Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 августа 2010 г. по делу N 22-3745/2010

 

Судья Морозова Е.И.

Докладчик Зыкин С.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда

в составе:

    председательствующего     Приваловой Т.И.

    судей                     Зыкина С.В., Минеевой Н.Ф.

    при секретаре             Б.Д.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 04 августа 2010 года дело по кассационным жалобам осужденного Б.А.Ю. и адвоката Мартынова А.В. на приговор Калининского районного суда г. Новосибирска от 11 мая 2010 года, которым

Б.А.Ю., ранее не судимый,

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к наказанию в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 09 сентября 2009 года.

Б.А.Ю. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью И., опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть последнего, совершенное 09.08.2009 года, в вечернее время, в К. районе г. Новосибирска, при обстоятельствах установленных приговором суда.

В судебном заседании подсудимый Б.А.Ю. виновным себя в совершении преступления не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Зыкина С.В., объяснения осужденного Б.А.Ю. и адвоката Мартынова А.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, а также мнение прокурора прокуратуры Новосибирской области Соломатовой Т.М. об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный Б.А.Ю. указывает на свое несогласие с приговором, ссылаясь на то, что преступление, за которое его осудили, он не совершал, а признательные показания в стадии предварительного расследования по делу давал под давлением сотрудников уголовного розыска, тогда как И. был избит другими лицами, а он лишь не оказал ему своевременную помощь, о чем сожалеет.

В кассационной жалобе адвокат Мартынов А.В. просит об отмене приговора с прекращением в отношении Б.А.Ю. уголовного преследования, ссылаясь на то, что выводы суда о виновности последнего в совершении преступления не подтверждаются собранными по делу доказательствами, при этом, сделаны только на основании признательных показаний самого Б.А.Ю. в стадии предварительного расследования по делу, от которых он впоследствии отказался, тогда как оценка другим доказательствам, говорящим в пользу осужденного, судом дана не была. Так, суд не учел, что взятые им за основу показания свидетеля Р. противоречат видеозаписи камеры наружного наблюдения, на которой, вопреки пояснениям последнего, какие-либо лица вообще не зафиксированы. Оценка показаниям свидетелей Д. и Б. о том, что со слов осужденного им известно об избиении И. группой неизвестных парней, о чем сообщил и свидетель Е., которому об этом сказал сам потерпевший, судом не дана. Вместе с тем, суд также не дал надлежащей оценки имеющемуся в материалах дела заключению судебно-медицинской экспертизы и пояснениям эксперта С. о механизме образования телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, а также тому обстоятельству, что И. мог в течение определенного времени совершать активные действия, однако, о том кто его избил не сообщал.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор суда в отношении Б.А.Ю. является законным и обоснованным.

Виновность Б.А.Ю. в совершении преступления установлена совокупностью собранных по делу доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, чему судом дана надлежащая оценка, при этом, его доводы о непричастности к причинению тяжкого вреда здоровью И., опасного для жизни человека, повлекшему по неосторожности смерть последнего, проверялись в судебном заседании, однако, своего подтверждения не нашли и обоснованно отвергнуты в приговоре, а его действия получили верную юридическую квалификацию.

Так, в соответствии с оглашенными судом, в порядке ст. 276 УПК РФ, показаниями Б.А.Ю., данными последним при его допросе в качестве подозреваемого, в ходе распития спиртных напитков на территории школы, между ним и И. возник конфликт, при этом, последний его беспричинно ударил, после чего он также нанес удар И. ногой в область груди, в результате чего последний упал на землю и ударился головой о камень, а он подошел и нанес ему еще около 7 ударов ногами по телу. Далее, он увидел, что И. находится в бессознательном состоянии и вызвал скорую помощь, сообщив врачам, что он прохожий и обнаружил избитого, при этом, ранее, в ходе допроса в качестве свидетеля, опасаясь заключения в тюрьму, он давал другие показания о том, что И. избили 5 ранее незнакомых парней.

Кроме того, аналогичная позиция по признанию инкриминируемого ему преступного деяния, была собственноручно изложена Б.А.Ю. в протоколе явки с повинной, из которого следует, что после того как И. нанес ему удар, он, в свою очередь, ударил его ногой в область груди, а когда последний от этого упал, ударившись головой о камень, подбежал и стал пинать его ногами по всему телу, после чего присел и начал бить кулаками по голове.

Будучи допрошенным в качестве обвиняемого, Б.А.Ю. указал, что вину в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, он признает частично, при этом, полностью подтверждает свои показания изложенные в явке с повинной, данные при допросе в качестве подозреваемого, а также в ходе проверки его показаний на месте.

В судебном заседании Б.А.Ю. данные показания изменил, при этом, стал утверждать, что И. избили ранее незнакомые ему парни.

Вместе с тем, изменению Б.А.Ю. показаний в судебном заседании суд дал надлежащую оценку, обоснованно признав наиболее достоверными его вышеприведенные пояснения в стадии предварительного расследования по делу, при этом, выводы суда сделаны на основе анализа исследованных в судебном заседании доказательств, в связи с чем, оснований сомневаться в их правильности у судебной коллегии не имеется.

Судом проверялись доводы Б.А.Ю. о применении в отношении него незаконных методов ведения дознания с оказанием давления со стороны оперативных сотрудников милиции, однако, они своего подтверждения не нашли и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, из показаний свидетеля Р., являющегося оперуполномоченным ОРЧ ГУВД по НСО, следует, что он принимал у Б.А.Ю. явку с повинной, при этом, какого-либо давления на последнего не оказывалось и все пояснения об обстоятельствах совершения преступления он давал добровольно. Изначально, Б.А.Ю. отрицал свою причастность к избиению И., однако, впоследствии, добровольно сознался в совершенном преступлении. Кроме того, ими изымалась запись камеры видеонаблюдения, установленной во дворе школы, в ходе просмотра которой было видно, как один парень ударил второго, отчего последний упал на спину, при этом, первый парень оттащил упавшего в сторону. Рассмотреть цвет одежды данных парней не представилось возможным по техническим причинам, однако, по его мнению, Б.А.Ю. похож на парня, нанесшего удар, что он и подтвердил сам в ходе беседы. Более того, после проведения проверки показаний Б.А.Ю, на месте, где он также давал признательные пояснения, последний сказал им спасибо за то, что облегчил свою душу.

Вместе с тем, показания при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого были даны Б.А.Ю. в присутствии адвоката, что исключает возможность фальсификации протоколов данных следственных действий или внесения в них не соответствующих действительности сведений, что дополнительно свидетельствует о правильности соответствующих выводов суда, при этом, изложенные в них пояснения осужденного, соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела, а также согласуются с совокупностью других доказательств.

Протокол явки Б.А.Ю. с повинной соответствует требованиям ст. 142 УПК РФ, при этом, каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о недобровольности его написания, из материалов дела не усматривается, а допустимость его доказательственного значения сомнений не вызывает.

В соответствии с пояснениями свидетеля Д., 09.08.2009 года, в ходе распития спиртных напитков, в ее присутствии, до того как она уехала домой, между Б.А.Ю. и И. была конфликтная ситуация.

Согласно показаний свидетеля Ж., он работал сторожем в школе N 27, при этом, в вечер исследуемых событий, делал обход территории школы, которая ограждена забором, однако, никаких других лиц кроме И., пытавшегося ворваться в помещение школы, а также второго парня, там не видел.

Аналогичные пояснения, в той части, что на огороженной территории школы других лиц кроме потерпевшего и Б.А.Ю. не было, дал суду свидетель Б.1., указавший, что не помнит и о том, чтобы последний, встретивший машину скорой помощи, говорил им что-нибудь об избиении И. подростками.

Вместе с тем, вопреки доводам кассационной жалобы адвоката, свидетель Е., являющийся врачом скорой помощи и выезжавший на место преступления, также не пояснял о том, что Б.А.Ю. говорил ему об избиении И. группой неизвестных парней, напротив, сообщил, что обстоятельства избиения ему не известны.

Показания указанных свидетелей верно отражены в приговоре суда и, наряду с другими доказательствами, получили объективную оценку в качестве доказательств виновности Б.А.Ю, в совершении преступления, при этом, очевидно, что их смысл и содержание соответствуют друг другу.

Кроме того, виновность Б.А.Ю. также подтверждается и другими приведенными в приговоре письменными доказательствами, допустимость которых сомнений не вызывает, в связи с тем, что собраны и исследованы они были в соответствии с нормами и требованиями уголовно-процессуального закона.

Так, из протокола проверки показаний Б.А.Ю. на месте следует, что он наносил И. удары ногами, при этом, его пояснения, в целом, соответствуют вышеприведенным пояснениям, взятым за основу судом.

В соответствии с заключением эксперта N 4023 от 19.09.2009 года, при осмотре трупа И. обнаружены телесные повреждения в виде ушибленной раны головы, кровоизлияний в ее мягкие ткани, перелома чешуи височной кости, а также ушиба вещества головного мозга, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и состоящие в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти, которые были причинены тупым твердым предметом. Кроме того, при исследовании трупа также были обнаружены телесные повреждения в виде спонтанного напряженного левостороннего пневмоторакса, расценивающегося как тяжкий вред здоровью, а также ссадин в лобной области, в области левого плечевого сустава и множественных кровоподтеков и ссадин на коже туловища и верхних конечностей, как вред здоровью не расценивающиеся, которые причинены тупым твердым предметом, что свидетельствует об интенсивности примененного в отношении И. насилия и опровергает доводы адвоката о возможности наступления его смерти в результате однократного удара о камень, при этом, приведенное заключение, вопреки доводам кассационных жалоб, не противоречит пояснениям эксперта С., было объективно оценено судом и, наряду с другими доказательствами, положено в основу обвинительного приговора.

Ссылки кассационной жалобы адвоката о том, что на изъятой записи видеокамер наружного наблюдения школы, которая просматривалась в ходе судебного заседания, ничего зафиксировано не было, а место происшествия на ней вообще не просматривается, противоречат протоколу судебного заседания, на достоверность содержания которого соответствующих замечаний принесено не было, из которого следует, что после просмотра данной видеозаписи Б.А.Ю., по отображенных на ней обстоятельствам, участниками процесса задавались вопросы на которые он давал пояснения, при этом, основания полагать, что названная запись противоречит вышеприведенным показаниям свидетеля Р. у судебной коллегии отсутствуют.

Доводы жалоб о том, что суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей Д. и Б.Н.А. согласно которых, со слов осужденного, им известно об избиении И. группой неизвестных парней, являются несостоятельными, так как данные о том, что телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, могли нанести другие лица, с учетом совокупности вышеприведенных доказательств, отсутствуют, при этом, непосредственными очевидцами исследуемых событий названные свидетели не являлись, а их пояснения лишь соответствуют изначально выдвинутой Б.А.Ю. версии, направленной на избежание уголовной ответственности за содеянное, что было оценено и обоснованно отвергнуто судом.

Указание кассационной жалобы адвоката на то, что И. мог в течение определенного времени совершать активные действия, однако, о том что его избил именно Б.А.Ю. не сообщал, выводы суда о виновности осужденного под сомнение не ставят, поскольку, как верно установил суд, потерпевший находился в крайне тяжелом состоянии глубоко оглушенного сознания при котором возможна потеря памяти, что следует из соответствующих медицинских документов, при этом, о том, что телесные повреждения ему причинили другие лица также не сообщал.

Таким образом, в приговоре приведен подробный и мотивированный анализ всех исследованных в судебном заседании доказательств, опровергающих доводы кассационных жалоб о непричастности Б.А.Ю. к совершению преступления, за которое он осужден приговором суда.

Суд обоснованно расценил действия Б.А.Ю. как умышленные и направленные на причинение тяжкого вреда здоровью И., о чем свидетельствует нанесение осужденным множественных ударов по телу и голове потерпевшего, являющейся жизненно важным органом, при этом, с учетом характера и степени тяжести обнаруженных на трупе последнего телесных повреждений, как верно установил суд, данные действия не были связаны с защитой от общественно опасного посягательства и не носили неосторожный характер, тогда как между ними и наступившей смертью наличествует причинно-следственная связь.

Тщательно исследовав все обстоятельства дела и объективно оценив собранные доказательства в совокупности, суд правильно квалифицировал действия Б.А.Ю. по ст. 111 ч. 4 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Наказание осужденному Б.А.Ю. назначено судом справедливое, в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, смягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности, влияния назначенного наказания на исправление осужденного, а также других имеющих значение обстоятельств, при этом, оснований к смягчению ему наказания судебной коллегией не усматривается.

Таким образом, приговор суда соответствует требованиям закона и оснований к его отмене или изменению не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Федерального суда общей юрисдикции Калининского района г. Новосибирска от 11 мая 2010 года в отношении Б.А.Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Б.А.Ю. и адвоката Мартынова А.В. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь