Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 августа 2010 г. N 33-4470/10

 

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

председательствующего Панкратовой Е.А.

судей областного суда Кочеровой Л.В., Лисовского В.Ю.

при секретаре Г.В.

рассмотрела в судебном заседании от 4 августа 2010 года дело по кассационной жалобе представителя С.Е. - Б.Т. на решение Октябрьского районного суда г. Омска от 2 июня 2010 года, которым постановлено:

"В иске С.Е. к ЗАО отказать".

Заслушав доклад судьи областного суда Панкратовой Е.А., судебная коллегия

 

установила:

 

С.Е. обратился в суд с иском к ЗАО о взыскании денежных средств. В обоснование указал, что 01.10.2009 с ИП заключил договоры уступки права требования к ЗАО по договорам беспроцентных займов от 09.11.2006, от 29.01.2007, от 05.12.2006, от 01.10.2006, от 04.07.2006, от 07.11.2006, от 16.11.2009, от 30.06.2009, от 01.06.2008 в размере 2 876 351,44 рубля, 3 859 845,98 рубля, 967 231,43 рубля, 6 163 206 рублей, 942 268,72 рубля, 1 799 000 рублей, 130 000 рублей, 115 550 рублей, 888 000 рублей соответственно.

01.10.2009 с ИП заключил договоры уступки права требования к ЗАО по договору новации от 30.09.2009 года на сумму 10 604 703,92 рубля, указанное право возникло у ИП по договору поставки, заключенному с ответчиком, в рамках которого она произвела предоплату за продукцию путем перечисления денежных средств ЗАО, а также по его поручению третьим лицам. 30.09.2009 года между ЗАО и ИП заключен договор новации, согласно которому стороны договорились, что предоплата, которую произвела ИП, является предоставленным ею ЗАО беспроцентным займом.

17.11.2009 с ООО заключил договор уступки права требования к ЗАО по договору поручительства перед АК на сумму 370 000 рублей, которое ООО "ТФ "Колос" исполнило вместо должника, 01.10.2009 года между ООО и ним заключен договор уступки права требования к ЗАО по договору новации на сумму 417 631,94 рубля по договору поставки.

01.11.2009 с ООО и с ним заключен договор уступки права требования к ЗАО по договору аренды оборудования на сумму 1 332 523,45 рубля.

30.12.2008 с ИП заключил договоры уступки права требования к ЗАО по договорам беспроцентного займа от 01.06.2008 года, от 01.10.2007 года, от 24.04.2008 года на сумму 4 254 000 рублей, 12 301 037,08 рубля, 55 000 рублей соответственно, а также договор уступки права требования по договору купли-продажи векселей от 11.12.2007 года на сумму 5 995 557,10 рубля.

Об уступке права требования должник во всех случаях был уведомлен. Условиями договоров займа предусмотрен возврат займа в течение 10 дней с момента предъявления требования об этом. Требования о возврате займа вручены ответчику 02.10.2009, однако, до настоящего времени долг не возвращен, не исполнены требования о возврате сумм по договорам новации, аренды, поручительства, купли-продажи векселей.

Просил взыскать с ответчика задолженность в общей сумме 53 071 907,06 рубля.

Истец в судебном заседании не участвовал.

Представитель истца Б.Т. в судебном заседании исковые требования поддержала.

Представитель ЗАО Ф.Т. иск признала в части 52 112 907,06 рубля, требования в части 888 000 рублей не признала, указав на отсутствие платежных документов по договору займа от 01.06.2008 года.

Представитель третьего лица АК Ш.В. иск не признал, указав, что отсутствуют доказательства, подтверждающие передачу ЗАО денежных сумм от ООО "1", ООО "2", ООО "3", ООО "4", ООО "5", ООО "6", ИП по договорам займа.

Судом постановлено изложенное решение.

В кассационной жалобе представитель С.Е. - Б.Т. просит об отмене решения как незаконного, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Вывод суда о том, что отсутствие оплаты по договорам цессии ведет к убеждению о мнимости сделок, является несостоятельным, поскольку срок оплаты по договорам цессии у истца не наступил. Представленная третьим лицом АК СБ РФ расшифровка кредиторской задолженности ответчика не может являться надлежащим доказательством размера кредиторской задолженности, поскольку страницы не прошиты и не пронумерованы, не скреплены печатью ответчика, кроме того, указанная расшифровка не была представлена на ознакомление сторонам. Суд не представил ответчику возможность подтвердить, либо опровергнуть данные о кредиторской задолженности, тем самым нарушив его права.

Изучив материалы дела, заслушав Б.Т. - представителя С.Е., поддержавшую жалобу, представителя АК Г.И., согласившегося с решением суда, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Согласно ст. ст. 12, 55, 56 ГПК РФ суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, проверил доводы сторон.

Заявляя требования о взыскании с ЗАО денежных средств, С.Е. ссылался на то обстоятельство, что на основании договоров уступки права требования к нему перешли права кредиторов ЗАО, общий размер задолженности составил 53 071 907,06 руб., приводя в обоснование своей позиции совершение следующих сделок:

01.10.2009 года между ИП (цедент) и С.Е. (цессионарий) заключены договоры уступки права требования, в соответствии с условиями которых цедент уступил цессионарию права требования к ЗАО оплаты по договорам:

- беспроцентного займа от 09.11.2006 года на сумму 2 876 351, 44 руб., которое перешло к ИП по договору уступки права требования от 01.07.2008 года, заключенному с ООО "1";

- беспроцентного займа от 29.01.2007 года на сумму 3 859 845,98 руб., которое перешло к ИП по договору уступки права требования от 01.07.2008 года, заключенному с ООО "2";

- беспроцентного займа N 125 от 05.12.2006 года на сумму 967 23143 руб., которое перешло к ИП по договору цессии от 01.07.2008 года, заключенному с ООО "3";

- беспроцентного займа N 103 от 01.10.2006 года на сумму 6 163 206 руб., которое перешло ранее к ИП по договору цессии от 10.03.2008 года, заключенному с ООО "4";

- беспроцентного займа N 81 от 04.07.2006 года на сумму 942 268,72 руб., которое перешло ранее к ИП по договору цессии от 01.07.2008 года, заключенному с ООО "5";

- беспроцентного займа N 114 от 07.11.2006 года на сумму 1 799 000 руб., которое перешло ранее к ИП по договору цессии от 01.07.2008 года, заключенному с ООО "6";

- договору займа N 3/Ф-1 от 16.11.2009 года на сумму 130 000 руб., которое перешло к ИП в связи с перечислением в безналичном порядке денежных средств отделению Сбербанка России в счет гашения за Заемщика пени по кредитному договору N 59 от 27.07.2008 г.;

- договору беспроцентного займа от 30.06.2009 года на сумму 115 550 руб., заключенному между ИП и ЗАО;

- договору новации от 30.09.2009 года на сумму 10 604 703,92 руб., которое возникло в связи с преобразованием прав по договору поставки от 01.07.2008 года, заключенному между Закрытым акционерным обществом, и ИП, согласно которому в период с июля 2008 года по сентябрь 2009 года ИП произведена предоплата на общую сумму 10 604 853,00 рубля, - в договор беспроцентного займа;

- договору беспроцентного займа от 01.06.2008 года на сумму 888 00000 руб., заключенному между ИП и ЗАО.

17.11.2009 г. и 01.10.2009 года между ООО (цедент) и С.Е. (цессионарий) заключены договоры уступки права требования, в соответствии с условиями которых цедент уступил цессионарию права требования к ЗАО по договорам:

- кредитному договору от 26.03.2009 года на сумму 370 000 руб., которое перешло к цеденту в связи с перечислением денежных средств Сбербанку России в счет гашения за заемщика задолженности ЗАО по кредитному договору;

- договору новации от 30.09.2009 года на сумму 417 631,94 руб., которое возникло в связи с преобразованием прав по договору поставки от 01.12.2008 года, заключенному между, и ООО, согласно которому ИП произведена предоплата на общую сумму 417 631,94 руб., - в договор беспроцентного займа.

01.10.2009 года между ООО "Л" (цедент) и С.Е. (цессионарий) заключен договор уступки права требования, в соответствии с условиями которых цедент уступил цессионарию права требования к ЗАО по договору:

- аренды оборудования N 1 от 15.11.2006 года на сумму 1 332 523,45 руб., заключенному между ООО "Л" и ЗАО.

30.12.2008 года между ИП С.С. (цедент) и С.Е. (цессионарий) заключен договор уступки права требования, в соответствии с условиями которого цедент уступил цессионарию права требования к ЗАО по договору:

- беспроцентного займа от 01.06.2008 года на сумму 4 254 000,00 руб., заключенного между ИП С.С. и ЗАО;

- беспроцентного займа от 01.10.2007 года на сумму 12 301 037,08 руб., заключенного между ИП С.С. и ЗАО;

- беспроцентного займа от 24.04.2008 года на сумму 55 000 руб., заключенного между ИП и ЗАО;

- договору N 2-В купли-продажи векселей от 11.12.2007 года на сумму 5 995 557,10 руб., заключенному между ИП С.С. и ЗАО.

О заключенных договорах уступки прав требования должник был уведомлен, в его адрес были направлены требования о возврате задолженности, которые, по утверждению истца, не были исполнены.

Давая правовую оценку названным обстоятельствам, суд правильно исходил из того, что заключенные С.Е. договоры уступки прав требования являются недействительными сделками ввиду их ничтожности.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ предусмотрено, что мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

По смыслу приведенных правовых положений мнимые сделки представляют собой действия, совершаемые для того, чтобы обмануть определенных лиц, не участвующих в этой сделке, создав у них ложное представление о намерениях участников сделки. Стороны не намерены исполнять эту сделку, но они совершают некоторые фактические действия, создающие видимость ее исполнения.

Как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 21.12.2004 года N 463-О, положения п. 1 ст. 170 ГК РФ направлены на защиту от недобросовестности участников гражданского оборота.

Из дела усматривается, что участниками договоров уступки права требования к ЗАО (генеральный директор С.С., впоследствии - М.А.) являются:

С.Е.

ИП С.С.

ИП ООО "Торговая фирма "Колос" - (директор).

Участниками сделок, на основании которых возникло уступаемое право, являются:

ООО "1", ООО "2", ООО "3", ООО "6", ООО "4", ООО "5".

Таким образом, были заключены сделки:

- между С.Е. и ИП договор уступки права требования к ЗАО (генеральный директор С.С., впоследствии - М.А.), право требования возникло на основании сделок с ООО "1", ООО "2", ООО "3", ООО "4", ООО "5", ООО "6";

- между С.Е. и ООО договор уступки права требования к ЗАО, право требования возникло на основании сделок с ИП;

- между С.Е. и ИП договор уступки права требования к ЗАО.

То есть, уступленное С.Е. право возникло на основании сделок, заключенных между индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, возглавляемыми ими же как физическими лицами, очевидно состоящими в родственных отношениях, а также самим С.Е.

Изложенное не противоречит закону, однако с учетом того, что в производстве Арбитражного суда Омской области находится дело по заявлению ИФНС о признании ЗАО несостоятельным (банкротом), суд сделал правильные выводы о том, что заключенные сделки не были направлены на создание соответствующих им правовых последствий, а имели целью узаконить задолженность в размере 53 071 907,06 рубля с целью последующего ее включения в реестр требований кредиторов ЗАО, ввиду чего договоры уступки права требования являются мнимыми сделками.

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

По смыслу приведенных правовых положений уступлено может быть только реально существующее право.

В силу п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Истцом в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлено доказательств того, что уступленное ему право является реальным.

Напротив, из представленных суду АК РФ расшифровок кредиторской задолженности, которые в свою очередь предоставлены Банку ЗАО, усматривается явное несоответствие заявленной к взысканию задолженности размеру реально существующей задолженности.

Оснований для признания расшифровок кредиторской задолженности недопустимым доказательством, как на это указано в жалобе, судебная коллегия не усматривает, поскольку они представлены в Банк самим ответчиком и содержат необходимые реквизиты, доказательств наличия кредиторской задолженности в ином размере сторонами не представлено.

Статьей 60 ГПК РФ предусмотрено, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Задолженность ответчика перед третьими лицами в большинстве случаев подтверждается лишь актами сверок, составленными сторонами, а также письмами с изменением целевого назначения платежа, которые, по мнению судебной коллегии, не являются допустимым доказательством реального существования задолженности.

При таких обстоятельствах суду не представлено доказательств существования у цедентов права в заявленном размере.

Изложенное свидетельствует о том, что по ряду сделок цедентами уступлено цессионарию (истцу) несуществующее у них право, что противоречит ст. 384 ГК РФ, на основании чего суд сделал вывод о том, что договоры уступки права требования являются ничтожными сделками.

Поскольку по правилам ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения, суд пришел к правильному выводу, что к С.Е. не перешло право требования исполнения ЗАО обязательств по сделкам, что явилось основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке доказательств, надлежаще оцененных судом первой инстанции.

Решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Омска от 2 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя С.Е. - Б.Т., - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.А.Панкратова

 

Судьи областного суда

Л.В.Кочерова

В.Ю.Лисовский

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь