Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2010 г. N 33-10777/2010

 

Судья: Симонова И.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Параевой В.С.

судей Кутыева О.О., Калмыковой Л.Н.

при секретаре Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании 05 августа 2010 года гражданское дело N <...> по кассационной жалобе на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 22 июня 2010 года по иску Управления Пенсионного Фонда РФ в Выборгском районе Санкт-Петербурга к О. о взыскании неосновательно полученных сумм пенсии.

Заслушав доклад судьи Параевой В.С., объяснения представителя УПФ РФ в Выборгском районе Санкт-Петербурга - К., действующей на основании доверенности от 17.03.2010 г., поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Выборгском районе Санкт-Петербурга обратилось в суд с иском к О. о взыскании неосновательно полученных сумм пенсии по случаю потери кормильца как лицом, занятым уходом за ребенком умершего кормильца за период с 12.09.2005 г. по 27.10.2008 г. в общей сумме 58 257,17 руб.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что в указанный период ответчица была трудоустроена и не имела права на получение указанной пенсии, при назначении пенсии ответчица была извещена о необходимости при поступлении на работу сообщить об этом в Пенсионный фонд, однако о факте своего трудоустройства О. истца не известила, также истец просил взыскать с ответчицы судебные расходы по оплате госпошлины в размере 1 947,71 руб.

Ответчицей заявлено о применении к требованиям истца исковой давности в отношении сумм пенсии, выплаченных до мая 2007 г.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 22 июня 2010 года заявленные требования удовлетворены частично. Суд взыскал с О. в пользу Управления Пенсионного фонда РФ в Выборгском районе Санкт-Петербурга неосновательно полученную сумму пенсии в размере 30 884 руб. 55 коп. и судебные расходы по оплате госпошлины в сумме 1 032 (одна тысяча тридцать два) руб. 56 коп., в остальной части иска - отказал.

В кассационной жалобе истец просит решение суда в части отказа в удовлетворении требований отменить, ссылаясь на его неправильность.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца, обсудив доводы кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения за период с 01.10.2005 года по 31.05.2007 года, а в остальной части - оставлению без изменения, по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что с 10.11.1997 г. О. назначена пенсия по случаю потери кормильца, как неработающей супруге умершего, осуществляющей уход за ребенком умершего кормильца, не достигшим 14 лет.

В соответствии со ст. 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" пенсионер обязан безотлагательно извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты.

Судом установлено, что в период с 12.09.2005 г. по 27.10.2008 г. О. была трудоустроена, в связи с чем, не имела права на получение указанной пенсии.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что ответчицей получено неосновательное обогащение в размере 58 257,17 руб. за период с 12.09.2005 г. по 27.10.2008 г.

Судом обоснованно не установлено предусмотренных ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для освобождения ответчицы от возврата полученных ею сумм за указанный период.

Как установлено судом и усматривается из заявления ответчицы от 11.03.1998 года адресованного в Пенсионный фонд, О. в письменной форме обязалась своевременно сообщить о своем поступлении на работу.

Выплата пенсии производилась в связи с тем, что ответчицей в нарушение действующего законодательства не было сообщено органам, производящим начисление и выплату пенсии, о том, что обстоятельства, являющиеся основанием для начисления и выплаты пенсии, отпали.

При таком положении суд обоснованно признал действия ответчицы недобросовестными.

В суде первой инстанции ответчицей было заявлено о пропуске истцом срока исковой давности.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Согласно ч. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

При рассмотрении спора суд пришел к выводу о том, что истец пропустил срок исковой давности по периоду до июня 2007 г., применив по заявлению ответчицы срок исковой давности и удовлетворив иск в части взыскания неосновательного обогащения в размере сумм, полученных с июня 2007 г. по октябрь 2008 г.

При этом суд первой инстанции исходил из того обстоятельства, что работодатели ответчицы своевременно, согласно ст. 11 Федерального закона от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", предоставили в Пенсионный фонд сведения о том, что ответчица трудоустроена, в связи с чем, истец должен был знать о нарушении своего права с 2006 года, тогда как обратился в суд с иском только в 2010 году. Суд полагал, что в связи с представлением работодателем таких сведений в УПФ РФ истец имел возможность ежегодно проводить проверку назначенной пенсии на основании имеющихся данных.

Судебная коллегия не согласна с выводом суда о пропуске истцом срока исковой давности.

Положениями ст. 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ на пенсионера возлагается обязанность безотлагательно извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты, об указанной обязанности ответчице было известно, о ней указывалось в заявлении ответчицы от 27 марта 2002 года.

Судебная коллегия полагает обоснованными доводы истца об отсутствии у них обязанности проводить проверку назначенной пенсии на основании имеющихся данных, представляемых работодателем в соответствии с требованиями Федерального закона от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" и, соответственно, об отсутствии оснований полагать, что истец на основании указанных данных должен был знать об отсутствии оснований для выплаты пенсии ответчице.

Действующим законодательством не предусмотрено обязанности органов Пенсионного фонда Российской Федерации на основании сведений, представленных в порядке ст. 11 Федерального закона от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", проводить проверки обоснованности получения назначенных пенсий и доплат к ним и проверки их размеров, в том числе с целью их перерасчета.

Именно с целью выявления обстоятельств, предусмотренных законом в качестве оснований для изменения размера трудовой пенсии или прекращения ее выплаты, закон возлагает на пенсионера обязанность безотлагательно извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении таких обстоятельств (ст. 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

Таким образом, при решении вопроса о соблюдении истцом срока исковой давности по заявленным требованиям суд не учел, что у истца отсутствовала обязанность по проведению проверки назначенной ответчику пенсии на основании представленных работодателями сведений в порядке ст. 11 Федерального закона от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ, в связи с чем, не имеется оснований полагать, что истец должен был узнать на основании указанных сведений о неосновательной выплате ответчице за спорный период пенсии, и, соответственно, о возникновении у ответчицы неосновательного обогащения.

Ответчица истцу сведений в какой-либо форме об обстоятельствах, исключающих ее право на получение доплаты к пенсии, не сообщала. Судом не установлено, а из материалов дела не усматривается, что истцу сообщались непосредственно сведения о трудоустройстве ответчицы в спорный период, и что истец узнал об указанных обстоятельствах ранее октября 2009 г.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что истец не мог и не должен был узнать ранее октября 2009 г. об указанных обстоятельствах, а, соответственно, о нарушении своего права с целью защиты которого он обратился в суд с настоящим иском 17.05.2010 г., т.е. в пределах предусмотренного ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации срока исковой давности.

Таким образом, в соответствии со статьями 196, 200 ГК РФ истцом срок исковой давности по заявленным требованиям не пропущен, поэтому требования Пенсионного фонда подлежат удовлетворению за весь спорный период в полном объеме.

Размер выплаченных за спорный период сумм, создающих неосновательное обогащение на стороне ответчика, последним не оспаривается, как и расчет истца, и у судебной коллегии нет оснований в нем сомневаться, в связи с чем, требования истца подлежат удовлетворению в полном объеме, с ответчика подлежит взысканию, в том числе, неосновательное обогащение за период с 01.10.2005 года по 31.05.2007 года в сумме 27 372 руб. 62 коп. в соответствии со ст. ст. 1102, 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При изложенных обстоятельствах решение суда первой инстанции подлежит отмене в части отказа во взыскании с ответчицы неосновательного обогащения за период с 01.10.2005 года по 31.05.2007 года в сумме 27 372 руб. 62 коп., заявленные требования Пенсионного фонда подлежат удовлетворению в полном объеме.

Согласно ст. 198 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации с ответчицы в пользу истца подлежат взысканию расходы по оплате госпошлины, понесенные при подаче иска в размере 915 р. 15 коп. и при подаче кассационной жалобы в размере 2000 рублей, в общей сумме 3 915 рублей 15 коп.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 22 июня 2010 года в части отказа во взыскании с ответчицы неосновательно полученных сумм пенсии за период с 01.10.2005 года по 31.05.2007 года отменить.

Взыскать с О. в пользу Управления Пенсионного фонда РФ в Выборгском районе Санкт-Петербурга неосновательно полученную сумму пенсии за период с 01.10.2005 года по 31.05.2007 года в сумме 27 372 руб. 62 коп. (двадцать семь тысяч триста семьдесят два рубля) и судебные расходы по оплате госпошлины в сумме 915 (девятьсот пятнадцать) рублей 15 коп. и 2000 руб. за подачу кассационной жалобы.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь