Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2010 г. по делу N 22-5572/2010

 

Судья Мальцева Л.Я.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Рудакова Е.В.,

судей Патраковой Н.Л., Михалева П.Н.,

с участием переводчика М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 05 августа 2010 года кассационные жалобы осужденного К., адвоката Илькина Р.Б. на приговор Кировского районного суда г. Перми от 21 мая 2010 года, которым

К., ДАТА рождения, уроженец <...>, несудимый,

осужден по п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ) к 5 годам лишения свободы без штрафа, по п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ) к 8 годам лишения свободы без дополнительных наказаний, по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ) к 8 годам лишения свободы без дополнительных наказаний, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено к отбытию 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока наказания с 21 мая 2010 года. На основании ст. 72 УК РФ зачтено в срок отбытия наказания время предварительного содержания под стражей с 23 сентября 2009 года по 20 мая 2010 года. Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Михалева П.Н., объяснения осужденного К. и мнение адвоката Илькина Р.Б. об отмене приговора по доводам жалоб, мнение прокурора Захаровой Е.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в незаконном сбыте ФИО1 наркотического средства - смеси, в состав которой входит героин, массой не менее 0,929 гр., то есть в крупном размере 14 сентября 2009 года, в незаконном сбыте ФИО1 наркотического средства - смеси, в состав которой входит героин, массой не менее 26,205 гр., то есть в особо крупном размере 22 сентября 2009 года, а также в приготовлении к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере, не доведенном до конца по не зависящим от него обстоятельствам 23 сентября 2009 года. Преступления совершены в Кировском районе г. Перми, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

К. виновным себя не признавал как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании.

В кассационной жалобе осужденный К. считает приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить. Указывает, что данные преступления он не совершал, поскольку доказательств его причастности к сбыту ФИО1 наркотических средств 14 сентября и 22 сентября 2009 года не добыто. Сам свидетель ФИО1 подтвердил это в судебном заседании. Он был ошибочно принят за человека, который сбывал ФИО1 наркотические средства. Считает, что по эпизоду от 23 сентября 2009 года в его автомашину наркотическое средство было подложено с целью его задержания. Ссылается на отсутствие его отпечатков пальцев на обнаруженном пакете с наркотическим средством и обнаружения данного пакета спустя 3 часа после его задержания и в другом населенном пункте.

В кассационной жалобе адвокат Илькин Р.Б. считает приговор суда незаконным и несправедливым, подлежащим изменению. Просит оправдать К. по преступлениям от 14 сентября 2009 года и 22 сентября 2009 года в связи с непричастностью к их совершению, а по факту обнаружения 23 сентября 2009 года наркотических средств и обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, уголовное дело направить на новое рассмотрение. Ссылается на то, что личность осужденного не установлена, поскольку осужден К., а мать осужденного представила документы на сына Г. Полагает, что судом безосновательно отказано в проведении судебно-психиатрической экспертизы, без учета представленных документов из военкомата и лечебного учреждения, наличия у обвиняемого следов травм. Указывает, что свидетель обвинения ФИО1 отказался в суде от своих показаний, на следствии их давал с целью самозащиты. На следствии не было проведено опознание ФИО1 К. Не проведены оперативные мероприятия по сбору доказательств, например такие как контрольная закупка. Суд занял обвинительную позицию, поскольку материалы следствия собраны в одном томе, а материалы судебного следствия составляют три тома. Допрос подозреваемого без переводчика является недопустимым доказательством, как и протокол досмотра автомашины К., в котором не указаны лица, в нем участвовавшие. К. был задержан в автомашине, которая была осмотрена, в ней ничего не было найдено, а через 4 часа в ней находят наркотические средства. Таким образом, данные доказательства являются недопустимыми, о чем заявлялось в судебном заседании, но суд отказал в этом. Суд неправильно оценил доказательства, высказав мнение, что доказательства, представленные стороной защиты, явно надуманы, что не соответствует действительности. Показания оперативного сотрудника ФИО2, явно заинтересованного лица, объективно ничем не подтверждаются, а наоборот опровергаются доказательствами представленными со стороны защиты, к тому же он менял свои показания. Телефонные звонки не свидетельствуют о том, что К. сбывал наркотические средства ФИО1. Ссылка на то, что К. оставляя наркотики в автомашине, отходил, отключал сигнализацию, а ФИО1 в это время забирал из автомашины наркотики, необоснованна, поскольку сигнализация в автомашине не работала. Таким образом, приговор постановлен на предположениях, что недопустимо в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

В возражениях заместитель прокурора Кировского района г. Перми Минигалеева Ф.П. считает приговор законным и обоснованным, просит в удовлетворении жалоб осужденного и защитника отказать. Полагает, что вина К. нашла свое подтверждение совокупностью добытых и исследованных в судебном заседании доказательств.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия считает приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности и квалификации действий осужденного К. по п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ), по п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ) по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ) являются правильными, основанными на доказательствах, тщательно исследованных в судебном заседании, которым суд дал надлежащую оценку, приняв за основу обвинительного приговора одни доказательства и отвергнув другие, приведя мотивы принятого решения.

Доводы жалоб о том, что незаконный сбыт наркотических средств К. ФИО1 14 сентября 2009 года и 22 сентября 2009 года, приготовление к незаконному сбыту 23 сентября 2009 года не нашел своего подтверждения, опровергаются оглашенными показаниями свидетеля ФИО1 (т. 1, л.д. 156), из которых следует, что он 14 сентября 2009 года и 20 сентября 2009 года приобретал героин у малознакомого мужчины азербайджанской национальности по имени Р., предварительно созваниваясь с ним по телефону; протоколом проверки показаний на месте, из которого следует, что ФИО1 на рынке, расположенном на ул. <...> г. Перми, указал на кафе <...>, пояснив,

что именно в этом кафе 14 сентября 2009 года и 20 сентября 2009 года в дневное время К. сбыл ему героин (т. 1, л.д. 179-180).

Судом показания свидетеля ФИО1, данные им в ходе предварительного расследования, признаны правдивыми, допустимыми, соответствующими действительности и положены в основу обвинительного приговора.

Оснований для оговора К. со стороны ФИО1 судом не установлено, поскольку неприязненных отношений между ними не имелось, не приведены таковые и самим К.

Последующему изменению показаний ФИО1 в судебном заседании суд дал надлежащую оценку, указав, что они согласованы с версией К. в защиту от обвинения, а именно о том, что имелся другой человек по имени Ш., который жил с К., пользовался его автомашиной и телефоном.

В связи с чем показания ФИО1, данные в судебном заседании. опровергнуты как не соответствующие действительности и несостоятельные.

Доводы стороны защиты о том, что ФИО1 оговаривал К. с целью самозащиты, нельзя признать состоятельными, поскольку ФИО1 допрашивался и давал показания при проверке его показаний на месте, будучи свидетелем, защищаться ему было не отчего, в связи с чем таковая цель исключается.

Иных причин оговора со стороны ФИО1 ни осужденным, ни стороной защиты не приведено, судом также не установлено.

Кроме того, показания ФИО1, данные им в ходе предварительного расследования о том, что перед приобретением у К. героина он созванивался с ним по сотовому телефону, подтверждается информацией от операторов сотовой связи ООО <...> (т. 1, л.д. 75-76).

Из данной информации следует, что ФИО1 со своего сотового телефона абонентский номер <...> связывался с К. абонентский номер <...>, в том числе и 14 сентября 2009 года, 20 сентября 2009 года и 23 сентября 2009 года, то есть в указанные ФИО1 дни приобретения героина.

В связи с изложенным судебная коллегия полагает необходимым уточнить дату сбыта К. наркотического средства - смеси, в состав которой входит героин, массой не менее 26,205 гр. - 20 сентября 2009 года, а не 22 сентября 2009 года как указано в приговоре.

Судебная коллегия исходит из того, что судом в основу обвинительного приговора положены показания ФИО1, данные им на предварительном следствии.

Из этих показаний следует, что К. сбыл ему героин 20 сентября 2009 года, эту дату он подтвердил и при проверке его показаний на месте.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом ошибочно указана дата совершения К. 22 сентября 2009 года незаконного сбыта наркотических средств ФИО1.

Данное уточнение даты совершения преступления не влияет на существо предъявленного обвинения, его объем и квалификацию, с учетом того, что К. вину по данному эпизоду также не признает.

С доводами жалоб о том, что 23 сентября 2009 года наркотическое средство в автомашину К. было подложено, либо там его оставил Ш., который по версии К. пользовался его автомашиной, судебная коллегия согласиться не может в силу следующего.

Судом данная версия была тщательно проверена и обоснованно отвергнута как несостоятельная.

Самим осужденным факт обнаружения в его автомашине свертка с героином не оспаривается, поэтому ссылка стороны защиты на недопустимость в качестве доказательства протокола досмотра автомашины К. существенного значения не имеет, поскольку по этому поводу имеются и показания свидетелей ФИО2, ФИО3, ФИО4. Как следует из показаний оперативного сотрудника ФИО2, после изобличения 22 сентября 2009 года ФИО1 в незаконном обороте наркотических средств он согласился на сотрудничество и сообщил, что приобретает героин у мужчины по имени Р. 23 сентября 2009 года, около 12.00 часов ФИО1 позвонил Р. и попросил сбыть ему 100 грамм героина. Впоследствии Р. был задержан, им оказался К., в автомашине которого позднее обнаружили сверток с героином и документы задержанного.

Кроме того, обстоятельства того, что ФИО1 звонил К. 23 сентября 2009 года и просил сбыть ему 100 грамм героина, подтверждаются показаниями самого ФИО1, которые суд положил в основу обвинительного приговора, информацией ООО <...> (т. 1, л.д. 75-76), из которой следует, что 23 сентября 2009 года в 11.49 час., ФИО1 звонил на сотовый телефон К.

Таким образом, суд правильно сделал вывод о том, что данное наркотическое средство, обнаруженное в автомашине К. принадлежит ему, никто его не подбрасывал и не оставлял.

При таких обстоятельствах ссылка в жалобе на то, что имеются свидетели, которые видели, как сотрудники милиции находились в автомашине К., соответственно могли подложить в нее наркотическое средство, явно надумана.

При таких обстоятельствах оснований сомневаться в достоверности доказательств, на которых постановлен приговор, не имеется, исходя из их анализа, оценки, сопоставления, суд пришел к обоснованному выводу о совершении К. незаконного сбыта наркотических средств 14 сентября 2009 года в крупном размере, 20 сентября 2009 года в особо крупном размере и приготовлении к сбыту наркотических средств в особо крупном размере 23 сентября 2009 года.

Нельзя согласиться с доводами жалобы о том, что личность осужденного не установлена, поскольку в материалах дела имеются ксерокопии паспорта и водительского удостоверения на имя К., а также подлинник водительского удостоверения на его же имя.

Доводы стороны защиты в части того, что судом необоснованно отказано в проведении судебно-психиатрической экспертизы, являются несостоятельными.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания у органов следствия и суда не возникало сомнений в психическом состоянии К., то обстоятельство, что он ограничено годен к военной службе, не свидетельствует о наличии у него психического заболевания.

Как следует из справок Пермской краевой клинической психиатрической больницы N <...> и краевого наркологического диспансера (т. 1, л.д. 205, 207), К. на учете у врачей психиатра и нарколога не состоит.

Кроме того, К. имеет водительское удостоверение, которое невозможно получить при наличии психического заболевания.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в проведении судебно-психиатрической экспертизы, поскольку оснований для ее назначения не имелось.

В связи с изложенным, доводы кассационной жалобы об оправдании К. по п. "б" ч. 2 ст. 228.1, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, отмене приговора по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и направлении уголовного дела в этой части на новое судебное разбирательство, судебная коллегия находит несостоятельными.

Действия К. правильно квалифицированы по эпизоду от 14 сентября 2009 года по п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ), по эпизоду от 20 сентября 2009 года по п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ) по эпизоду от 23 сентября 2009 года по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Закона РФ от 27 июля 2009 года N 215-ФЗ).

Наказание К. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, ч. 2 ст. 43, ст. 60-61, 66 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного

преступления, его тяжести, данных характеризующих его личность, состояния здоровья, обстоятельств смягчающих наказание, отсутствия отягчающих, и является справедливым.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, поведением виновного во время и после совершения преступлений, которые бы существенно уменьшали степень общественной опасности содеянного осужденным, по делу судом первой инстанции не установлено, решение суда в этой части достаточно мотивировано, поэтому обоснованно не применены положения ст. 64, 73 УК РФ.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кировского районного суда г. Перми от 21 мая 2010 года в отношении К. изменить:

считать датой сбыта наркотического средства массой 26,205 грамм 20 сентября 2009 года.

В остальной части этот же приговор в отношении К. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного К. и адвоката Илькина Р.Б. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь