Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2010 г. по делу N 33-4522/2010

 

Судья Литвиненко Е.В.

Докладчик Жегалов Е.А.

 

Суд кассационной инстанции по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Зуевой С.М.

судей Жегалова Е.А., Трофимовой Т.М.

при секретаре Б.

рассмотрел в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 05 августа 2010 года гражданское дело по кассационной жалобе К. действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Т.П. на решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 07 июня 2010 года, которым судом постановлено в удовлетворении иска К. к ОАО "Военно-страховая компания" о взыскании суммы страхового возмещения по договору личного страхования - отказать. Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Жегалова Е.А., объяснения истца К., представителей ОАО "Военно-страховая компания" Г., П., представителя Банка ВТБ 24 - Я., суд кассационной инстанции

 

установил:

 

К. обратилась в суд в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего сына Т.П., 27 октября 2009 года рождения, с иском к ОАО "Военно-страховая компания" о взыскании страхового возмещения.

В обоснование указала, что ее супруг Т.А. в связи с получением кредита возглавляемой им организацией заключил с ответчиком 29 октября 2007 г. договор страхования от несчастных случаев в пользу выгодоприобретателя - Банка ВТБ 24. По условиям договора страховая премия за первый год страхования уплачивается до 01 ноября 2007 г., а за последующие период страхования страховая премия уплачивается ежегодно за один и каждый год действия договора страхования не позднее 29 октября очередного года. В результате насильственных действий третьих лиц Т.А. погиб 27 сентября 2009 г., то есть до истечения очередного года страхования, последним днем которого являлась дата - 29 октября 2009 г. и страховой взнос по которому должен быть оплачен до 29 октября 2009 г. После смерти мужа, а именно 29 октября 2009 г., К. внесла сумму очередного страхового взноса в размере 36 178 рублей. Считает, что смерть Т. является страховым случаем, наступившим в период действия договора страхования. 14 октября 2009 г. истица обратилась с письмом к выгодоприобретателю - Банку ВТБ, в котором сообщила о смерти Т.А. и передала в распоряжение банка документы, необходимые для обращения в страховую компанию с требованием о выплате страхового возмещения в целях погашения задолженности ООО "Премьер-Инвест" перед банком по кредитному соглашению от 30.10.2007 г. 27 октября 2009 г. Банк ВТБ 24 направил страховщику письмо о наступлении страхового случая по договору страхования и просьбой о выплате страхового возмещения в размере 10 486 177 рублей 99 копеек (остаток задолженности по кредитному договору на дату смерти 27.09.2009 г.). Однако по неизвестным причинам выгодоприобретатель Банк ВТБ 24 (ЗАО) отозвал свое заявление о выплате страхового возмещения, тем самым отказался от своего права на получение страховой суммы по договору страхования. В связи с отказом выгодоприобретателя от получения страхового возмещения, смерти страхователя, являющегося кредитором по договору страхования, правом на страховое возмещение обладают наследники страхователя Т.А. - его сын Т.П. и его жена К. Добровольно страховая компания не выплачивает страховое возмещение, в связи с этим истица обратилась с иском в суд.

Просила взыскать с ответчика сумму страхового возмещения по договору страхования граждан от несчастных случаев N 0721405СНС005 от 29 октября 2007 г. в размере 11315660 рублей 16 копеек.

Судом постановлено указанное решение об отказе в иске, с которым не согласна К., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Т.П., в кассационной жалобе изложена просьба об отмене решения суда, принятии нового решения об удовлетворении исковых требований.

Полагает, что в удовлетворении исковых требований отказано необоснованно, поскольку действие договора страхования продолжалось, в связи с чем со смертью Т.А. наступил страховой случай.

Указывает, что судом не была дана оценка заключению специалиста, который провел лингвистическое исследование условий договора страхования.

Полагает также, что суд ошибочно согласился с позицией ответчика о том, что пункт 2.5. договора необходимо читать и понимать как "не позднее 29 октября очередного календарного года", считает, что речь идет о страховом годе, поэтому просрочки внесения страховой премии допущено не было.

Считает, что даже если допустить факт просрочки уплаты страховой премии на очередной календарный год, то такая просрочка не может сама по себе служить основанием для прекращения договора без выраженной воли страховой компании. Полагает, что в случае расторжения договора страхования страховщик должен был уведомить страхователя и выгодоприобретателя, чего им сделано не было.

Проверив материалы дела с учетом требований ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции считает решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В силу ст. 934 ГК РФ по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор. Договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо. В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Судом первой инстанции установлено, что 30 октября 2007 г. между Банком ВТБ (ЗАО) и ООО "Премьер-Инвест" в лице директора Т.А. было заключено кредитное соглашение N 721/5940-0000217, согласно которому банк выдал ООО "Премьер-Инвест" кредит в сумме 12000000 рублей под 14% годовых сроком на 60 месяцев.

В обеспечение исполнения основного обязательства между банком и Т.А. был заключен договор о залоге движимого имущества N 721/5940-0000217-з01 от 30 октября 2007 г. и договор поручительства N 721/5940-0000217-п01 от 30 октября 2007 г.

В связи с заключением вышеуказанных договоров Т.А. заключил с ОАО "Военно-страховая компания" договор N 0721405ОНС005 страхования граждан от несчастных случаев от 29 октября 2007 г., по условиям которого страховщик обязался за обусловленную договор страховую премию при наступлении в жизни застрахованного страхового случая выплатить страховое обеспечение застрахованному, а в случае его смерти - назначенному застрахованным лицу. Срок страхования 63 месяца с даты вступления договора в силу, а именно с 30 октября 2007 г.

В число страховых рисков входила в том числе смерть застрахованного по причинам иным чем несчастный случай.

30 октября 2007 г. Т.А. уплатил страховой взнос в размере 36 000 рублей за первый годовой период страхования с 30 октября 2007 г. по 29 октября 2008 г., после чего ему был выдан страховой полис, сроком действия с 30 октября 2007 года по 29 октября 2008 года (л. д. 25). Больше Т.А. страховых взносов не платил и страховых полисов не получал.

27 сентября 2009 года Т.А. был убит.

18 марта 2010 г. К. обратилась с заявлением в ОАО "Военно-страховая компания" с заявлением о выплате ей суммы страхового возмещения по вышеуказанному договору страхования, однако ее заявление оставлено без удовлетворения.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что невнесение страхователем Т.А. взноса за второй годовой период до 29 октября очередного 2008 года страхования повлекло нарушение условий страхования, как это указано в пункте 2.5. договора N 0721405ОНС005 страхования граждан от несчастных случаев от 29 октября 2007 г. (л. д. 20 - 21), при неуплате очередной страховой премии в предусмотренные сроки (до 29 октября очередного года страхования), договор прекращает свое действие с 00 часов дня, следующего за днем неуплаты очередной страховой премии.

Договор, заключенный между Т.А. и ОАО "Военно-страховая компания" был прекращен с 00 часов 30 октября 2008 г., от чего со смертью Т.А. не наступило страхового случая, у ответчика отсутствовала обязанность по выплате страхового возмещения.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции как соответствующими обстоятельствам дела и представленным доказательствам, которым дана оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ.

Суд кассационной инстанции не может согласиться со ссылками кассатора на то, что действие договора страхования продолжалось. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что сторонами условием о внесении страховой премии частями, было предусмотрено, что такая премия страхователем вносится непосредственно перед началом очередного страхового периода, то есть за второй период страхования (с 30.10.2008 г. по 29.10.2009 г.) страховая премия Т.А. должна была быть внесена не позднее 29.10.2008 г., чего им сделано не было, поэтому договор согласно его п. 2.5. прекратил свое действие 00 часов 30 октября 2008 г. Судом первой инстанции условиям договора страхования дана надлежащая правовая оценка с учетом требований ст. 431 ГК РФ, в связи с чем не могут быть приняты доводы об ошибочности выводов суда, в том числе и довод о том, что судом не дана оценка заключению специалиста, который провел лингвистическое исследование условий договора страхования.

В силу ст. 188 ГПК РФ в необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества).

Однако консультация специалиста или его заключение не являются доказательствами и не названы в числе доказательств в ст. 55 ГПК РФ.

Суд первой инстанции правильно истолковал договор N 0721405ОНС005 страхования граждан от несчастных случаев от 29 октября 2007 г. в соответствии с требованиями ст. 431 ГПК РФ, где сказано, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. И лишь в случае неясности буквальное значение условия договора а устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Суд кассационной инстанции также не может согласиться со ссылками кассатора на то, что просрочка внесения страховой премии не может сама по себе служить основанием для прекращения договора без выраженной воли страховой компании.

Согласно ч. 1, 4 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора, условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В соответствии со ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

С учетом указанных норм права, а также с учетом того, что регулирование договорных отношений гражданским законодательством в целом исходя из их существа, носит в целом диспозитивный характер, суд кассационной инстанции полагает, что условие п. 2.5. договора страхования о расторжении договора в связи с несвоевременным внесением страховой премии, - соответствует закону и выражает подлинную волю, к которой стороны пришли при заключении договора. Кроме того, условия п. 2.5. согласуются с ч. 3 ст. 450 ГК РФ, согласно которой в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Иные доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку входили в предмет исследования суда первой инстанции, суд дал им надлежащую правовую оценку.

Поскольку обстоятельства по делу судом установлены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка, применен закон, подлежащий применению, решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, изложенным в кассационной жалобе, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 1 ст. 347, ст. 361, ч. 2 ст. 362 ГПК РФ, суд кассационной инстанции

 

определил:

 

Решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 07 июня 2010 года, исходя из доводов жалобы оставить без изменения, кассационную жалобу К. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь