Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РОСТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 августа 2010 г. по делу N 33-8622

 

Судья: Татурина С.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда

в составе:

председательствующего Ткаченко Л.И.

судей Простовой С.В., Джакобия Г.А.

при секретаре Т.О.

заслушав в судебном заседании по докладу судьи Ткаченко Л.И. дело по кассационной жалобе Д.К. на решение Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 26 марта 2010 года,

 

установила:

 

Д.С. обратился в суд с иском к Д.К. о признании недействительными завещания и доверенности на распоряжение денежным вкладом, мотивируя его тем, что 13.06.2008 года умерла его мать Д.В.И.

На основании завещания от 18.03.2008 года, удостоверенного нотариусом М.Н. все имущество, в чем бы оно не заключалось и где бы оно не находилось, она завещала ему. После смерти матери он обратился с заявлением о вступлении в наследство к нотариусу В. - по месту открытия наследства. Однако, 20.12.2008 года им было получено письмо от нотариуса В., из которого следует, что его мать Д.В.И. 14.04.2008 года, находясь в больнице БСМП-1, составила завещание, в котором распорядилась своей квартирой по адресу: <...> пользу его дочери - М.К. (ныне Д.К.), тем самым, отстранив его от наследования квартиры. Полагая, что на момент составления завещания 14.04.2008 года его мать Д.В.И. находилась в таком состоянии, когда она была не способна понимать значения своих действий и руководить ими, поскольку, уже, будучи в больнице перенесла два инсульта, просил признать недействительным завещание, составленное Д.В.К. 14.04.2008 года, удостоверенное Б.О. исполняющей обязанности нотариуса О. 14.04.2008 года в реестре за номером 7973, недействительным.

В последующем, истец в порядке ст. 39 ГПК РФ исковые требования дополнил, просил признать доверенность, составленную Д.В.И. 14.04.2008 года, удостоверенную Б.О. исполняющей обязанности нотариуса О. 14.04.2008 года на распоряжение денежным вкладом по лицевому счету N <...> в ЗАО КБ "Центр-Инвест" М.К., недействительной, по указанным выше основаниям.

Ответчица Д.К., ее представители, действующие по доверенности и ордеру адвокат Мирошникова О.Н., адвокат Григорьева Т.К., по доверенности Б.А., в судебном заседании исковые требования не признали, считая доводы истца ничем не подтвержденными.

26 марта 2010 года Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону вынес решение, которым удовлетворил исковые требования Д.С. в заявленном объеме. Принимая решение об удовлетворении исковых требований истца, суд, проанализировав все собранные по делу доказательства в их совокупности, пришел к выводу о том, что в момент составления завещания 14.04.2008 года Д.В.И. находилась в таком психическом состоянии, при котором не могла понимать характера совершаемых ею действий и руководить ими в момент составления завещания и доверенности.

В кассационной жалобе Д.К. просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное по следующим основаниям:

Экспертиза, положенная в основу решения, проведена с грубыми нарушениями норм ГПК РФ (ст. 85), ст. ст. 8, 16 ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ". Эксперты прямо в Заключении указали, что не могут ответить на вопросы, поставленные перед ними судом, однако делают предположительный вывод о "возможном наличии у подэкспертной временного состояния нарушенного сознания", при том, что медицинских оснований для этого не было никаких. Сам по себе предположительный (вероятностный) вывод делает это заключение с точки правовой ничтожным.

При вынесении решения суд исказил показания свидетеля - лечащего врач П. Суд незаконно отвергает показания свидетелей Д.Т., Т.Н., Т.К. по надуманным основаниям, якобы последние не были ей такими близкими людьми, как Б.Л.Г. (25 лет знакомства) На чем сделан такой вывод не понятно, тем более, что этот вопрос вообще не обсуждался в судебном заседании. На основании, каких установленных фактов, суд решил, что наемная сиделка Л. ближе, чем подруга Т.Н.?

По мнению кассатора, тот факт, что покойная не всем рассказывала об изменении завещания, ничего не доказывает и не опровергает. Это ее право хранить в тайне совершаемые ею распорядительные действия, тем более говорить сыну и его жене об изменении завещания не в его пользу. Закон не обязывает граждан объяснять причины составления или изменения завещания, поэтому принципиальным является ответ только на один вопрос - осознавала ли покойная свои действия в момент заключения завещания, а не знали ли об этом родственники, которых она лишила квартиры, и сиделка.

Кассатору не понятно чем руководствовался суд, признавая несуществующий документ недействительным, еще и не имеющий к заявителю никакого отношения.

Кроме того, по мнению кассатора, судом незаконно было отказано ответчице в назначении повторной экспертизы с учетом тех грубых нарушений, которые отмечены в работе экспертов при проведении исследований и постановке выводов в существующем заключении.

Ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав пояснения Д.С., его представителя адвоката Гребенникову В.Е. представителя Д.К. адвоката, судебная коллегия не находит правовых оснований для удовлетворения доводов кассационной жалобы.

Судом первой инстанции полно и правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, исследованы все представленные доказательства, в том числе и показания свидетелей, в их совокупности, которым дана надлежащая оценка, а также правильно истолкованы и применены нормы материального права.

Судебная коллегия не может принять во внимание доводы кассационной жалобы, поскольку доказательно они не опровергают выводы суда по делу, были предметом исследования суда первой инстанции и им в решении дана надлежащая правовая оценка.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассатора о том, что экспертиза проведена с грубейшими нарушениями закона. Экспертиза проведена по правилам, указанным в ст. 85, 86 ГПК РФ и в соответствии с ФЗ РФ "О государственной судебно-экспертной деятельности". Судебная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении Д.В.И. проводилась на основании поручения суда. Экспертам были представлены материалы дела и все имеющиеся истории болезни Д.В.И., и в заключении экспертов отражено, что выводы сделаны по данным медицинской документации. Заключение экспертное содержит подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате него выводы и ответы на поставленные вопросы.

К тому же данное экспертное заключение оценивалось судом по правилам ст. 67 ГПК РФ - в совокупности с другими доказательствами по делу, поскольку в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ).

Кроме того, заключение экспертов имеет вероятностный характер относительно ответа на первый вопрос, поставленный судом перед экспертом - могла ли Д.В.И. в момент составления завещания по своему психическому состоянию понимать значение своих действий и руководить ими? в части возможного наличия у Д.В.И. на юридически значимый период временного состоянию нарушенного сознания (обнобиляции, оглушения) как следствия острой соматической интоксикации и применения сильнодействующих средств (стадол) на фоне общей сосудисто-церебральной патологии, но совершенно категорично указывают на то, что эти два обстоятельства привели к тому, что Д.В.И. по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими в момент составления завещания.

На второй вопрос, поставленный судом перед экспертами, дан совершенно конкретный ответ о том, что сочетание ряда факторов: возраст старения, наличие неврологических заболеваний, наличие органического эмоционально-лабильного психического расстройства, сопровождающегося интеллектуально-мнестическим снижением, выраженной астении за счет острой соматической интоксикации и применения сильнодействующих средств послеоперационный период могло оказать существенное влияние на смысловое восприятие и на оценку существа сделки и ограничить понимание имущественных и правовых последствий совершенной сделки 14.04.2008 года л.д. 174). При оценке выводов, изложенных в заключении суд совершенно правомерно посчитал возможным принять заключение данной экспертизы, и в совокупности с другими доказательствами, в том числе с показаниями свидетеля Б.О., подтверждающими доводы экспертов о помутнении сознания Д.В.И. 14.04.2008 года, которая находилась в таком состоянии, при котором не помнила, что 18.03.2008 года ею уже составлялось завещание в пользу своего сына, положить в основу решения.

В соответствии с ч. 2 ст. 87 ГПК РФ суд может назначить повторную экспертизу по тем же вопросам в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов. По смыслу приведенной нормы процессуального закона именно суд должен усомниться в правильности и обоснованности данного заключения. Поскольку у суда заключение от 18.12.2009 года не вызвало сомнений, не вызывает оно сомнений и у суда кассационной инстанции, поэтому совершенно правомерно отказано в назначении и проведении повторной экспертизы по данному делу.

В соответствии с п. 1 ст. 185 Гражданского кодекса Российской Федерации доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. В отсутствие данного документа ответчица не могла бы совершать действия по распоряжению денежным вкладом Д.В.И., который также относится к наследственному имуществу. Поэтому истец вправе заявлять требования об оспаривании не только завещания, но и доверенности, выданной одновременно с завещанием, поскольку при отсутствии других наследников имущества Д.В.И., он является наследником ее имущества по закону, и по ранее составленному завещанию.

Несогласие с оценкой суда показаний свидетелей не свидетельствует о неправильности этой оценки и не может повлечь отмену обжалуемого решения.

Судебная коллегия находит обжалуемое решение законным и обоснованным, соответствующим требованиям ст. 195 ГПК РФ.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 360 - 364 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 26 марта 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Д.К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь