Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2010 г. по делу N 33-20719

 

Ф\С Ершова О.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Климовой С.В., судей Гончаровой О.С. и Лемагиной И.Б. при секретаре Р. заслушав в открытом судебном заседании по докладу Гончаровой О.С. дело по кассационной жалобе Ц. на решение Пресненского районного суда от 10 марта 2010 г., которым постановлено: В удовлетворении искового заявления Ц. к ООО КБ "Проминвестрасчет" о признании кредитного договора недействительным - отказать.

 

установила:

 

Ц. обратился в суд с иском к ответчику ООО КБ "Проминвестрасчет" о признании кредитного договора недействительным, указав, что 29.06.2007 г. между ним и ответчиком был заключен кредитный договор, в соответствии с которым банк предоставил ему кредит на сумму 60 000 000 рублей со сроком возврата до 29.06.2009 г., с условием оплаты процентов в размере 16% годовых. Кредитный договор был заключен на невыгодных для истца условиях вследствие нахождения его в тяжелых обстоятельствах, чем воспользовался ответчик, что является основанием для признания его недействительным в соответствии со ст. 179 ГК РФ. В соответствии с п. 1.2 Кредитного договора процентная ставка за пользование кредитом была установлена в размере 16%. Данная процентная ставка является завышенной и крайне невыгодной для истца, поскольку более чем в 1,5 раза превышает установленную к моменту заключения кредитного договора ставку рефинансирования ЦБ РФ. Более того, крайне невыгодным условием для истца является п. 3.6 кредитного договора, по которому ответчику предоставляется право безакцептно списывать сумму задолженности по кредитному договору. Кредитный договор, по мнению истца, также является недействительным в соответствии со ст. 165 ГК РФ, поскольку он в нарушение требований ст. 10 ФЗ от 16.07.1998 г. "Об ипотеке (залоге недвижимости)" не прошел государственную регистрацию. В соответствии с п. 6.1 Кредитного договора истец был обязан предоставить в обеспечение исполнения своих обязательств по договору недвижимое имущество. Таким образом, в кредитный договор было включено условие об ипотеке. С учетом изложенного, в силу п. 1 и п. 3 ст. 10 ФЗ "Об ипотеке" кредитный договор подлежал обязательной государственной регистрации. Кредитный договор является недействительной (ничтожной) сделкой в силу ст. 168 ГК РФ как не соответствующий требованиям закона. Согласно п. 3.2 кредитного договора ответчик имеет право в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки за пользование кредитом в случаях, указанных в договоре. Данное положение кредитного договора противоречит ст. 310 ГК РФ, согласно которой одностороннее изменение условий обязательства не допускается.

Истец в судебное заседание не явился. Как усматривается из уведомлений о вручении телеграмм: телеграмма, поданная Ц. по адресу: <...> вручена уполномоченному на получение телеграмм, что суд признает надлежащим извещением; телеграмма по адресу: <...> Ц. не доставлена, поскольку адресат прописан, но не проживает по данному адресу. При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что обязанность по извещению истца о дате, месте и времени судебного заседания выполнена надлежащим образом, в связи с чем суд рассмотрел дело в отсутствие истца.

Представители ответчика исковые требования не признали и просил применить срок исковой давности.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит Ц.

Судебная коллегия дважды по ходатайствам истца откладывала рассмотрение дела, с 13.07 на 22.07 и на 5.08.2010 г. О рассмотрении дела 5.08.2010 г. он был извещен надлежащим образом, не представил доказательств невозможности явки в судебную коллегию для рассмотрения его кассационной жалобы. Учитывая сроки рассмотрения дела в кассационной инстанции судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие Ц. Проверив материалы дела, выслушав представителей ООО КБ "Проминвестрасчет", обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Из материалов дела усматривается, что 29.06.2007 г. между Ц. и ООО КБ "Проминвестрасчет" был заключен кредитный договор, согласно условиям которого банк предоставил истцу кредит на сумму 60 000 000 рублей со сроком возврата до 29.06.2009 г., с условием оплаты процентов в размере 16% годовых.

В соответствии с п. 3.2. кредитного договора Кредитор имеет право в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки за пользование кредитом в следующих случаях: изменения ставки рефинансирования, установленной Банком России; изменения курса доллара США по отношению к российскому рублю больше, чем на (пять процентов); нарушения условий п. 2.4 настоящего договора; изменения действующей Процентной политики Кредитора; изменения качества ссуды Заемщика и/или категории качества, и/или качества обслуживания ссуды; ухудшения качества обеспечения, в том числе при полной или частичной утрате обеспечения; нарушения Заемщиком обязательств по настоящему договору; пролонгации настоящего договора; в иных случаях по решению Кредитора.

В силу положений п. 3.6 кредитного договора заемщик предоставляет Кредитору право безакцептного списания всей суммы задолженности по настоящему договору со счетов Заемщика, открытых у Кредитора, а также на основании заключенных соглашений к договорам банковских счетов, открытых в других банках. Списание осуществляется со дня наступления сроков исполнения соответствующих обязательств, в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации и настоящим договором.

При этом в случае отсутствии денежных средств на счетах Заемщика последний предоставляет Кредитору право на безакцептное списание со счета в иностранной валюте денежных средств в сумме задолженности и производить конвертацию иностранной валюты в валюту РФ по курсу Кредитора на день проведения операции и с последующим направлением денежных средств на погашение задолженности в порядке, предусмотренном п. 3.7 настоящего договор.

В согласно положениям 421, 422 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора и могут заключать договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, а понуждение к заключению договора не допускается, любой договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, как того требует статья 422 ГК РФ.

Суд правильно указал, что предоставление банком Ц. было осуществлено с соблюдением соответствующих требований, предусмотренных ГК РФ, Федеральным законом от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", Законом Российской Федерации от 07.02.1992 "О защите прав потребителей" потребителей", Положением о порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения), утвержденным Центральным банком Российской Федерации 31.08.1998 11 54-П (зарегистрировано в Минюсте РФ 29.09.1998 11 1619, далее - Положение), иными документами Банка России, а также соответствующими внутренними документами ЦБ РФ и КБ "Проминвестрасчет".

В кредитном договоре указаны процентная ставка по кредиту, порядок расчетов, имущественная ответственность сторон за нарушения договора, включая ответственность за нарушение обязательств по срокам осуществления платежей, а также порядок его расторжения и другие существенные условия договора.

При таких обстоятельствах, содержание оспариваемого кредитного договора, заключенного с Ц. не противоречит действующему законодательству. Ц., при заключении кредитного договора располагал полной информацией о предложенной ему услуге и добровольно, в соответствии со своим волеизъявлением, принял на себя все права и обязанности, определенные договором.

Кроме того, в соответствии со ст. 310 ГК РФ, на которую ссылается истец в обоснование своих требований, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В соответствии с ч. 2 ст. 29 Закона Российской Федерации от 02.12.1990 г. "О банках и банковской деятельности" предусмотрена возможность кредитной организации в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам в случае, если в договор с клиентом включено соответствующее условие.

Не могут служить основанием для признания кредитного договора недействительным в соответствии со ст. 179 ГК РФ, доводы истца о том, что крайней невыгодным условием для него является п. 3.6. кредитного договора, наделяющий ответчика правом безакцептно списывать сумму задолженности по Кредитному договору со счетов истца, открытых в других банках. Данное право ответчика возникает при наличии задолженности, т.е. при ненадлежащем исполнении истцом обязательств по кредитному договору.

Согласно ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться помимо содержащихся в гл. 23 ГК РФ способов обеспечения исполнения обязательств другими способами, предусмотренными законом или договором.

Такой способ отражен в п. 3.6. кредитного договора и он же предусмотрен ст. 847 ГК РФ, предусматривающей возможность списания банком денежных средств со счета по требованию третьих лиц.

Суд правильно указал, что п. 3.6. кредитного договора вообще не может ставить истца в невыгодное положение, т.к. списание его денежных средств, находящихся в других банках по требованию ответчика, может производиться только по распоряжению самого истца.

Истец добровольно, в соответствии со своим волеизъявлением, принял на себя все права и обязанности, определенные договором.

В нарушение требований ст. 56 ГПК РФ истец не представил суду доказательств наличия у истца тяжелых обстоятельств, которые вынудили его действовать не вполне по своей воле, заключая кредитный договор с ответчиком на получения кредита в размере 60000000 руб.

Утверждение истца о том, что в нарушение требований ст. 10 ФЗ от 16.07.1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" кредитный договор не прошел государственную регистрацию, правильно признано судом необоснованным.

В соответствии со ст. 10 указанного выше Федерального закона, договор об ипотеке заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации.

Договор, в котором отсутствуют какие-либо данные, указанные в статье 9 настоящего Федерального закона, или нарушены правила пункта 4 статьи 13 настоящего Федерального закона, не подлежит государственной регистрации в качестве договора об ипотеке.

Суд проанализировал текст кредитного договора, и правильно пришел к выводу, что сторонами не включалось соглашение об ипотеке в данный договор. Был заключен отдельный договор залога недвижимости от 29.06.2007 г., в отношении которого соблюден установленный порядок в отношении формы договора и государственной регистрации.

Имеющееся в кредитном договоре условие об обеспечении обязательства по возврату кредита залогом недвижимого имущества не является условием об ипотеке, так как в нем не указаны согласно требованиям ст. 432 ГК РФ существенные условия ипотеки и индивидуально определенные признаки заложенного имущества, а имеется лишь ссылка на отдельный договор об ипотеке, заключенный между сторонами.

Кредитный договор заключен в соответствии с требованиями ст. 820 ГК РФ, на предъявленными к данным видам сделок, а именно в простой письменной форме.

Разрешая заявленные требования, суд надлежащим образом проверил довод ответчика о пропуске Ц. срока исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права.

В силу ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Суд правильно указал, что основания, по которым Ц. просит признать кредитный договор недействительным были известны ему на момент заключения кредитного договора 29.06.2007 г.

При таких обстоятельствах Ц. пропустил установленный ст. 181 ГК РФ, специальный срок исковой давности, что также является основанием для отказа в иске.

Судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, поскольку разрешая спор, суд правильно определил значимые по делу обстоятельства, доводам сторон и фактическим обстоятельствам дал надлежащую оценку. Выводы суда соответствуют требованиям закона и подтверждаются представленными доказательствами, которым суд первой инстанции дал оценку в соответствии с требованием ст. 67 ГПК РФ. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судом требований процессуального закона, несостоятельны. Судом были приняты все предусмотренные законом меры для извещения Ц. о времени и месте рассмотрения дела, поэтому ссылка на нарушение требований ст. 167 ГПК РФ несостоятельна и противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Довод о неправильном применении судом срока исковой давности, основан на неправильном толковании норм материального права, с которым судебная коллегия согласиться не может.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ коллегия,

 

определила:

 

Решение Пресненского районного суда от 10. марта 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь