Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 августа 2010 г. по делу N 33-2444

 

Судья Кощеев А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда в составе:

председательствующего Погудиной Т.С.

судей Мартыновой Т.А. и Стексова В.И.

при секретаре Р.

по докладу судьи Мартыновой Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Кирове 03 августа 2010 года дело по кассационным жалобам представителя К.И. - К.А. и представителя ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" - Н. на решение Первомайского районного суда г. Кирова от 22 июня 2010 года,

 

установила:

 

Б. обратился в суд с иском к ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий", в котором указал, что 30 апреля 2010 года он был ознакомлен с приказом N 193 от 29 апреля 2010 года, которым ему установлена оплата труда в размере 2/3 средней заработной платы в связи с отпуском его лаборанта. 06 мая 2010 года он был ознакомлен с приказом от 05 мая 2010 года N 199 "О внесении изменений в приказ N 193", который фактически дублирует приказ N 193. С указанными приказами он не согласен.

Просит отменить приказ N 199 от 05 мая 2010 года, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда 20 000 рублей.

В производстве суда имеется иск Б. к ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" об отмене приказа N 193 от 29 апреля 2010 года и взыскании компенсации морального вреда в размере 20 000 рублей.

Определением суда от 02 июня 2010 года гражданские дела по указанным искам объединены в одно производство.

Решением районного суда от 22 июня 2010 года признан незаконным и отменен приказ N 193 от 29 апреля 2010 года главного врача ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" "Об оплате работы врача-рентгенолога" и приказ N 199 от 05 мая 2010 года о внесении изменений в приказ N 193.

Взыскано с ответчика в пользу Б. 1 000 рублей - в счет компенсации морального вреда. В остальной части в иске отказано.

В кассационных жалобах представитель К.И. - К.А. и представитель ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" - Н. просят решение суда отменить, т.к. считают его незаконным и вынести новое решение об отказе истцу в удовлетворении его заявленных требований. Суд первой инстанции ошибочно указал, что истец осуществлял свои должностные обязанности, составлял отчетность работы кабинета, оказывал консультативную помощь врачам других отделений, описывал рентгеновские снимки, однако Б. никаких обязанностей в спорный период не производил, доказательств судом не добыто, суд сделал такой вывод только из пояснений самого истца.

В возражениях на жалобы представителя Б. - Д., указано на законность и обоснованность вынесенного судом решения.

Заслушав доклад судьи Мартыновой Т.А., пояснения представителя К.И. и ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" К.А., поддержавшего жалобы, Б., просившего решение суда оставить без изменения, исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что Б. с 18 декабря 2009 года работает в ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" в должности врача-рентгенолога по основному месту работы, с окладом 4000 рублей с установленными надбавками, что подтверждено трудовым договором N 64 от 18 декабря 2009 года, приказом N 861 от 18 декабря 2009 года.

Приказом главного врача ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" N 193 от 29 апреля 2010 года "Об оплате работы врача рентгенолога" на период отпуска рентгенолаборанта ФИО10. с 03 мая 2010 года по 31 мая 2010 года врачу-рентгенологу Б. установлена оплата труда в размере 2/3 средней заработной платы на основании ст. 157 ТК РФ в связи с простоем.

Приказом главного врача ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" N 199 от 05 мая 2010 года "О внесении изменений в приказ N 193 от 29 апреля 2010 года" в

приказ N 193 внесены следующие изменения: на период отпуска рентгенолаборанта ФИО11. врачу-рентгенологу Б. установлена оплата труда в размере 2/3 средней заработной платы на основании ст. 157 ТК РФ в связи с простоем с 03 мая 2010 года по 24 мая 2010 года.

В соответствии со ст. 157 ТК РФ время простоя (статья 72.2 настоящего Кодекса) по вине работодателя оплачивается в размере не менее двух третей средней заработной платы работника. Время простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника, оплачивается в размере не менее двух третей тарифной ставки, оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально времени простоя. Время простоя по вине работника не оплачивается. О начале простоя, вызванного поломкой оборудования и другими причинами, которые делают невозможным продолжение выполнения работником его трудовой функции, работник обязан сообщить своему непосредственному руководителю, иному представителю работодателя.

Согласно ст. 72.2 ТК РФ под простоем понимается временная приостановка работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера.

Проанализировав обстоятельства по делу и законодательство, регулирующее данные правоотношения суд правильно пришел к выводу, что период работы истца с 03 мая 2010 года по 24 мая 2010 года периодом простоя не является, поскольку графики отпусков составлялись заранее, что обеспечивало работодателю возможность заменить находящегося в отпуске сотрудника, истец в указанное время находился на рабочем месте, осуществлял свои трудовые обязанности, предусмотренные его должностной инструкцией. Таким образом, приказы главного врача ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" N 193 от 29 апреля 2010 года "Об оплате работы врача рентгенолога" и N 199 от 05 мая 2010 года "О внесении изменений в Приказ N 193 от 29 апреля 2010 года" незаконны, требования истца об отмене названных приказов суд удовлетворил.

Установлено из графика отпусков ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" в 2010 году рентгенолаборантом ФИО12 очередной оплачиваемый отпуск заранее планировался с 03 мая 2010 года по 21 мая 2010 года. Как следует из текста должностной инструкции, основными профессиональными задачами рентгенолаборанта являются: оказание помощи врачу-рентгенологу.

Возникновение простоя в работе предполагает возникновение непредвиденных обстоятельств. В силу указанных причин заранее запланированный отпуск рентгенолаборанта, осуществляющего вспомогательную работу, не может быть отнесен к непредвиденным обстоятельствам.

Также образовавшееся время простоя связывается ответчиком с отсутствием работы для истца по его трудовой функции в период с 03 мая 2010 года по 24 мая 2010 года.

Как установлено из должностной инструкции врача-рентгенолога ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий", утвержденной главным врачом К.И. 06 мая 2010 года, проведение рентгенологических исследований, анализ рентгенограмм является неединственной обязанностью врача-рентгенолога. В его должностные обязанности также входит осуществление анализа работы рентгенкабинета, отчетности его работы, оказывает консультативную помощь врачам других отделений, планирует свою работу и анализирует показатели своей деятельности, обеспечивает своевременное и качественное оформление медицинской и иной документации.

Установлено, что в период с 03 мая 2010 года по 24 мая 2010 года истцом велась работа по описанию рентгеновских снимков, которые поступали из районов вместе с пациентами, занесению описанных снимков в книгу учета, систематизации работы за квартал, изучение литературы и повышение профессионального уровня.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно статье 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера, причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Определяя размер компенсации морального вреда, причиненного истцу снижением размера оплаты труда, суд учитывал продолжительность периода снижения оплаты, характер причиненных работнику нравственных страданий, степень вины работодателя. Исходя из принципов разумности и справедливости, суд взыскал компенсацию морального вреда в размере 1 000 рублей. В остальной части требований отказал.

С учетом изложенного, судебная коллегия находит решение суда законным и оснований к его отмене не имеется.

Доводы жалоб не могут быть приняты во внимание, поскольку они основаны на неправильном понимании норм материального права, были предметом судебного разбирательства суда первой инстанции и им дана надлежащая оценка.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Первомайского районного суда г. Кирова от 22 июня 2010 года оставить без изменения, а кассационные жалобы представителя К.И. - К.А. и представителя ОГУЗ "Талицкий детский туберкулезный санаторий" - Н. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь