "Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького" истец работал с 15 апреля 2005 года в должности билетного контролера 3 разряда. 10 марта 2009 года по приказу директора учреждения истец был уволен по п.п. "б" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения. Увольнение истец считает незаконным и утверждает, что 4 марта 2009 г. находился на своем рабочем месте и был трезв. Истец просил восстановить его на работе и взыскать в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула в размере 102358 рублей 29 копеек, а также компенсировать ему моральный вред в размере 30000 рублей.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 15.07.2009 г. в удовлетворении иска Ч. к Государственному учреждению культуры города Москвы "Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.12.2009 г. вышеуказанное решение оставлено без изменения.

В надзорной жалобе заявитель просит отменить состоявшиеся судебные постановления, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое судебное постановление, удовлетворив исковые требования в полном объеме.

Запросом судьи Московского городского суда от 29.06.2010 г. указанное гражданское дело истребовано из Замоскворецкого районного суда г. Москвы.

Дело поступило в надзорную инстанцию Московского городского суда 12.07.2010 г.

В соответствии с ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора. При этом надзорная жалоба или представление прокурора, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде надзорной инстанции;

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Оснований для передачи надзорной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции Московского городского суда не имеется.

Судом установлено, что 15 апреля 2005 года между Государственным учреждением культуры города Москвы "Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького" и Ч. заключен трудовой договор N 35, согласно которому Ч. принимается на работу контролера билетного, 3 разряда, по основной работе на неопределенный срок.

Приказом N *** от 15 апреля 2009 года Ч. принят на указанную должность в организацию ответчика с 16 апреля 2005 года.

Приказом директора ГУК г. Москвы "ЦПКиО им. М. Горького" от 05 марта 2009 года Ч. отстранен от работы до 10 марта 2009 года в связи с распитием алкогольных напитков на рабочем месте.

Приказом N *** от 10 марта 2009 года трудовой договор с Ч. расторгнут и он уволен с 10 марта 2009 года за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, а именно, появление на работе в состоянии алкогольного опьянения, по п.п. "б" п. 6 ст. 81 ТК РФ.

В соответствии с п.п. "б" п. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае появления работника на работе (на своем рабочем месте либо на территории организации - работодателя или объекта, где по поручению работодателя работник должен выполнять трудовую функцию) в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

По смыслу закона состояние алкогольного или иного опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые подлежат оценке.

Как следует из приказа от 10 марта 2009 года, в основу решения об увольнении Ч. положены докладная записка старшего контролера М., акт об установлении факта появления на рабочем месте в состоянии опьянения от 04 марта 2009 года, объяснительная Ч. от 05 марта 2009 года.

Стороны в судебном заседании подтвердили, что 04 марта 2009 года в момент прибытия В., П. и Р. Ч. находился на территории ГУК г. Москвы "ЦПКиО им. М. Горького" на своем рабочем месте, определенном ему его руководителем М., и исполнял свои должностные обязанности по проверке билетов у посетителей. Указанный факт ни истцом, ни ответчиком в ходе рассмотрения дела не оспорен.

Из докладной записки старшего контролера М. от 04 марта 2009 года судом усматривалось, что 04 марта 2009 года контролер билетный Ч. находился на рабочем месте на входе у "Луна-Парка" в нетрезвом состоянии; Ч. было предложено пройти медицинское освидетельствование для установления факт нахождения в нетрезвом виде, после чего они отправились в клиническую наркологическую больницу N 17; по дороге при остановке автомобиля в пробке Ч. из машины сбежал; по факту нахождения Ч. в состоянии алкогольного опьянения был составлен акт, на основании которого им (М.) принято решение об отстранении Ч. от исполнения своих обязанностей до завершения рабочей смены.

Суду представлен акт, составленный 04 марта 2009 года заведующим сектором обслуживания парком В., администратором сектора обслуживания парка П., инженером по охране труда Р., старшим котроллером билетным М. Данным актом зафиксировано, что 04 марта 2009 года в 17.30 контролер билетный Ч. находился в состоянии алкогольного опьянения на рабочем месте (пост "Луна-Парк"), у Ч. наблюдались следующие признаки опьянения: замедленная нечеткая речь, сопровождающаяся нецензурными словами; сильный запах спиртного изо рта; неадекватное поведение, выражавшееся в агрессивных действиях против представителей администрации; потеря равновесия. Также в акте указано, что факт нахождения Ч. в состоянии опьянения подтвердить медицинским заключением невозможно, поскольку Ч. отказался добровольно пройти медицинское освидетельствование, а именно сбежал по дороге из машины, направлявшейся в Наркологическую клиническую больницу N 17.

Согласно рукописной записи на указанном акте, Ч. ознакомлен с ним на следующий день после составления - 05 марта 2009 года.

Также 05 марта 2009 года Ч. оставлены письменные пояснения о произошедшем, а именно, Ч. указано, что 04 марта он находился на посту "Луна-Парк", к нему подъехали на машине, подошел старший контролер М., ему сказали, что он находится в состоянии алкоголя и попросили доехать до 1 Градской больницы; он (Ч.) был абсолютно трезвый, но согласился; они проехали мимо 1 Градской больницы, он не понял, куда его повезли, вылез из машины и ушел; с тем, что записано в акте не согласен.

Для подтверждения своей позиции истцом представлена справка из Кабинета медицинского наркологического освидетельствования Красногорской городской больницы N 3, из которой следует, что Ч. 04 марта 2009 года в 18.45 прошел медицинское освидетельствование и состояния алкогольного опьянении у него не было выявлено.

Также судом исследован протокол медицинского освидетельствования N 101 от 04 марта 2009 года, на основании которого выдана указанная справка, и копии листов журнала регистрации проведенных освидетельствований за 04 марта 2009 года, полученные из Кабинета медицинского наркологического освидетельствования Красногорской городской больницы N 3. Данные документы подтвердили изложенные в справке сведения.

Вместе с тем, в судебном заседании при проверке обстоятельств прохождения освидетельствования 04 марта 2009 года Ч. дал суду противоречивые, непоследовательные пояснения, опровергающие достоверность представленных им документов.

Так, в судебном заседании Ч. первоначально пояснил, что при прохождении освидетельствования он сдавал анализы, а именно, мочу, других анализов не сдавал, других действий не производил, в трубку не дул. Затем Ч. пояснил, что, несмотря на то, что освидетельствование он проходил единственный раз в жизни, какие именно анализы он сдавал, не помнит. В ответах на уточняющие вопросы Ч. уже сообщил, что в трубку он дул, сколько раз - не помнит, или один раз, или два, а также сдавал анализ крови из вены.

Вышеуказанные пояснения Ч. не соответствуют сведениям, изложенным в протоколе его освидетельствования, а именно, сведениям об измерении пульса, артериального давления, проверки реакции зрачков на свет, наличия нистагма при взгляде в сторону, сведениям о проведении теста Ромберга, тестов на точные движения (поднять монету с пола, пальценосовая проба). Также полностью не соответствуют протоколу освидетельствования сведения, сообщенные суду Ч., о сданном им в ходе освидетельствования анализе крови, отобранном у него из вены. Кроме того, что указанное обстоятельство не отражено в представленных суду документах, оно также не соответствует положениям Временной инструкции о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения, утвержденной Минздравом СССР 01 сентября 1988 года, согласно которым забор крови для анализов на алкоголь допускается в исключительных случаях только по медицинским показаниям (например, тяжелые травмы, отравления и т.п.).

Учитывая, что данное событие явилось для Ч. единственным в жизни, учитывая своеобразие и запоминающийся характер отраженных в протоколе тестов, суд правомерно посчитал противоречивыми сведения сообщенные суду Ч., что является существенным при их оценке.

Также суд принял во внимание, что между отказом Ч. от прохождения освидетельствования по инициативе работодателя и прохождением им освидетельствования по собственной инициативе прошло достаточное количество времени для изменения результатов тестов, а место нахождение Ч. и совершенные им действия в этот период времени никакими доказательствами не подтверждены.

Поскольку по пути следования в Наркологическую больницу N 17 Ч. находился в машине со своим непосредственным руководителем М., а также с посторонним лицом - водителем, суд не согласиться с доводами Ч. о наличии у него уважительных причин для выхода из машины и расценил этот поступок, как отказ от прохождения освидетельствования, организованного работодателем.

С учетом пояснений Ч. о том, что заявление о прохождении медицинского освидетельствования в Кабинете медицинского наркологического освидетельствования Красногорской городской больницы N 3 писал не он лично, а не выявленное в ходе судебного разбирательства лицо, а также принимая во внимание вышеприведенные несоответствия в представленных суду со стороны истца доказательствах, суд пришел к правильному выводу, что обстоятельства прохождения Ч. освидетельствования не установлены.

Отказывая истцу в удовлетворении его требований, суд обоснованно исходил из того, что ответчиком представлены доказательства, подтверждающие факт совершения работником дисциплинарного проступка, в частности докладную записку старшего контролера М., акт, составленный 4 марта 2009 года заведующим сектором обслуживания парком В., администратором сектора обслуживания парка П., инженером по охране труда Р., старшим котроллером билетным М. Кроме того, судом были допрошены свидетели В., Р., П., М., которые показали, что в этот день лично видели истца, на него жаловались посетители парка, поведение истца отличалось от обычного, он был агрессивен, ругался, от него исходил запах спиртного, по дороге на освидетельствование сбежал из машины.

Суд, оценив представленные доказательства в их совокупности с учетом требований ст. 67 ГПК РФ, пришел к выводу о том, что факт пребывания истца в состоянии алкогольного опьянения на рабочем месте нашел свое подтверждение.

В соответствии со ст. 192 ТК РФ увольнение по основанию, предусмотренному п.п. "б" п. 6 ст. 81 ТК РФ, является дисциплинарным наказанием, применяемым работодателем за совершение дисциплинарного проступка, то есть за неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Установленный ст. 193 ТК РФ порядок наложения дисциплинарного взыскания работодателем соблюден. Так, до применения дисциплинарного взыскания у Ч. затребовано письменное объяснение и оно им составлено. При этом, Ч. сведений о прохождении освидетельствования администрации не сообщил и справку, выданную 04 марта 2009 года, не представил. Дисциплинарное взыскание применено в предусмотренные законом сроки и доведено до сведения работника, о чем на приказе имеется его подпись.

Также, отказывая в удовлетворении исковых требований, суд правомерно исходил из пропуска истцом срока для обращения в суд, заявленного стороной ответчика в ходе судебного заседания.

Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального спора об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Как установлено в судебном заседании, с приказом об увольнении Ч. ознакомлен 10 марта 2009 года. Вместе с тем, иск предъявлен в суд 16 апреля 2009 года.

Истцом представлены медицинские справки из Озерской центральной районной больницы о том, что он находился на амбулаторном и стационарном лечении с 25 марта 2009 года по 15 апреля 2009 года с диагнозом "язвенная болезнь, язва луковицы 12 перстной кишки".

Ответчиком указанные сведения проверены и суду представлены справки, полученные в ответ на запрос начальника ОВД по Озерскому муниципальному району, из которых следует, что в указанный период времени Ч. на амбулаторном и на стационарном лечении в Озерской центральной районной больнице не находился.

При оценке указанных документов суд учитывал, что в справке, представленной Ч., не указана фамилия лица, ответственного за достоверность изложенных в ней сведений. Также эта справка заверена печатью городской поликлиники при Озерской центральной районной больнице, в то время как в ней содержатся также сведения из стационарных отделений, которые требуют печати самой больницы. В связи с наличием в справке, подписанной от имени врача К. орфографических ошибок, отсутствием указания на дату составления, суд пришел к правильному выводу, что указанное доказательство не может быть признано достоверным.

Вместе с тем, в отношении справок, представленных суду ответчиком, порядок их получения выяснен и подтвержден, они составлены в ответ на официальный запрос должностного лица - начальника ОВД по Озерскому муниципальному району, содержат все необходимые реквизиты: штампы и печати Озерской центральной районной больницы и поликлиники при ней, даты составления, сведения о должностном положении выдавшего лица и их подписи.

Таким образом, доказательств наличия у истца уважительных причин пропуска срока исковой давности в нарушение ст. 56 ГПК РФ суду не представлено.

Довод надзорной жалобы о том, что суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований истца основываясь только на доказательствах, представленных ответчиком, однако состояние алкогольного опьянения возможно определить только медицинским путем, не может повлечь отмену состоявшихся судебных постановлений, поскольку все представленные сторонами доказательства получили свою оценку суда с учетом требований ст. 67 ГПК РФ, что непосредственно указанно в решении суда. По смыслу действующего законодательства состояние алкогольного или иного опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые подлежат оценке.

Также в надзорной жалобе содержится несогласие с выводами суда относительно отсутствия у истца уважительных причин пропуска срока исковой давности, вместе с тем данное указание повлечь отмену состоявшихся судебных постановлений не может, поскольку причины пропуска истцом срока обращения в суд были исследованы судом в полном объеме в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ. С выводами, изложенными в состоявшихся судебных постановлениях суда первой и второй инстанции относительно наличия уважительных причин пропуска срока исковой давности, оснований не согласиться надзорная инстанция не усматривает.

Иных доводов, которые могут повлечь отмену состоявшихся судебных постановлений, надзорная жалоба не содержит.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.02.2008 г. N 2 "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 04.12.2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в ГПК РФ" отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

При рассмотрении дела судами не допущено существенного нарушения или неправильного применения норм материального и процессуального права. В надзорной жалобе отсутствуют обстоятельства, которые бы могли в силу ст. 387 ГПК РФ явиться основанием к отмене состоявшихся судебных постановлений.

Руководствуясь ст. ст. 383, 387 ГПК РФ,

 

определил:

 

в передаче надзорной жалобы Ч., поступившей 28.05.2010 г., на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 15.07.2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.12.2009 г. для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - отказать.

 

Судья

Московского городского суда

С.Э.КУРЦИНЬШ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь