Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 августа 2010 г. по делу N 22-3691/2010

 

Судья Карпец О.А.

Докладчик Минеева Н. Ф

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    председательствующего     Приваловой Т.И.,

    судей областного суда     Минеевой Н.Ф., Зыкина С.В.,

    при секретаре             Б.,

рассмотрела в судебном заседании от 04 августа 2010 года кассационную жалобу осужденной Л. на приговор Федерального суда общей юрисдикции Новосибирского района Новосибирской области от 08 июня 2010 года, которым Л. осуждена по ст. 247 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком 6 месяцев.

В соответствии со ст. 73 ч. 5 УК РФ на Л. возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных.

Л. признана виновной в хранении или ином обращении химических веществ и отходов с нарушением установленных правил, если эти деяния создали угрозу причинения существенного вреда окружающей среде.

Преступление совершено в Новосибирской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Л. вину в совершении преступления не признала.

Заслушав доклад судьи областного суда Минеевой Н.Ф., объяснения осужденной Л., адвоката Нечаева В.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Полуэктовой М.Б., полагавшей необходимым оставить приговор суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденная Л. просит отменить приговор суда и оправдать ее в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, полагает, что вывод суда необъективен и противоречит материалам дела, суд не учел существенные обстоятельства, которые могли повлиять на вывод суда.

Так, при проверке склада органами Россельхознадзора Ц. не мог доказать принадлежность склада ядохимикатов ЗАО "Н.", а потому не мог составить протокол об административном правонарушении.

Свидетели обвинения, показания которых противоречивы, не поясняли о передаче склада с, якобы, хранящимися там ядохимикатами, Л. и составлении каких-либо документов по передаче склада.

Показания свидетеля К., который, по мнению осужденной, желает избежать ответственности, не подтверждены актом приема-передачи документов и противоречат показаниям свидетеля М.

Свидетель С. оговорил Л., чтобы переложить свою вину на нее и потому, что Л. отказала жене С. исполнить предварительный договор купли-продажи объекта недвижимости.

Осужденная полагает, что в суд представлены ложные доказательства, на ксерокопиях документов имеется ее подпись, но в подлинниках документов она не расписывалась.

Л. полагает, что суд необоснованно отверг показания свидетеля М. и принял показания свидетелей К. и С.

Все материалы дела подтверждают ее невиновность в совершении преступления или не имеют к ней никакого отношения.

Суд не учел, что, в нарушение ст. 129 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", К. не принял мер по передаче имущества конкурсному управляющему и не дал оценки его действиям.

Л. указывает, что, она осуществляла функции только в отношении переданного ей в управление имущества, а склад с ядохимикатами ей не передавался.

Этот склад не принадлежит ЗАО "Н.", что подтверждается постановлением Новосибирского районного суда, а без этого обстоятельства, по мнению осужденной, невозможно говорить о степени опасности для окружающей среды этих отходов и создании угрозы такой опасности.

Кроме того, суд не выяснил, какие меры должна была предпринять Л. для хранения ядовитых веществ, не доказан факт хранения ею ядохимикатов, их хранил К., который подписывал документы об обязательствах хранения.

Суд не дал оценки наличию двух уголовных дел по одному и тому же складу с одними фигурантами.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Л. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности осужденной Л. в совершении преступления основаны на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Признавая вину Л. в совершении преступления доказанной, суд сослался на показания свидетеля К., из которых следует, что до августа 2006 года он работал заместителем генерального директора ЗАО "Н." и передавал дела Л. В ЗАО "Н." был журнал учета ядохимикатов, склад был указан в книге основных средств ЗАО "Н.", все эти документы хранились в бухгалтерии ЗАО "Н.". Он ездил с Л. и М. показал им все строения и сооружения ЗАО "Н.": столовую, магазин, боксы механического двора, базу ГСМ, склад ядохимикатов. По поводу склада он пояснил Л., что в нем хранятся удобрения.

Из показаний свидетеля К., данных им в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, видно, что Л. перебирала бухгалтерские книги. По книге учета химикатов, имеющихся в собственности ЗАО "Н.", на оборудованном складе, хранились ядохимикаты, применявшиеся ранее в хозяйственной деятельности предприятия, среди которых было вещество гранозан. Л. листала и вчитывалась в каждый журнал и его содержимое. Кроме того, он подъезжал с осужденной к указанному складу, сказав ей, что на складе находятся ядохимикаты, в том числе и 500 кг. гранозана, помещения данного склада закрыты металлическими дверями, заварены, окна склада застеклены и имеют металлические решетки. Также он сказал Л. о том, что по поводу содержимого склада собиралась комиссия совместно с МЧС, СЭС, в ходе которой выявили необходимость утилизации данных химикатов, а до принятия решения по утилизации, склад должен соответствовать условиям хранения опасных химических веществ, а именно, должна быть исключена возможность какого-либо доступа на территорию склада посторонних лиц, а также должна быть исключена возможность утечки указанных химикатов. Л. спросила, состоит ли данное помещение на балансе ЗАО "Н.", на что он ответил, что данный склад находится на балансе организации, но данное помещение нельзя эксплуатировать в иных, кроме хранения химикатов, целях, так как бетонные конструкции склада пропитались запахами ядохимикатов. Ни Л., ни бухгалтер, при нем никакого акта о приеме-передаче основных средств ЗАО "Н." от него к осужденной не составляли. Л. просто изъяла всю документацию ЗАО "Н." и составила акт приема-передачи документов ЗАО "Н.", среди которых должна была быть книга-журнал учета пестицидов, с указанием веществ, хранящихся на складе.

Из показаний свидетеля С., данных им в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, следует, что он работает на должности главы администрации. На территории расположено предприятие ЗАО "Н.". При въезде в село расположен склад пестицидов и ядохимикатов, принадлежащий ЗАО "Н.", которое в настоящее время находится в состоянии банкротства и предприятием руководит Л. В администрацию пришло письмо от ЗАО "Н." за подписью Л., в котором последняя просила присвоить адреса части помещений ЗАО "Н.", в том числе, помещению склада ядохимикатов. Администрация обращалась к Л. с просьбой принять меры по ликвидации данного склада, однако осужденная поясняла, что такого склада у ЗАО "Н." не имеется. Ввиду того, что Л. не предпринимает никаких мер по обеспечению надлежащего хранения данных химикатов, администрация вынуждена была обратиться к руководителю МЧС по НСО с просьбой о помощи в переупаковке указанных ядохимикатов, так как средств на их утилизацию, у администрации сельсовета не имеется. Химикаты и пестициды оказывают непрерывное пагубное воздействие на окружающую среду и, возможно, на жителей села, в особенности гранозан, содержащий ртуть, которого на складе хранится более 500 кг.

Суд правильно сослался на показания К. и С. в обоснование виновности Л. в совершении преступления, признав их достоверными, поскольку эти свидетели не только были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, их показания последовательны, логичны.

Доводы жалобы осужденной о том, что эти свидетели оговорили Л. неубедительны, автор жалобы не привела никаких, заслуживающих внимания доводов, по которым К. и С. были бы заинтересованы в оговоре осужденной.

Факт исполнения К. обязанностей руководителя ЗАО "Н.", даже если имелось ненадлежащее хранение химических отходов и веществ во время его работы в ЗАО "Н.", не является основанием для дачи заведомо ложных показаний по данному уголовному делу, поскольку речь идет о периоде, когда руководство ЗАО "Н." осуществляла Л.

С учетом этого же обстоятельства нет оснований говорить о том, что С. и К. пытаются снять с себя ответственность за ненадлежащее хранение химических веществ и отходов и потому оговаривают Л.

Доводы жалобы осужденной, касающиеся оценки действий К., не могут быть приняты во внимание, поскольку находятся за пределами предмета судебного разбирательства по настоящему уголовному делу.

Доводы жалобы Л. о том, что С. дал заведомо ложные показания потому, что Л. отказалась исполнить предварительный договор купли-продажи недвижимости, заключенный женой С., не заслуживают внимания, тем более, что показания К. и С. подтверждаются достаточной совокупностью других доказательств, приведенных в приговоре.

Так, из показаний свидетеля Я., данных им в ходе предварительного следствия и исследованных в ходе судебного заседания в порядке ст. 281 УПК РФ, следует, что он работал в должности главного агронома ЗАО "Н." до середины декабря 2004 года. В собственности ЗАО "Н.", на тот период и сейчас, имеется склад, в котором хранятся ядохимикаты и пестициды. Для того, чтобы утилизировать данные химикаты, необходимы были огромные денежные затраты, которые ЗАО "Н." позволить себе не могло, так как материально-техническая база была в упадке. Двери склада неоднократно опечатывались, однако склад регулярно вскрывался неизвестными лицами. Кроме того, в стенах склада имеются сквозные зарешеченные окна, сквозь которые испарения от хранимых на складе ядохимикатов могут выдуваться наружу. Внутри склада упаковка веществ нарушена, химикаты разбросаны по полу, мешки разбросаны по складу в беспорядке. В настоящее время данный склад и вещества, хранящиеся в нем и проходящие по ведомости предприятия, принадлежат ЗАО "Н.", которое находится в состоянии банкротства и во главе предприятия стоит Л. Для хранения ядохимикатов на складе должна быть проточная вода, специальная одежда, минимальная вентиляция, окна должны быть застеклены, должна быть сливная емкость с известковой водой, двери должны быть закрыты.

Свидетель Ц. показал, что в 2006 году он производил осмотр склада с ядохимикатами, принадлежащего ЗАО "Н." в связи с поступившей информацией о том, что на складе в ненадлежащем виде хранится гранозан. Ему достоверно было известно о принадлежности склада ЗАО "Н.", так как станция защиты растений вела учет в компьютерной базе, за данной информацией они также обращались в администрацию муниципального образования, где подтвердили, что склад действительно принадлежит ЗАО "Н.". Однако Л. поясняла, что склад ЗАО "Н." не принадлежит. Также во время осмотра Л. пояснила, что склад с ядохимикатами ЗАО "Н." не передавался. По результатам осмотра протокол об административном правонарушении не составлялся, так как Л. отрицала принадлежность склада ЗАО "Н." и материалы проверки были направлены в органы внутренних дел. На исследование вещества брали в марте 2007 года. Все пестициды находились в плохом состоянии. Кроме того, на складе хранились: протрозин, поликарбоцин, синячная селитра, и пустая тара из-под ядохимикатов. Данный склад не отвечал санитарным требованиям хранения пестицидов, а именно, должно быть типовое помещение, санитарный паспорт, в складе не были застеклены окна, отсутствовали средства пожаротушения, надписи, не было забетонированной площадки перед складом, кроме того, объекты строительства располагались очень близко к помещению склада.

Свидетель Н. показал, что он в составе оперативной группы участвовал в осмотре места происшествия, где осматривался склад ядохимикатов, принадлежащий ЗАО "Н.". О принадлежности склада ЗАО "Н." пояснил глава администрации сельского совета, он же предоставил документы - сальдовые ведомости, подтверждающие принадлежность склада ЗАО "Н.". В объяснениях Л. отказалась указать принадлежность склада к ЗАО "Н.".

Свидетель М. пояснила, что Л. просила ее не говорить о том, что склад с ядохимикатами принадлежит ЗАО "Н.". В бухгалтерии имелся материальный отчет по данному складу.

Свидетель И. показал, что в течение последних трех лет, пока ЗАО "Н." руководит Л., склад пришел в непригодное состояние.

Из показаний свидетеля К., данных ею в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, видно, что в случае неправильного хранения и неправильной утилизации данных химических соединений, могут наступить последствия, такие как: загрязнение окружающей среды - земли, воздуха, растительности, грунтовых вод, отравление у теплокровных, а также аллергические реакции. Обычно по санитарно-гигиеническим требованиям все химические препараты (пестициды) должны храниться в складах пестицидов и агрохимикатов под замком и в местах отдаления от населенных пунктов.

В соответствии с ответом Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости НСО главе сельского совета, земельный участок, занимаемый складом ядохимикатов, принадлежит ЗАО "Н.", категория земель - земли населенного пункта с. С.

Согласно корректировке проекта перераспределения земель для целей ведения графического учета земельных долей, заверенной подписью Л., в числе построек, принадлежащих АОЗТ "Н.", под номером 40 находится склад ядохимикатов.

Согласно акту о проведении государственного контроля в области защиты растений и агрохимии и безопасного обращения со средствами защиты растений и агрохимии в адрес Л. заказным письмом было направлено уведомление о проведении плановой проверки склада с ядохимикатами, расположенного на окраине села. В ходе проверки установлено, что склад не охраняется, ограждение отсутствует, железные двери в склад заварены, оконные проемы с железными решетками не застеклены. В помещении находятся средства защиты растений в железных бочках, металлических барабанах, бумажных и полиэтиленовых мешках, имеются россыпи препаратов. Часть препаратов хранится на стеллажах, часть на полу без поддонов. На складе нет предупреждающих знаков безопасности о хранящихся потенциально опасных веществ. Хранение данных ядохимикатов осуществляется с нарушением установленных санитарно-эпидемиологических правил и норм. Размер санитарно-защитной зоны для складского помещения, предназначенного для хранения пестицидов и агрохимикатов от жилых построек не соблюдается.

В соответствии с предписанием Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, Л., была обязана в срок до 20 октября 2006 года обеспечить хранение ядохимикатов согласно санитарно-эпидемиологическим правилам и нормам.

Согласно информации Межрайонной ИФНС России N 15 была введена общая процедура банкротства, поскольку в результате конкурсного производства Л. было обнаружено недвижимое имущество.

Протоколом испытаний отходов производства, отобранных на складе ядохимикатов от 30 июня 2008 года установлено, что смесь ядохимикатов, в том числе и гранозан, относятся к 1 классу опасности отходов для окружающей природной среды: чрезвычайно опасные. Степень вредного воздействия исследованных отходов на ОПС очень высока.

В соответствии с ответом из Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по НСО от 17 июля 2008 года, постановлением администрации сельсовета от 16 июня 1999 года N 62 на основании инвентаризации земель, выполненной Институтом "ЗапСибНИИгипрозем", земельный участок площадью 0,01 га под складом ядохимикатов закреплен в постоянное пользование за АОЗТ "Н.". Постановлением Территориальной администрации района Новосибирской области от 22 сентября 1999 года N 399 земельный участок площадью 11,0 га из постоянного бессрочного пользования АОЗТ "Н." передан в ведение администрации. Вышеуказанный земельный участок площадью 0,01 га оставлен за АОЗТ "Н.".

Согласно заключению эксперта от 23 июля 2008 года вещества, находящиеся в пакетах, изъятых в ходе осмотра места происшествия, относятся к ядохимикатам. Указанные вещества являются опасными отходами, и на основании проведенных аналитической службой ФГУ "ЦЛАТИ по Сибирскому ФО" исследований, относятся к 1 классу опасности для окружающей природной среды - "чрезвычайно опасные". Степень вредного воздействия отходов 1 класса опасности на окружающую природную среду оценивается как "очень высокая". Непринятие мер человеком по ликвидации вредных последствий, вызванных нарушением правил хранения данных химических веществ создает угрозу причинения существенного вреда окружающей среде, а именно: при воздействии отходов 1 класса опасности на окружающую природную среду экологическая система необратимо нарушается, период ее восстановления отсутствует.

Виновность Л. в совершении указанного преступления подтверждается и другими доказательствами, приведенными в приговоре, которые не противоречивы, допустимость которых сомнения не вызывает, поскольку они получены в установленном законом порядке. Этим доказательствам суд дал надлежащую оценку, сославшись на них в приговоре.

Таким образом, судом достоверно установлено, что Л. знала о принадлежности склада с химическими веществами и отходами ЗАО "Н.", это подтверждается не только показаниями свидетелей К. и С., но и показаниями свидетеля Ц., который проводил осмотр склада в присутствии Л. вскоре после ее назначения и обратил ее внимание на ненадлежащее хранение веществ в складе.

То, что Ц. не составил протокол об административном правонарушении, не свидетельствует, как полагает осужденная, в ее пользу, поскольку из показаний Ц. следует, что протокол не был составлен не потому, что склад не принадлежал ЗАО, а потому, что Л. этот факт отрицала и материал потому был направлен для проверки в органы внутренних дел.

То обстоятельство, что Л. было известно о принадлежности склада ЗАО "Н." подтверждается и показаниями свидетелей Я. о том, что документы на склад имелись в наличии и они должны храниться у Л., М. о том, что она вела бухгалтерскую отчетность и склад принадлежал ЗАО "Н.", но Л. просила ее не говорить на допросе, что склад с ядохимикатами принадлежит ЗАО.

Этих доказательств достаточно для подтверждения факта осведомленности Л. о принадлежности склада с ядохимикатами ЗАО "Н.".

Кроме этих доказательств в приговоре приведены и другие доказательства в подтверждение этого факта, в том числе, корректировка проекта перераспределения земель для целей ведения графического учета земельных долей, копия которой заверена Л. В соответствии с корректировкой, в числе построек, принадлежащих АОЗТ "Н.", находится склад ядохимикатов.

Доводы жалобы осужденной о том, что она не расписывалась в копиях документов, являются необоснованными, поскольку сторона защиты не ходатайствовала о назначении почерковедческой экспертизы для подтверждения своих доводов о недопустимости этого доказательства.

Суд правильно оценил это доказательство в совокупности с другими доказательствами стороны обвинения, которым оно не противоречит и обоснованно сослался на него в приговоре.

Так, в соответствие с предписанием Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 20.09.2006 года Л., была обязана в срок до 20.10.2006 года обеспечить надлежащее хранение ядохимикатов.

То обстоятельство, что склад и документы по складу не передавались Л. по акту не свидетельствует о том, что она не знала о принадлежности склада с ядохимикатами и этот склад не принадлежал ЗАО "Н.".

Из корректировки проекта земель для целей ведения графического учета земельных долей АОЗТ "Н." видно, что в черте населенного пункта С. находятся хозяйственные дворы, овощехранилища, постройки, гаражи, склады, коровник, телятники, а за чертой населенного пункта находятся сортировочная, домик овощевода и другие объекты недвижимости, принадлежность которых ЗАО Л. не оспаривается.

Однако эти объекты и документы на них не передавались Л. по акту приема - передачи.

Вместе с тем, после утверждения Л. она самостоятельно провела инвентаризацию, в которую включила объекты недвижимости, что подтверждается инвентаризационной описью основных средств N 1 и пояснениями Л. в суде, в соответствии с которыми имущество ей не передавалось, она устанавливала его самостоятельно.

Кроме того, согласно информации Межрайонной ИФНС России N 15 общая процедура банкротства была введена именно потому, что Л. было обнаружено недвижимое имущество ЗАО "Н.".

При таких обстоятельствах, отсутствие в акте приема-передачи сведений о складе ядохимикатов не свидетельствует о том, что этот склад Л. не передавался и ей было не известно о принадлежности этого склада ЗАО.

Из доказательств, приведенных в приговоре, видно, что Л. неоднократно указывалось на принадлежность склада ЗАО "Н.", на необходимость обеспечения надлежащего хранения, находящихся в складе веществ.

При таких обстоятельствах отсутствие в Техническом центре учета объектов градостроительной деятельности и обеспечения сделок с недвижимостью по Новосибирской области, в Департаменте имущества и земельных отношений Новосибирской области, Федеральной регистрационной службе по Новосибирской области сведений о принадлежности склада ЗАО "Н." не свидетельствует о том, что этот склад не принадлежал ЗАО, а свидетельствует о том, что не был соблюден установленный законом порядок регистрации недвижимости, о чем говорится в представленном осужденной ответе из Департамента имущества и земельных отношений Новосибирской области.

При таких данных суд пришел к правильному выводу о том, что Л., в нарушение ст. 129 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", не приняла склад с химическими веществами и отходами и не обеспечила их надлежащее хранение в соответствии с установленными правилами.

Суд обоснованно признал не соответствующими фактическим обстоятельствам дела показания свидетеля М., поскольку они противоречат всем другим доказательствам и обусловлены желанием помочь Л., помощником которой являлась М.

Суд правильно указал нормативные акты, в соответствии с которыми регулируется безопасное хранение химических веществ и отходов, а также правильно установил объективную сторону преступления - конкретные действия (бездействие) Л., создающие угрозу причинения существенного вреда окружающей среде в результате ненадлежащего хранения и иного обращения химических веществ и отходов, точное количество которых не имеет значения для юридической квалификации действий Л.

Суд надлежащим образом проверил показания Л. о невиновности и отверг их с приведением в приговоре мотивов принятого решения, с которым нет оснований не согласиться.

Доводы жалобы осужденной о том, что постановлением Новосибирского районного суда установлено, что склад не принадлежит ЗАО "Н." являются необоснованными.

Как следует из материалов дела, представленных судебной коллегии, постановление суда касается рассмотрения жалобы Л. в порядке ст. 125 УПК РФ, а суд, рассматривая жалобу Л. на представление следователя, не наделен правом устанавливать принадлежность имущества.

Из постановления суда видно, что на день рассмотрения жалобы Л. предварительное расследование по делу не было закончено и представление, в котором Л. обязывалась уничтожить препарат "Гарнозан", было вынесено следователем преждевременно, достаточными доказательствами принадлежности склада ЗАО "Н." следствие еще не располагало.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Л. в хранении или ином обращении химических веществ и отходов, с нарушением установленных правил, если эти деяния создали угрозу причинения существенного вреда окружающей среде, правильно квалифицировал действия Л. по ст. 247 ч. 1 УК РФ.

Доказательств того, что Л. осуждена дважды за одно и то же преступление не имеется, не сообщила об этом осужденная и в суде кассационной инстанции, а потому доводы ее кассационной жалобы о том, что имеется еще одно уголовное дело, возбужденное по тому основанию, не могут быть приняты во внимание.

Наказание Л. судом назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному ею, с учетом влияния назначенного наказания на ее исправление, данных о личности осужденной и всех конкретных обстоятельств дела.

Кассационная жалоба осужденной, с учетом изложенного, удовлетворению не подлежит.

Существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора суда, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Федерального суда общей юрисдикции Новосибирского района Новосибирской области от 08 июня 2010 года в отношении Л. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденной Л. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь