Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2010 г. N 33-10751/2010

 

Судья: Дедов А.Л.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Параевой В.С.

судей Кутыева О.О., Калмыковой Л.Н.

с участием прокурора Костиной Т.В.

при секретаре Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании 05 августа 2010 года гражданское дело N 2-2414/10 по кассационному представлению прокурора, кассационным жалобам С.В., Следственного изолятора N 1 ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 18 мая 2010 года по иску С.В. к Федеральному бюджетному учреждению "Следственный изолятор N 1" ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о взыскании компенсации материального ущерба и морального вреда, причиненного смертью сына

Заслушав доклад судьи Параевой В.С., объяснения представителя Управления ФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Б., действующей на основании доверенности N 65-177 юр от 06.07.2010 г., представителя ФБУ "СИ N 1" УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Н., действующего на основании доверенности N 65/14-3363 от 3.08.2010 г., поддержавших доводы своей кассационной жалобы, С.В. и ее представителя - адвоката Корнаковой Е.В., действующей на основании доверенности от 11.07.2008 г., и ордера (ордер в деле), поддержавших доводы своей жалобы, заключение прокурора Костиной Т.В., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

С.В. обратилась с иском к ФБУ "Следственный изолятор N 1" ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Министерству финансов РФ о взыскании материального ущерба в размере 54.357 рублей 50 копеек и компенсации морального вреда в размере 3.000.000 рублей, причиненного смертью сына - С.Д., 1973 года рождения.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 17 ноября 2009 года в удовлетворении требований С.В. отказано.

Определением Санкт-Петербургского городского суда от 11 февраля 2010 года решение Калининского районного суда в части отказа С.В. в удовлетворении исковых требований о возмещении ущерба и компенсации морального вреда к Министерству финансов РФ оставлено без изменения в остальной части отменено и направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела, С.В., уточнив заявленные требования, просила взыскать с ФБУ "Следственный изолятор N 1" ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области материальный ущерб - расходы, связанные с погребением сына в общей сумме 163,857 рублей 50 копеек; стоимость его личных вещей в размере 7.500 рублей; компенсацию причиненного морального вреда в размере 3.000.000 рублей, причиненного смертью сына.

В обоснование иска указала, что ее сын, С.Д., 1973 года рождения содержался в следственном изоляторе N 1 ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с 9 июня 2006 г. В результате надлежащего исполнения работниками изолятора своих должностных обязанностей 18 октября 2006 года ее сын был избит сокамерниками. Кроме того, работники изолятора умышленно скрыли свое участие в совершенном преступлении, никому не сообщили о происшествии и не вызвали медицинских работников, то есть заведомо оставили без помощи лицо, находящееся в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенное возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности, хотя имели такую возможность и обязаны были оказать помощь. 20 октября 2006 г. в 1 ч. 50 мин. С.Д. скончался в больнице от полученных травм. В результате смерти сына в течение длительного времени истица испытывает страдания, никто из должностных лиц следственного изолятора не принес ей извинения. Полагает, что между нарушением своих должностных обязанностей работниками следственного изолятора Л. и С. и смертью сына имеется прямая причинно-следственная связь.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 18 мая 2010 года исковые требования С.В. удовлетворены частично. Указанным решением с Федерального бюджетного учреждения "Следственный изолятор N 1" ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в пользу С.В. взыскано 500 000 (пятьсот тысяч) рублей в счет возмещения причиненного морального вреда, 40 000 (сорок тысяч) рублей в счет возмещения расходов на представителя. В остальной части исковых требований С.В. отказано. Взыскана с Федерального бюджетного учреждения "Следственный изолятор N 1" ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в федеральный бюджет государственная пошлина в размере 100 рублей.

В кассационном представлении прокурор просит изменить решение суда в части указания суммы взысканной компенсации морального вреда, полагая ее заниженной.

В кассационной жалобе истица просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении ее требований и принять решение, не передавая дело на новое рассмотрение, об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В кассационной жалобе ответчик просит отменить решение суда, считая его неправильным, полагая, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом нарушены нормы материального права.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда, принятого в соответствии с доказательствами по делу и требованиями закона.

Вступившим в законную силу приговором Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 12 мая 2008 года установлено, что в период с 20.00 часов 18.10.2006 г. до 04.30 мин. 19.10.2006 года Св., У. и Ф. находясь в камере N <...> ФБУ ИЗ-47/1 ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области совместными действиями, причинили С.Д. тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть С.Д. Указанным приговором Ф. Св., У., признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, т.е. в том, что совершили умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

То обстоятельство, что совершению указанного преступления, повлекшего смерть сына истицы, способствовало ненадлежащее исполнение работниками изолятора своих должностных обязанностей, подтверждается вступившими в законную силу приговорами суда.

Приговором Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 16 апреля 2008 года Л. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, на основании которых ему назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы, с испытательным сроком 3 года.

Этим же приговором установлено, что Л., являясь должностным лицом, обладая предоставленными ему законом властными полномочиями по отношению к содержащимся под стражей в следственном изоляторе N 1, не имея на то законных оснований, 18.10.2006 г. поместил заключенных под стражу Ф. и У. в камеру N <...>, где содержался сын истицы, несмотря на то, что они должны были содержаться в других камерах, т.е. совершил действия явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

Этим же приговором суда С. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 286 УК РФ, на основании которых ей назначено наказание в виде 2-х лет лишения свободы с испытательным сроком 2 года.

Приговором суда установлено, что С., являясь должностным лицом, действуя умышленно, в нарушение своих должностных полномочий, содействуя Л., 18.10.2006 г. открыла камеру N <...>, в которой содержался Ф., и не препятствовала его свободному перемещению по следственному изолятору, тем самым способствовала Л. в выполнении им объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Постановлениями от 8 февраля 2007 года и от 24.10.2006 года С.В. признана потерпевшей по вышеуказанным уголовным делам.

Вышеуказанными приговорами установлено, что Ф., У. и Св. 18.10.2006 г. уговорили Л. в нарушение существующего порядка содержания обвиняемых, подозреваемых и осужденных, всех троих перевести в камеру N <...>, около 22-х часов, этих же суток, они же уговорили Л. оставить их в указанной камере якобы смотреть телевизор.

Около 3-х часов 19.10.2006 г. Л., обнаружив в камере N <...> С.Д. лежащим на полу с телесными повреждениями, перевел У. и Ф. в камеры N <...> и N <...>, где они должны были содержаться.

Около 5 часов 19.10.2006 г., когда Л. должен был выводить С.Д., для доставки в суд увидев, что последний по-прежнему находится на полу, сообщил в дежурную часть, вызвал фельдшера.

В соответствии с положениями ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

С учетом изложенного, является правильным вывод суда о наличии причинно-следственной связи между нарушением своих должностных обязанностей работниками следственного изолятора С., Л., допущенным ими при несении дежурства и совершением преступных действий Св., У. и Ф., которыми причинен тяжкий вред здоровью С.Д., в результате чего наступила смерть последнего.

Согласно ч. 1 ст. 1068 ГК РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Суд, правильно установив в судебном заседании, что смерть С.Д. наступила в результате преступления, совершению которого способствовало ненадлежащее исполнение работниками ответчика своих должностных обязанностей, правомерно в полном соответствии с положениями ст. ст. 151, 1064, ч. 1 ст. 1068 ГК РФ возложил на ответчика материальную ответственность за причинение истице морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что взыскание в пользу истицы 500 000 рублей в счет компенсации морального вреда соответствует требованиям разумности, справедливости, характеру причиненных страданий.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании с ответчика расходов на погребение сына в сумме 17857 руб. 50 коп., на изготовление памятника сыну -146.000 рублей и материального ущерба в размере 7500 рублей, включающего в себя стоимость вещей ее сына - куртка кожаная 3200 рублей; брюки спортивные - 400 рублей; брюки мужские 1200 рублей; ботинки мужские 1400 рублей; свитер мужской 700 рублей; тапки мужские (2 пары) - 250 рублей; сумка спортивная - 350 рублей, суд правильно указал, что истицей не представлено каких-либо доказательств стоимости указанных вещей, а требование о взыскании расходов на погребение С.Д., согласно ст. 1094 ГК РФ, может быть предъявлено к лицам, ответственным за вред, вызванный смертью потерпевшего, т.е. к Ф., У. и Св., осужденным за причинение тяжкого вреда здоровью С.Д., в результате которого и наступила смерть последнего.

Решение суда о взыскании с ответчика в пользу истицы расходов, понесенных на представителя в суде, соответствует требованиям ст. 100 ГПК РФ и является правильным.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции при разрешении спора правильно определены юридически значимые обстоятельства, применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, анализ представленных суду доказательств, их оценка подробно изложены в обжалуемом решении суда.

Доводы кассационной жалобы ответчика о том, что действия сотрудников не были направлены на причинение смерти С.Д., правового значения для рассмотрения заявленного спора не имеют. Как правильно указал суд в решении, отсутствие уголовно наказуемого деяния в части наступления тяжких последствий в результате незаконного перевода У. и Ф. в камеру N <...> в действиях сотрудников СИЗО Л. и С. не исключает гражданско-правовой ответственности ФБУ "Следственный изолятор N 1", работниками которого Л. и С. являлись.

Другие доводы кассационной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции оспариванию оценки доказательств, приведенной судом в обоснование своих доводов, в связи с чем, не могут быть положены в основу отмены правильного решения суда.

Судебная коллегия находит также не подлежащим удовлетворению представление прокурора об увеличении суммы морального вреда, поскольку сумма взысканного в пользу истицы морального вреда, причиненного смертью сына в размере 500 000 рублей, по мнению судебной коллегии, не является заниженной, так как взыскание произведено не с непосредственных причинителей вреда здоровью С.Д., а с Федерального бюджетного учреждения "Следственный изолятор N 1" ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 18 мая 2010 года оставить без изменения, кассационное представление прокурора, кассационную жалобу С.В., кассационную жалобу Следственного изолятора N 1 ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь