Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2010 г. N 33-3827/2010

 

Судья Мельникова Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Морозова Н.А.,

судей Пономаревой Т.А. и Эдвардс А.А.,

с участием прокурора Гавриловой Е.В.,

при секретаре Х.,

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе ответчика - генерального директора Общества с ограниченной ответственностью "Фитнес-Кириши" Ф. на решение Киришского городского суда Ленинградской области от 29 июня 2010 года, которым удовлетворено исковое заявление Т. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, выплате пособия по временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда и возмещении судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Пономаревой Т.А., объяснения представителя Общества с ограниченной ответственностью "Фитнес-Кириши" Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение представителя прокуратуры Ленинградской области Г., не поддержавшей доводы кассационной жалобы и не находившей правовых оснований к отмене судебного решения, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 

установила:

 

Т. обратилась в Киришский городской суд Ленинградской области с исковым заявлением к Обществу с ограниченной ответственностью (далее - ООО) "Кириши-Фитнес" о восстановлении истца на работе в должности старшего администратора, обязании ответчика выплатить истцу заработную плату за время вынужденного прогула с 27 апреля 2010 года по день восстановления истца на работе, пособие по временной нетрудоспособности, денежную компенсацию морального вреда в размере 100.000 рублей.

В обоснование искового заявления Т. ссылалась на те обстоятельства, что при принятии 20 февраля 2010 года на работу проходила полный медицинский осмотр, включающий обследование врача-гинеколога. Однако, по утверждению Т., в дальнейшем, когда истец, имевшая беременность и являвшаяся в период с 9 по 27 апреля 2010 года временно нетрудоспособной, была уволена работодателем 16 апреля 2010 года по ст. 71 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) как не выдержавшая испытание. Считая, что в основу увольнения истца работодателем положен факт ее беременности, что сопряжено с нарушением положений ст. 261 ТК РФ, Т. требовала судебной защиты трудовых прав и личных неимущественных прав (л.д. 1 - 3).

В ходе судебного разбирательства Т. настаивала на удовлетворении искового заявления, при этом представила письменное заявление о взыскании с ответчика возмещение расходов по оплате услуг представителя в размере 15.000 рублей (л.д. 121), представитель ООО "Кириши-Фитнес" З. не признала исковые требования обоснованными, согласно заключению участвовавшего в деле помощника Киришского городского прокурора Ленинградской области Цветкова С.В. исковые требования Т. являются законными и обоснованными, однако размер денежной компенсации морального вреда должен быть определен в 50.000 рублей (л.д. 126).

Киришский городской суда 29 июня 2010 года постановил решение, которым восстановил Т. на работе в ООО "Кириши-Фитнес" в должности старшего администратора с 16 апреля 2010 года, решение в части восстановления на работе обращено к немедленному исполнению.

Кроме того, суд первой инстанции взыскал с ООО "Кириши-Фитнес" в пользу Т. заработную плату за время вынужденного прогула с 28 апреля по 29 июня 2010 года в размере 42.015 руб. 60 коп., компенсацию морального вреда в размере 30.000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 15.000 рублей, а всего в размере 87.015 руб. 60 коп.

Этим же решением суд первой инстанции обязал на ООО "Кириши-Фитнес" выплатить Т. пособие временной нетрудоспособности по листку нетрудоспособности серия ВЦ 6658642, выданному 9 апреля 2010 года, на период с 9 апреля 2010 года по 18 апреля 2010 года включительно и по листку нетрудоспособности серия ВЦ 6658722, выданному 27 апреля 2010 года на период с 19 апреля 2010 года по 27 апреля 2010 года включительно, взыскал с ООО "Кириши-Фитнес" в пользу государства государственную пошлину в размере 1.860 рублей, отказав в удовлетворении остальной части искового заявления Т. (л.д. 127 - 132).

Генеральный директор ООО "Кириши-Фитнес" Ф. не согласился с законностью и обоснованностью постановленного 29 июня 2010 года решения, представил кассационную жалобу, в которой просил отменить решение суда и принять новое решение. В качестве оснований для отмены судебного решения генеральный директор ООО "Кириши-Фитнес" Ф. указывал на неправильное определение юридически значимых действий, которые в совокупности с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, действительным обстоятельствам, привели к неправильному разрешению спора (л.д. 134 - 137).

В свою очередь Т. представила письменные возражения относительно доводов кассационной жалобы, критически оценивая данные доводы, при этом просила отказать в удовлетворении кассационной жалобы генерального директора ООО "Кириши-Фитнес" Ф. (л.д. 139).

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда приходит к следующему.

Действуя в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, суд кассационной инстанции считает возможным ограничиться проверкой законности и обоснованности решения суда от 29 июня 2010 года по доводам кассационной жалобы генерального директора ООО "Кириши-Фитнес" Ф.

Из материалов дела усматривается и судом первой инстанции установлено, что на момент увольнения Т. из ООО "Кириши-Фитнес" 16 апреля 2010 года Т. являлась беременной и состояла по данному поводу на учете в женской консультации муниципального учреждения здравоохранения "Центральная районная больница" города Кириши Ленинградской области (далее - МУЗ "Киришская ЦРБ") (л.д. 25, 84).

В силу ч. 1 ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Согласно официальному разъяснению, изложенному в Определении Конституционного Суда Российской Федерации N 343-О от 4 ноября 2004 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Красноярска о проверке конституционности части первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, которым руководствуются суды общей юрисдикции в целях единообразия судебной практики, Конституция Российской Федерации гарантирует свободу экономической деятельности, поддержку конкуренции, признание и защиту равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности в качестве основ конституционного строя Российской Федерации (статья 8) и закрепляет право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1), а также право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (статья 35, части 1 и 2).

Приведенные конституционные положения предполагают наличие у работодателя (физического или юридического лица) правомочий, позволяющих ему в целях осуществления экономической деятельности и управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала). Поэтому законодатель, предусматривая в соответствии с требованиями ст. 37 Конституции Российской Федерации гарантии трудовых прав работников, в том числе направленные против возможного произвольного увольнения, не вправе устанавливать такие ограничения правомочий работодателя, которые ведут к искажению самого существа свободы экономической (предпринимательской) деятельности, - иное противоречило бы предписаниям ст. 55 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми защита прав и свобод одних не должна приводить к отрицанию или умалению прав и свобод других, а возможные ограничения посредством федерального закона должны преследовать конституционно значимые цели и быть соразмерными.

Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства (статья 7, часть 2); материнство и детство, семья находятся под защитой государства (статья 38, часть 1).

Исходя из данных конституционных положений законодатель вправе, в том числе посредством закрепления соответствующих мер социальной защиты, предусмотреть определенные гарантии и льготы для тех работников с семейными обязанностями, которые в силу указанного обстоятельства не могут в полном объеме наравне с другими выполнять предписанные общими нормами обязанности в трудовых отношениях.

Часть первая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, запрещающая увольнение по инициативе работодателя беременных женщин (кроме случаев ликвидации организации), относится к числу специальных норм, предоставляющих беременным женщинам повышенные гарантии по сравнению с другими нормами Трудового кодекса Российской Федерации, регламентирующими вопросы расторжения трудового договора, - как общими, так и предусматривающими особенности регулирования труда женщин и лиц с семейными обязанностями. По своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии со статьями 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Такого рода повышенная защита предоставляется законодателем беременным женщинам как нуждающимся в особой социальной защищенности в сфере труда, с тем чтобы, с одной стороны, предотвратить возможные дискриминационные действия недобросовестных работодателей, стремящихся избежать в дальнейшем необходимости предоставления им отпусков по беременности и родам, отпусков по уходу за ребенком, иных предусмотренных законодательством гарантий и льгот в связи с материнством (глава 41 Трудового кодекса Российской Федерации), а с другой - в силу того, что даже при наличии запрета отказывать в заключении трудового договора по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (часть третья статьи 64 Трудового кодекса Российской Федерации), поиск работы для беременной женщины чрезвычайно затруднителен.

Вместе с тем в отличие от действия льгот, предоставляемых при расторжении трудового договора по инициативе работодателя иным категориям работников с семейными обязанностями (часть третья статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации), действие запрета на увольнение беременной женщины с работы по инициативе работодателя существенно ограничено по времени.

Кроме того, прекращение 16 апреля 2010 года ООО "Кириши-Фитнес" трудовых отношений с Т. усугубляется тем фактом, что увольнение работника имело место в период временной нетрудоспособности Т. с 9 по 28 апреля 2010 года (л.д. 22), поскольку законодатель установил, что не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (ч. 6 ст. 80 ТК РФ).

То обстоятельство, что листок нетрудоспособности серия ВЦ N 6658642, выданный 8 апреля женской консультацией МУЗ "Киришская ЦРБ" и подтверждающий факт нетрудоспособности Т. в период амбулаторного лечения с 9 по 18 апреля 2010 года (л.д. 22), неправильно оформлен - сведения об освобождении от работы не скреплены печатью медицинского учреждения не может свидетельствовать о недостоверности сведений, содержащихся в данном документе, и его исключении из круга доказательств. - Данное обстоятельство является устранимым и не сопряжено с виной Т., поскольку ответственность за правильное оформление несет медицинское учреждение, выдавшее этот документ.

Данные обстоятельства правомерно положены судом первой инстанции в основу судебного акта о предоставлении Т. судебной защиты трудового права и личного неимущественного права в связи с прекращением 16 апреля 2010 года трудовых отношений между сторонами.

Следует отметить, что со стороны ООО "Кириши-Фитнес" отсутствует спор относительно размера присужденных денежных сумм в качестве заработка за время вынужденного прогула и в качестве денежной компенсации морального вреда, а также относительно обязания ответчика выплатить Т. пособие по временной нетрудоспособности.

При вынесении решения о частичном удовлетворении искового требования о взыскании компенсации морального вреда судом первой инстанции обеспечено соблюдение сложившейся судебной практики по трудовым делам с учетом разъяснений, изложенных в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами норм Трудового кодекса Российской Федерации", согласно которым в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 ТК РФ суд вправе удовлетворить требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда.

Что касается размера денежной компенсации морального вреда, то суд первой инстанции исходил из принципов уважения достоинства личности, разумности и справедливости, принял во внимание обстоятельства дела и степень нарушения ответчиком трудовых прав Т. и определил размер денежной компенсации в 30.000 рублей, отклонив как необоснованную остальную часть размера денежной компенсации морального вреда.

В этой связи судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда считает, что установление судом первой инстанции размера денежной компенсации морального вреда в 30.000 рублей находится в соответствии с положениями ст. ст. 150 и 151 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 237 ТК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда считает, что суд первой инстанции при постановлении 29 июня 2010 года решения по исковым требованиям Т., правильно определил правоотношения сторон и установил обстоятельства, имеющие значение для дела, не допустил недоказанности установленных обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствия выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, постановил решение, отвечающее нормам материального права - ст. 71, ч. 6 ст. 81, ч. 3 ст. 139, ст. ст. 183, 237, ч. 1 ст. 261, ч. ч. 2 и 7 ст. 394 ТК РФ и Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством", на основе доказательств, которым дана оценка по правилам ст. ст. 55, 56, 59, 60 и 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы правовых оснований к отмене судебного решения не содержат, основаны на ошибочном толковании норм материального права и норм процессуального права, по существу сводятся к переоценке, оснований для которой не имеется, и не могут быть положены в основу отмены решения суда.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены или изменения правильного по существу решения суда, кассационная жалоба не содержит.

С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда полагает, что решение суда от 29 июня 2010 года отвечает требованиям закона, оснований для его отмены или изменения по доводам кассационной жалобы генерального директора ООО "Кириши-Фитнес" Ф. нет.

Руководствуясь ч. 1 ст. 347, ст. ст. 360, 361 и 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 

определила:

 

решение Киришского городского суда Ленинградской области от 29 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ответчика - генерального директора Общества с ограниченной ответственностью "Фитнес-Кириши" Ф. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь