Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 августа 2010 г. N 22-1399/2010

 

Судья Котов А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи - Перфильева Г.В.,

судей Эдвардса Д.В. и Теске Н.А.,

при секретаре К.Р.,

рассмотрела в судебном заседании 04 августа 2010 года кассационную жалобу осужденного Н. на приговор Гатчинского городского суда Ленинградской области от 25 мая 2010 года, которым

Н., <...>, судимый:

1) 03 марта 2000 года Гатчинским городским судом Ленинградской области по п. п. "а, б, в, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ, ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 29 марта 2002 года на неотбытый срок 1 год 9 месяцев 6 дней;

2) 05 марта 2003 года Гатчинским городским судом Ленинградской области, с учетом изменений, внесенных постановлением от 04 октября 2004 года, по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 03 марта 2003 года окончательно назначено 6 лет лишения свободы, освобожден 19 декабря 2008 года по отбытии срока наказания,

осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы; за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ к 2 месяцам исправительных работ с удержанием 10% в доход государства. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ с применением ч. 1 ст. 71 УК РФ, окончательное наказание назначено в виде 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен со дня провозглашения приговора, в срок отбытия наказания зачтено содержание под стражей с 4 мая 2009 года по 25 мая 2010 года.

Постановлено взыскать с Н. в доход федерального бюджета судебные издержки в размере 7 161 рубля.

Н. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, выразившееся в неизгладимом обезображивании лица; за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку; за совершение в отношении двух лиц иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, при следующих, установленных судом обстоятельствах.

04 мая 2009 года в период времени с 3 часов до 6 часов 15 минут Н., находясь в состоянии алкогольного опьянения по адресу: <...>, действуя на почве личных неприязненных отношений, нанес Ш. множественные удары ножом в область головы, по рукам, причинив потерпевшей тяжкий вред здоровью по признаку неизгладимого обезображивания лица.

В это же время Н. нанес Д.Е. не менее 5 ударов ножом в лицевую часть головы, шею и грудь. Смерть Д.Е. наступила на месте происшествия в результате колото-резаного ранения левой переднебоковой поверхности шеи со сквозным ранением корня языка, краевым повреждением правой яремной вены, кровоизлиянием в мягкие ткани, осложнившегося развитием воздушной эмболии.

Кроме того, Н. нанес удары ножом С. и Д.Б., причинив ссадины.

Н. вину признал частично.

Заслушав доклад судьи Перфильева Г.В., выступление адвоката Игнашевой М.В., поддержавшей жалобу, мнение прокурора Григоряна Д.К., полагавшего приговор суда законным и обоснованным, судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный Н. указывает на незаконность и необоснованность приговора, просит разобраться в деле и отменить приговор. Считает, что суд рассмотрел дело с обвинительным уклоном. По его мнению, показания Д.Б. и С. являются недостоверными, они не могли быть учтены судом при вынесении приговора, поскольку указанные лица скрылись от суда, избавились от вещественных доказательств со следами преступления. Показания потерпевшей Ш. не соответствуют действительности, неадекватны и бессмысленны. Н. обращает внимание на то, что он оборонялся от Д.Е., а затем от Д.Б. и С., однако, суд не учел данное обстоятельство и неверно квалифицировал его действия. Указывает, что об отсутствии умысла на совершение убийства свидетельствует хаотичность нанесенных ножом повреждений потерпевшему Д.Е. Считает, что его действия следует квалифицировать как совершенные при превышении пределов необходимой обороны.

Поскольку лица, прибывшие на место преступления, не указывали на неизгладимое обезображивание лица потерпевшей Ш., считает, что его действия в отношении нее следует переквалифицировать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по уголовным делам находит приговор в отношении осужденного Н. законным и обоснованным, а кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

Выводы суда о виновности осужденного в содеянном при установленных судом обстоятельствах соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом, и подтверждены доказательствами, полно и всесторонне проверенными в судебном заседании, подробно изложенными в приговоре и получившими надлежащую оценку суда.

Согласно показаниям потерпевшей Ш. она с Д.Е. и Н. употребляла спиртное. После того, как она и Д.Е. предложили Н. уйти из их дома, осужденный достал нож с выкидным лезвием, и нанес ей удар в правый висок. Она защищалась руками, на которых впоследствии оказались порезы, вышла из квартиры. Вернувшись увидела, что Д.Е. сидит на диване в крови, а Н. стоит рядом. Она позвала квартирантов Д.Б. и С. Когда они вошли, Н. пошел с ножом им навстречу. В это время она побежала вызвать скорую помощь. После возвращения, квартиранты сообщили ей, что отобрали нож у Н. и закрыли его в комнате. Сотрудники милиции задержали Н. Потерпевшая считает, что образовавшийся шрам, в результате телесного повреждения, обезображивает ее лицо.

Показания потерпевших Д.Б. и С., оглашенные в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, полностью согласуются показаниями Ш. и свидетельствуют о том, что после нанесения ножевых ударов Ш. и убийства Д.Е., Н. причинил им ссадины ножом. Они обезвредили Н., отняв у него нож.

Свидетель К.В. подтвердила, что Ш. сообщила, что Н. порезал ее и зарезал Д.Е., попросила вызвать "скорую помощь". Лицо и руки Ш. были изрезаны, на одежде кровь.

Свидетели Г., Д.В. и Х. подробно рассказали об обстоятельствах обнаружения трупа Д.Е., оказания медицинской помощи Ш., задержания Н., обнаружения орудия совершения преступления - ножа.

Показания потерпевших и свидетелей, подробно проанализированы и надлежаще оценены судом, объективно подтверждаются материалами уголовного дела, в том числе заключениями многочисленных экспертиз, включая заключение эксперта N 542 от 4 июня 2009 года, согласно которому непосредственной причиной смерти Д.Е. явилось колото-резаное ранение левой переднебоковой поверхности шеи со сквозным ранением корня языка, краевым повреждением правой яремной вены, кровоизлиянием в мягкие ткани, осложнившегося развитием воздушной эмболии.

Согласно дополнительному заключению эксперта от 21 сентября 2009 года рубцы на лице Ш. являются неизгладимыми.

Заключения эксперта N 1312, N 1313 от 06 мая 2009 года подтверждают то, что у Д.Б. и С. обнаружены ссадины, которые не расцениваются как вред здоровью.

Все доказательства, исследованные в судебном заседании в совокупности и взаимосвязи, являются относимыми, допустимыми, достоверными, а в совокупности достаточными. Поскольку показания потерпевших и свидетелей последовательны, согласуются между собой и подтверждаются материалами уголовного дела, согласиться с доводами осужденного об их недостоверности, не представляется возможным. Неявка в судебное заседание потерпевших не свидетельствует о порочности сведений, сообщенных ими на стадии предварительного расследования и оглашенных в судебном заседании в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Установив форму вины, выяснив мотивы, цель и способы совершения преступлений, исследовав иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного, суд квалифицировал действия Н. согласно закону.

Доводы осужденного о неверной квалификации его действий в связи с тем, что он находился в состоянии необходимой обороны, проверялись судом первой инстанции тщательным образом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку анализ всей совокупности доказательств однозначно свидетельствует о том, что никто из потерпевших не посягал на жизнь Н. и он действовал умышленно.

Так как в соответствии с постановлением от 22 января 2010 года повреждения Н. причинены при пресечении его противоправных действий, у суда отсутствовали основания полагать, что он оборонялся от кого-либо.

Учитывая то, что заключение эксперта N 2766 от 21 сентября 2009 года, подтверждающее неизгладимость рубцов на лице Ш., выполнено лицом, обладающим специальными познаниями в соответствующей области, суд правильно квалифицировал действия осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ по признаку неизгладимости обезображивания лица.

Назначая наказание, суд обоснованно исходил из характера и степени общественной опасности совершенного деяния, данных о личности осужденного, наличия смягчающих и отягчающего обстоятельства в виде рецидива преступлений.

Наказание является законным, обоснованным и справедливым, соответствующим требованиям ст. 6, 60 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда

 

определила:

 

Приговор Гатчинского городского суда Ленинградской области от 25 мая 2010 года в отношении Н. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь