Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 августа 2010 г. N 33-4675/10

 

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

Председательствующего Панкратовой Е.В.,

судей областного суда Кочеровой Л.В., Лисовского В.Ю.

при секретаре Г.

рассмотрела в судебном заседании от 4 августа 2010 года дело по кассационной жалобе начальника ГУ ПФ на решение Называевского городского суда Омской области от 29 июня 2010 года, которым постановлено:

"Зачесть в стаж работы, дающей право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной деятельностью по пп. 20 п. 1 ст. 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в РФ" Т., период работы в должности медицинского работника - фельдшера колхоза имени "Калинина" с 22.03.1982 года по 14.01.1988 года и период нахождения ее на курсах повышения квалификации с отрывом от работы с 15.10.2001 года по 12.11.2001 года.

Признать за Т. право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной деятельностью с 24.02.2010 года.

Обязать ГУ ПФ области назначить досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной деятельностью Т. с 24.02.2010 года".

Заслушав доклад судьи областного суда Панкратовой Е.А., судебная коллегия

 

установила:

 

Т. обратилась в суд с иском к ГУ ПФ о признании за собой права на досрочную пенсию по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности. В обоснование иска указала, что решением комиссии от 05.03.2010 в назначении досрочной пенсии ей отказано в связи с отсутствием у нее необходимой выслуги лет, в которую не включены период нахождения на курсах повышения квалификации с 15.10.2001 по 12.11.2001, период ее работы в должности заведующей ФАПом с 01.08.1990 по 28.02.1999 и фельдшером колхоза с 22.03.1982 по 14.01.1988. Не соглашаясь с данным решением ответчика, Т. просила обязать ответчика зачесть спорные периоды в специальный трудовой стаж и назначить досрочную трудовую пенсию по старости с 24.02.2010, то есть со дня обращения за ней.

В судебном заседании Т. требования поддержала, уточнив их, просила зачесть в специальный трудовой стаж два периода: период нахождения на курсах повышения квалификации и период работы фельдшером колхоза имени "Калинина".

Представитель ответчика ГУ ПФ М. иск не признала, суду пояснила, что отказано в назначении пенсии на законном основании, поскольку у истицы не имеется требуемого для назначения данного вида пенсии по старости специального стажа. При этом период работы с 22.03.1982 по 14.01.1988 в должности фельдшера в колхозе не может быть включен в выслугу лет, так как колхоз не является медицинским учреждением в соответствии с номенклатурой учреждений здравоохранения. Включение курсов повышения квалификации с отрывом от производства в специальный стаж не предусмотрено, поэтому курсы повышения квалификации с отрывом от производства с 15.10.2001 по 12.11.2001 засчитать в специальный стаж Т. нельзя.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В кассационной жалобе начальник ГУ ПФ просит решение отменить ввиду неправильного применения норм материального права, ссылаясь на доводы, приводимые в судебном заседании. Просит принять новое решение об отказе в иске.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Из материалов дела следует, что 24.02.2010 Т. обратилась к ГУ ПФ с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии в связи с осуществлением лечебной деятельности по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

Решением комиссии при ГУ ПФ от 05.03.2010 ей было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии в связи с отсутствием необходимого стажа. В специальный стаж не засчитаны периоды ее обучения на курсах повышения квалификации с 15.10.2001 по 12.11.2001 и период работы фельдшером колхоза имени "Калинина" с 22.03.1982 по 14.01.1988.

Принимая решение о включении в специальный стаж истицы, дающий право на досрочную пенсию по старости в связи с осуществлением медицинской и иной деятельности по охране здоровья населения, периода работы в качестве фельдшера колхоза и периода нахождения на курсах повышения квалификации, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оснований, предусмотренных законом для отказа для удовлетворения требований о досрочном назначении трудовой пенсии по старости, не установлено.

Этот вывод мотивирован, соответствует собранным по делу доказательствам, и оснований для признания его неправильным не имеется.

В соответствии с п. п. 20 п. 1 ст. 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 настоящего Закона, лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

В пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2005 N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии" разъяснено, что по волеизъявлению и в интересах застрахованного лица, претендующего на установление досрочной трудовой пенсии по старости по нормам Федерального закона N 173-ФЗ, периоды работы до 1 января 2002 года могут быть исчислены на основании ранее действовавших нормативных правовых актов.

По состоянию на 31.12.2001 пенсионное обеспечение медицинских работников регулировалось, в частности, Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.09.1999 N 1066 "Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охранен здоровья населения, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения".

В соответствии с п. 3 Постановления N 1066 в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, периоды работы до 01.11.1999 засчитывались в соответствии со Списком профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 N 464.

Пунктом 1 указанного постановления предусматривалась возможность включения в стаж, дающий право на пенсию за выслугу лет, врачам и среднему медицинскому персоналу независимо от наименования должности лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологических учреждений всех форм собственности.

Т., имея среднее медицинское образование и квалификацию фельдшера, в период с 22.03.1982 по 14.01.1988 работала в должности фельдшера колхоза им. Калинина.

Судом установлено, что в спорный период работы фельдшером в колхозе истец фактически работала фельдшером в фельдшерско-акушерском пункте Называевского района, выполняя все обязанности фельдшера, выражающиеся в оказании доврачебной медицинской помощи, прием больных, выполнение медицинских процедур. Следовательно, должность истицы в период работы в колхозе относилась к среднему медицинскому персоналу, а сам ФАП (фельдшерско-акушерский пункт) - к лечебно-профилактическому учреждению, предусмотренному Списком N 464.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о включении вышеуказанного периода работы в стаж работы, дающий право на досрочную пенсию по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности.

Следует признать правильным решение суда и в части зачета в выслугу лет истицы периода нахождения на курсах повышения квалификации с 15.10.2001 по 12.11.2001.

Довод жалобы о том, что действующее законодательство не предусматривает включение периода нахождения на курсах повышения квалификации в выслугу лет, судебной коллегией отклоняется как основанный на неправильном толковании норм материального права.

Как ранее действующее трудовое законодательство - ст. 112 КЗоТ РСФСР, так и ныне действующее - ст. 187 ТК РФ гарантировали работнику, направленному работодателем для повышения квалификации с отрывом от производства, сохранение за ним места работы (должности) и средней заработной платы по основному месту работы.

По сути, период нахождения работника на курсах повышения квалификации является периодом его работы по основному месту работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель производит отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Так, судом установлено, что в период с 15.10.2001 по 12.11.2001 Т. находилась на курсах повышения квалификации по циклу "Современные аспекты управления, экономики в здравоохранении (фельдшера) <1>" на основании приказа Главного врача Называевской ЦРБ N 61 от 10.10.2001. Таким образом, на курсы повышения квалификации истица направлялась работодателем, соответственно, обучение для нее являлось обязательным. В период прохождения истицей обучения на курсах повышения квалификации за ней сохранялось и место работы, и заработная плата, с которой производилось отчисление в Пенсионный фонд РФ.

--------------------------------

<1> омики

 

Право лица на назначение досрочной трудовой пенсии на льготных условиях не может быть поставлено в зависимость от периодического прохождения им как работником на основании должностной инструкции обучения на курсах повышения квалификации, которое является для него обязательным условием дальнейшей медицинской деятельности.

Принимая во внимание, что с учетом включения вышеуказанных периодов работы истицы в специальный стаж на момент обращения в ГУ ПФ Т. имела необходимый стаж, дающий право на досрочную пенсию по старости в связи с осуществлением медицинской и иной деятельности по охране здоровья населения, суд первой инстанции согласно ст. 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" правомерно возложил на ответчика обязанность назначить ей пенсию с даты обращения с заявлением о назначении пенсии.

С учетом изложенного, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным, оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не усматривает.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Называевского районного суда Омской области от 29 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ГУ ПФ - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.В.Панкратова

 

Судьи областного суда

Л.В.Кочерова

В.Ю.Лисовский

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь