Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2010 г. по делу N 22-5254

 

Судья Ступишина Л.О.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Казаковой Н.В., судей Шестаковой И.И., Исаевой Г.Ю.

рассмотрела в судебном заседании от 5 августа 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Юнусовой Ф.Г., кассационные жалобы осужденного Ш. и адвоката Шпака В.В. в интересах осужденного Ш. на приговор Гремячинского городского суда Пермского края от 10 июня 2010 года, которым

Ш., ДАТА рождения, уроженец

<...>, несудимый, оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока отбывания наказания с 10 июня 2010 года и зачетом времени содержания под стражей с 17 сентября 2009 года по 9 июня 2010 года.

С Ш. взыскана в пользу ФИО2 компенсация морального вреда в сумме 300 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Исаевой Г.Ю., объяснения осужденного Ш., адвоката Шпака В.В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Дарьенко Л.Ю. об изменении приговора по доводам кассационного представления, в остальной части просившей об оставлении решения суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Ш. оправдан по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего ФИО1. Преступление совершено 15 сентября 2009 года в г. Гремячинске Пермского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Юнусова Ф.Г., не оспаривая выводы суда об оправдании Ш. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, а также доказанность его вины в содеянном и квалификацию его действий по ч. 4 ст. 111 УК РФ, просит приговор суда изменить, признать в качестве смягчающего наказание обстоятельства чистосердечное признание Ш., в связи с чем снизить назначенное осужденному наказание.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Ш. просит приговор суда отменить, дело в отношении него прекратить ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, ссылаясь на то, что его вина в содеянном не доказана, выводы суда о его виновности являются предположением, при этом оспаривает достоверность показаний свидетеля ФИО3, указывая о том, что, находясь на территории школы, она не могла видеть, как он избивал потерпевшего. Не устранены противоречия между заключениями судебно-медицинских экспертиз. Считает, что с полученными травмами потерпевший не мог самостоятельно дойти до дома. В связи с чем полагает, что суд необоснованно не принял во внимание экспертизу и пояснения эксперта ФИО4, никак их не опровергнув, и необоснованно отказал в ходатайстве стороны защиты о назначении дополнительной экспертизы с проведением ее в г. Свердловске.

По мнению осужденного, судом были приняты во внимание только доказательства стороны обвинения. Ссылаясь на неполноту предварительного расследования, указывает, что не установлены и не допрошены свидетели, которые могли быть очевидцами произошедшего, не обнаружены и не изъяты следы крови с места преступления, у него была изъята не та одежда, в которой он был 15 сентября 2009 года.

Не согласен с решением суда в части взыскания с него 300 000 руб. в счет возмещения потерпевшему морального вреда.

Просит не учитывать его чистосердечное признание в качестве доказательства, поскольку оно написано им под давлением. Указывает на то, что судом никак не проверялись его доводы об оказанном на него давлении сотрудниками милиции, о нарушении его прав при первоначальном допросе, о том, что потерпевшего мог избить кто-то еще.

Указывает на суровость назначенного ему наказания.

В кассационной жалобе адвокат Шпак В.В. просит приговор суда в отношении Ш. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, ссылаясь на то, что вина Ш. не подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами. Полагает, что судом необоснованно не приняты во внимание показания осужденного о меньшем количестве нанесенных последним потерпевшему ударов, которые не могли повлечь смерть ФИО2 Чистосердечное признание и явку с повинной Ш. написал под давлением работников милиции. Никто из допрошенных свидетелей не изобличает Ш. в нанесении потерпевшему множественных ударов. К показаниям ФИО3 следовало относиться критически, поскольку она находилась в нетрезвом состоянии. Судом также не приняты во внимание выводы эксперта ФИО4 о том, что травма шеи потерпевшему была причинена от сдавливающих действий, смерть потерпевшего наступила через несколько часов после получения им этой травмы, потерпевший не мог осуществлять каких-либо активных действий, а также при переломе шеи потерпевший мог сохранить способность говорить только непродолжительное время. Версия Ш. о том, что потерпевшего могли избить 16 сентября 2009 года, не была проверена и опровергнута.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и адвоката потерпевший ФИО2 находит доводы жалоб несостоятельными, а с доводами кассационного представления соглашается.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления государственного обвинителя, кассационных жалоб осужденного и адвоката, возражений потерпевшего, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Судом с достаточной полнотой установлены фактические обстоятельства дела.

Вывод суда о виновности Ш. в умышленном причинении при обстоятельствах, изложенных в приговоре, тяжкого вреда здоровью ФИО1, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, основан на совокупности исследованных в судебном заседании допустимых доказательств, подробное изложение содержания и анализ которых приведены в приговоре, и им судом дана всесторонняя, полная и правильная оценка.

При этом доводы осужденного Ш. о его непричастности к совершению преступления всесторонне и полно проверены судом и обоснованно отвергнуты, судебная коллегия также признает их несостоятельными, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Так, из чистосердечного признания и явки с повинной осужденного Ш. следует, что он излагал обстоятельства совершенного им преступления, указывая, что наносил множественные удары потерпевшему кулаком левой руки по лицу - в область скул, переносицы, губ, не менее пяти, по телу - в грудь, по ребрам с правой стороны, также не менее пяти, пинал по телу ногами.

Проанализировав данные показания осужденного и его пояснения в судебном заседании, сопоставив их с показаниями потерпевшего, свидетелей, иными доказательствами, суд обоснованно пришел к выводу об их объективности и правильно положил их в основу приговора. Изменению показаний осужденным Ш. в судебном заседании суд, вопреки доводам кассационных жалоб, дал надлежащую оценку. При этом судом приведены мотивы признания одних его показаний правдивыми, других - неправдивыми.

Не согласиться с такой оценкой у судебной коллегии нет оснований, поскольку показания осужденного в ходе предварительного следствия соотносятся с пояснениями потерпевшего ФИО2, свидетелей ФИО5, ФИО6, из которых следует, что ФИО1 рассказывал о том, что избил его один из молодых людей, с которыми он употреблял спиртное в кафе; свидетеля ФИО3 о том, что она видела, как Ш. ударял потерпевшего головой о бетон, пинал ногами; свидетелей ФИО7, ФИО8, ФИО9, о том, что после ухода из кафе Ш. был вместе с потерпевшим, свидетелей ФИО10, ФИО11, ФИО11 из которых следует, что утром 16 сентября 2009 года Г. был сильно избит.

Не доверять показаниям свидетелей, в том числе и ФИО3, вопреки доводам кассационных жалоб, оснований у суда не имелось, не имеется и у судебной коллегии, поскольку причин для оговора осужденного со стороны свидетелей не установлено, кроме того, объективно показания потерпевшего, свидетелей, а также показания Ш., изложенные в чистосердечном признании и явке с повинной, подтверждаются протоколами осмотра мест происшествия, заключениями экспертов, протоколами изъятия и осмотра вещественных доказательств.

Судом с достоверностью установлен механизм и давность образования телесных повреждений, причиненных ФИО1. Для правильного разрешения данных вопросов в суде был допрошен эксперт ФИО4, а также проводилась комиссионная судебно-медицинская экспертиза. При этом как показания эксперта, так и заключения обеих экспертиз оценены судом, вопреки доводам кассационных жалоб осужденного и адвоката, в соответствии с правилами оценки доказательств, в совокупности с другими доказательствами. Согласно заключениям экспертиз, повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, закрытой травмы шеи, закрытой травмы груди в совокупности составляют тупую сочетанную травму тела, которая при явлениях нарастающей дыхательной недостаточности, отека легких и головного мозга повлекла смерть пострадавшего. Данные повреждения, судя по их морфологическим свойствам, образовались одно вслед за другим в непродолжительный промежуток времени от прямых и тангенциальных (под углом) ударных или ударно-сдавливающих воздействий тупыми твердыми предметами. Тупая сочетанная травма тела у ФИО1 образовалась в пределах нескольких десятков часов до наступления его смерти, возможно за 19-21 час до ее наступления.

При этом следует признать правильными выводы суда о том, что выводы экспертов соотносятся с пояснениями свидетеля ФИО3 и заявлениями Ш., данных им в чистосердечном признании и явке с повинной, о времени, когда осужденный наносил потерпевшему удары, и об их локализации.

Доводы о применении недозволенных методов ведения следствия были проверены судом и отвергнуты с обоснованным указанием на то, что таких данных судом не установлено. Предусмотренные законом права Ш. на всех стадиях уголовного процесса были реально обеспечены. Как видно из материалов дела, из показаний свидетеля О. в судебном заседании следует, что какого-либо воздействия на Ш. не оказывалось, чистосердечное признание и явку с повинной он давал добровольно, подробно и последовательно поясняя, что хотел помочь ФИО1, но тот начал оскорблять Ш., и последний, разозлившись, левой рукой и ногами нанес несколько ударов потерпевшему по правой части тела, лицу. Впоследствии эти показания Ш. полностью подтвердил, будучи допрошенным в качестве подозреваемого в присутствии адвоката. При таких обстоятельствах правильными являются выводы суда о допустимости таких доказательств, как чистосердечное признание Ш., поскольку в данном случае имело место добровольное изложение самим осужденным в письменном виде, в произвольной форме обстоятельств совершенного им преступления, и протокола явки с повинной, который соответствует требованиям ст. 141, 142 УПК РФ.

Вопреки доводам кассационных жалоб адвоката и осужденного, судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным Ш. и его защитником, в том числе о получении телесных повреждений потерпевшим утром 16 сентября 2009 года, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу: заключениями экспертиз о давности получения ФИО1 тяжкого вреда здоровью относительно наступления его смерти, показаниями свидетеля ФИО7 о том, что в вечернее время она видела ФИО1 и тот был очень сильно избит, свидетелей ФИО10, ФИО12 о том, что утром видели потерпевшего, и он был уже сильно избит.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденного и его защитника.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о проведении следственных и иных процессуальных действий. В связи с чем доводы Ш. о том, что следствие проведено не в полном объеме, поскольку у него не изымалась одежда, не обнаружены и не изъяты следы крови, не установлены иные свидетели происшедшего, несостоятельны. Каких-либо ходатайств от обвиняемого и его защитника о проведении соответствующих следственных действий не поступало.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. В том числе, в соответствии со ст. 271 УПК РФ рассмотрено и ходатайство стороны защиты о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы, в удовлетворении которого, вопреки доводам осужденного, обоснованно отказано, поскольку компетенция экспертов у суда не вызывала сомнений, ответы на поставленные следователем и судом вопросы были даны полно, выводы экспертизы подтверждаются иными доказательствами. Все участники процесса, в том числе осужденный Ш. и его адвокат были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о его дополнении.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

В связи с этим доводы адвоката и осужденного об односторонности и неполноте судебного следствия, о том, что суд выступил на стороне обвинения, судебная коллегия находит несостоятельными, как противоречащие материалам дела.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Ш. преступления, прийти к правильному выводу о его виновности в причинении тяжкого вреда здоровью ФИО1, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, а также правильно квалифицировать его действия по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Что касается наказания, то оно назначено осужденному в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела, данных о личности Ш., отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, с учетом смягчающих наказание обстоятельств: явки с повинной и наличия малолетнего ребенка.

Доводы кассационного представления государственного обвинителя об активном способствовании Ш. раскрытию и расследованию преступления как о смягчающем наказание осужденного обстоятельстве, судебная коллегия признает несостоятельными. Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что Ш. активно способствовал раскрытию преступления, в материалах дела не имеется. Его действия ограничились лишь признанием своей вины в нанесении телесных повреждений потерпевшему. Имеющийся в материалах дела документ "чистосердечное признание", о чем имеется ссылка в кассационном представлении, является ничем иным, как добровольным сообщением Ш. о совершенном им преступлении, то есть явкой с повинной, которая 17 сентября 2009 года была оформлена в соответствии с ч. 2 ст. 142 УПК РФ. Как указано выше, явка с повинной Ш. учтена судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Решение суда о назначении Ш. наказания без применения ст. 64, 73 УК РФ, в виде реального лишения свободы мотивировано, основано на требованиях ст. 6, 43, 60 УК РФ, является справедливым, соответствующим характеру и степени общественной опасности содеянного, оснований для снижения назначенного наказания осужденному Ш. судебная коллегия не усматривает.

Ш. оспаривает приговор также в части взыскания с него компенсации морального вреда.

Однако судебная коллегия не может согласиться с доводами его жалобы об отсутствии оснований ко взысканию денежной компенсации морального вреда, причиненного преступлением.

Так, брату погибшего ФИО2, обоснованно признанным гражданским истцом, совершенным Ш. умышленным преступлением причинены нравственные страдания, обусловленные утратой родного человека. Характер и степень этих страданий получили должную оценку со стороны суда первой инстанции. Разрешая гражданский иск, суд обоснованно руководствовался ст. 151 ГК РФ.

Размер взысканной с Ш. суммы судебная коллегия полагает справедливым. Оснований к снижению суммы иска либо освобождению от его уплаты не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену или изменение приговора, при рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора судом не допущено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационных представления и жалоб не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Гремячинского городского суда Пермского края от 10 июня 2010 года в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Юнусовой Ф.Г., кассационные жалобы осужденного Ш. и адвоката Шпака В.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь