Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2010 г. по делу N 33-24315

 

Судья Каржавина Н.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе: председательствующего Климовой С.В.,

судей Лемагиной И.Б., Салтыковой Л.В.,

при секретаре Р.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Салтыковой Л.В.

дело по кассационной жалобе истицы М.О.В.

на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 26 мая 2010 г., которым постановлено:

В удовлетворении иска М.О.В. к Министерству обороны РФ, Государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования Военному университету Министерства обороны РФ, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет иска: М.В.В., о восстановлении жилищных прав сына ребенка-инвалида, обязании ответчика Министерство обороны РФ предоставить мужу во внеочередном порядке постоянную жилую площадь, признании права ребенка-инвалида на внеочередное получение постоянной жилой площади, взыскании компенсации морального вреда - отказать.

 

установила:

 

Истица М.О.В. обратилась в суд с иском к Министерству обороны РФ, Государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования Военному университету Министерства обороны РФ о восстановлении жилищных прав сына ребенка-инвалида, обязании ответчика Министерство обороны РФ предоставить мужу во внеочередном порядке постоянную жилую площадь, признании права ребенка-инвалида на внеочередное получение постоянной жилой площади, взыскании компенсации морального вреда, ссылаясь на следующие обстоятельства.

Мужу истицы - М.В.В. и членам семьи, совместно с ним проживающим (состав семьи 4 человека), в порядке очередности, решением жилищной комиссии Военного университета РФ (протокол N 5 от 20.03.2009 г.) была распределена трехкомнатная квартира общей площадью 118,5 кв. м по адресу: <...>.

Супруг истицы дал согласие на данную квартиру и предоставил в отдел учета и распределения жилой площади Военного университета пакет необходимых документов для оформления жилого помещения в установленном порядке в соответствии с п. 37 Инструкции "О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации", утвержденной Приказом Министра обороны РФ N 80 от 15.02.2000 г.

12.09.2009 г. руководство Военного университета в лице заместителя начальника Военного университета, председателя жилищной комиссии генерал-лейтенанта М.А.Б. провело с супругом истца беседу, в ходе которой обещал оформить в установленном порядке распределенную жилую площадь. Из устных ответов стало известно, что главная причина, по которой мужу истицы и остальным членам семьи не могут оформить распределенную жилищной комиссией квартиру, является то, что Министерство обороны РФ не выполнило условия инвест. контракта и право собственности на указанную квартиру осталось за инвестором.

02.11.2009 г. пришло письмо от начальника 159 управления (жилищного обеспечения) ГлавКЭО МО полковника Б., в котором сказано, что жилое помещение по адресу: <...> в Министерство обороны установленным порядком не поступало.

Согласно ответу Московской городской военной прокуратуры N 2/7572 от 31.12.09 г. на жалобы супруга истицы, основанием к распределению квартиры по адресу: <...> послужил не поступивший установленным порядком в Военный университет проект плана распределения жилых помещений военнослужащим, отселяемым из подлежащих сносу домов. Семье М.В.В. выделили квартиру, находящуюся в собственности постороннего юридического лица.

18.12.2009 г. жилищная комиссия Военного университета отменила решение жилищной комиссии Военного университета от 20.03.2009 г. о выделении М.В.В. квартиры по адресу: <...> (протокол N 5).

По мнению истицы, указанными действиями нарушено право сына М.В.В. (ребенка-инвалида) на обеспечение жильем вне очереди в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, как ребенка-инвалида, страдающего тяжелой формой хронического заболевания, указанного согласно п. 4 ст. 1 ст. 51 ЖК РФ в Постановлении Правительства РФ от 16.06.2006 г. N 378 "Об утверждении Перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире". Данное право возникло с 19.08.2008 г., но до сих пор отделом учета и распределения жилой площади Военного университета не установлено, несмотря на то, что супруг истицы подавал соответствующий рапорт о необходимости отправить официальные служебные запросы об установлении жилищных прав ребенка еще в сентябре 2008 года.

Муж истицы 27.07.2009 г. написал рапорт об увольнении после предоставления жилья в г. Москве. На заседании жилищной комиссии Военного университета 01.03.2010 г. ему в нарушение права на обеспечение семьи по последнему месту службы были предложены квартиры в г. Чехов и п. Ржевка Московской области.

Истица просит для восстановления жилищных прав сына ребенка-инвалида обязать Министерство обороны РФ предоставить ее мужу-военнослужащему, подлежащему увольнению в связи с организационно-штатными мероприятиями, и совместно с ним проживающим членам семьи во внеочередном порядке постоянную жилую площадь по последнему месту службы в г. Москве в виде отдельной квартиры или двух квартир на одном этаже со смежной стеной в пределах установленной законом общей площади, с учетом льгот на дополнительную жилую площадь военнослужащего, имеющего ученую степень, и ребенка-инвалида, а также заслуживающих внимание при выделении квартиры инвалиду обстоятельств, обеспечивающих сохранение мер социальной поддержки, повышающих уровень социальной защиты инвалида и создающих условия для выполнения рекомендаций индивидуальной программы реабилитации. Истица просит признать права ребенка-инвалида М.В.В. на внеочередное получение постоянной жилой площади, возникшее с 19.08.2008 г.

Истица полагает действия командования Военного университета незаконными и необоснованными, наносящими вред ее здоровью, в связи с чем она просит взыскать с Министерства обороны РФ компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. Причиненный командованием Военного университета моральный вред, по мнению истицы, заключается в нравственных и физических страданиях. Серьезным источником психотравмирующих и фрустрирующих переживаний явились: взаимоотношения супруга истца с надзорными органами; виновное поведение, цинизм и безразличие должностных лиц Военного университета; создание фактического отсутствия в государстве действенных механизмов привлечения их к ответственности. В результате у нее сформировался психологический кризис с нарастанием ощущения собственной незащищенности в наиболее значимой для нее сфере отношений с любимым человеком и детьми.

Представитель истицы по доверенности М.В.В. в судебном заседании исковые требования поддержал, просил иск удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика Министерства обороны РФ по доверенности К. в судебном заседании исковые требования не признал, просил суд в иске отказать, пояснив, что Министерство обороны РФ является ненадлежащим ответчиком по настоящему делу, и иск заявлен ненадлежащим истцом. Представитель ответчика пояснил, что Министерство обороны РФ не оспаривает прав ребенка-инвалида, предмета спора между истицей М.О.В. и Министерством обороны РФ как такового нет.

Представитель ответчика ГОУ ВПО Военного университета МО РФ по доверенности К. в судебном заседании исковые требования не признал, просил суд в иске отказать, пояснив, что в соответствии с требованиями ФЗ N 76 "О статусе военнослужащих", Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями (Приказ МО РФ N 80 от 15.02.2000) право на признание нуждающимся в обеспечении жильем от МО РФ в Военном университете имеет только военнослужащий, проходящий военную службу по контракту в Военном университете. Рапорт о признании нуждающимся военнослужащий М.В.В. подал, рассмотрен в установленном порядке, военнослужащий признан нуждающимся. Как военнослужащий, подлежащий увольнению с военной службы по льготным основаниям, будет обеспечен жильем по последнему месту службы на соответствующий состав семьи с учетом права на дополнительную площадь, что никем не оспаривается. Военный университет не оспаривает прав ребенка-инвалида истицы на жилую площадь. Законом предусмотрены различные способы реализации данного права. Истица просит предоставить жилье ее мужу-военнослужащему, который не ограничен в своих гражданских правах и не лишен возможности осуществлять свои права самостоятельно и предъявить свои требования в суд, но уже в Московский гарнизонный военный суд. Удовлетворение требований истицы о предоставлении жилья с учетом права на дополнительную площадь мужа и ребенка инвалида противоречит п. 7 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 28.02.1930 г. "О праве пользования дополнительной площадью" (в редакции от 27.11.1956 г., с изменениями от 02.07.1981 г.), согласно которому на каждую семью, независимо от числа членов, имеющих право на дополнительную площадь, предоставляется сверх основной нормы не более одной отдельной дополнительной комнаты или дополнительной площади в размере, полагающемся по закону двум лицам. Право выбора муж-военнослужащий уже реализовал, желая получить жилье во внеочередном порядке как военнослужащий, подлежащий увольнению с военной службы по льготным основаниям по последнему месту службы в г. Москве на соответствующий состав семьи 4 человека с учетом права на дополнительную площадь от 15 до 25 кв. м.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет иска, М.В.В. в судебном заседании исковые требования просил удовлетворить, пояснил, что он, как военнослужащий, самостоятельных требований заявлять не будет. Истица, супруга М.В.В., обратилась в суд в защиту прав несовершеннолетнего ребенка-инвалида М.В.В.

Судом постановлено выше приведенное решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит истица М.О.В.

В заседание судебной коллегии явился представитель истицы М.О.В. по доверенности М.В.В., являющийся третьим лицом по делу, который поддержал кассационную жалобу.

В заседание судебной коллегии представители ответчиков Министерства обороны РФ и ГОУ ВПО Военного университета МО РФ не явились, о дне, времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, выслушав явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, так как оно постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства.

Судом установлено, что истица М.О.В. является женой военнослужащего М.В.В., выслуга лет которого в Вооруженных Силах РФ по состоянию на 08.07.2009 года в календарном исчислении составляет 18 лет 11 мес., в льготном исчислении 20 лет 7 мес., работающего старшим преподавателем кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин, кандидата экономических наук, подполковника. Членами семьи военнослужащего М.В.В. являются: жена М.О.В., дочь М.Е.В., 1997 г. рождения, сын М.В.В., 2002 г. рождения (ребенок-инвалид).

Жилищной комиссией Военного университета рассматривался вопрос о предоставлении военнослужащему М.В.В. и членам его семьи жилой площади.

Согласно письму от 06.05.2010 года N 36/157 заместителем начальника Военного университета МО сообщено подполковнику М.В.В., что он является внеочередником на получение жилой площади от МО РФ с даты написания рапорта 27.07.2009 г. об увольнении с военной службы в связи с проведением организационно-штатных мероприятий, протокол N 13 от 27.01.2009 г., по состоянию на 05.05.2010 года номер очереди 36.

Суд первой инстанции, правильно применив ст. ст. 15 ч. 1, 23 Федерального закона N 76-ФЗ от 27.05.1998 г. "О статусе военнослужащих", п. 37, п. 40 Инструкции "О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации", утвержденной Приказом Министра Обороны РФ N 80 от 15.02.2000 г., обоснованно указал, что действующим законодательством установлен определенный порядок реализации права военнослужащего на получение жилья военнослужащему и членам его семьи; данным порядком не предусмотрено обращение за получением жилья отдельно члена семьи военнослужащего минуя военнослужащего, за исключением случаев, предусмотренных п. 3 ст. 15.1, п. 4 ст. 24 Федерального закона N 76-ФЗ от 27.05.1998 г. "О статусе военнослужащих", в которых предусматривается предоставление жилья члену семьи погибшего (умершего) военнослужащего, члену семьи погибшего (умершего) гражданина, уволенного с военной службы.

Отказывая в заявленных исковых требованиях, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что исковое требование истицы М.О.В. - члена семьи военнослужащего о предоставлении ее супругу, военнослужащему Министерства обороны РФ, жилья для восстановления жилищных прав несовершеннолетнего ребенка-инвалида, не основано на действующем законодательстве, поскольку действующее законодательство не предусматривает непосредственного порядка, при котором обязанности обеспечения жильем членов семьи военнослужащих возложены напрямую на Министерство обороны РФ, и не предусматривает порядка обеспечения жильем отдельно взятого члена семьи военнослужащего, не являющегося военнослужащим, при том, что сам военнослужащий не лишен дееспособности и правоспособности.

Суд первой инстанции, сославшись на положения Федерального закона N 181-ФЗ от 24.11.1985 г. "О социальной защите инвалидов в РФ", Закона г. Москвы N 60 от 23.11.2005 г. "О социальной поддержке семей с детьми в городе Москве", ст. ст. 52, 57 ЖК РФ, Постановления Правительства РФ от 27.07.1996 г. N 901, которым утверждены Правила предоставления льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, признал, что не имеется правовых оснований для удовлетворения заявленных исковых требований истицы М.О.В. по основаниям, указанным в исковом заявлении. При этом суд обоснованно учел, что истица не лишена возможности обращения в целях обеспечения прав ребенка-инвалида на обеспечение жильем в соответствии с действующим законодательством в порядке, установленном для лиц, не являющихся военнослужащими.

Суд правомерно отказал в требовании истицы о признании права ребенка-инвалида на внеочередное получение постоянной жилой площади, сославшись на то, что действующим законодательством порядок реализации данного права предусмотрен при обращении в установленном порядке самого военнослужащего.

Поскольку право ребенка-инвалида на жилищные льготы установлены действующим законодательством, в рамках заявленных требований дополнительного признания этих прав не требуется, то суд первой инстанции правильно исходил из того, что порядок реализации права военнослужащего и членов его семьи, в числе которых имеется ребенок-инвалид, на обеспечение жилой площадью предусмотрено Инструкцией "О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации"; сам военнослужащий М.В.В. с требованием об обеспечении жильем не обращался.

Отказывая в требовании истицы о взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции, сославшись на положения ст. 151 ГК РФ, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения этих требований, поскольку истица не представила доказательства, подтверждающие нарушение Министерством обороны РФ или Военным университетом личных неимущественных прав истицы либо на принадлежащие ей другие нематериальные блага.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального законодательства и представленных сторонами доказательствах, которые исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка.

Указанные в кассационной жалобе доводы были предметом судебного разбирательства, что нашло отражение в мотивировочной части решения.

Фактически доводы жалобы направлены на переоценку доказательств и выводов суда и иное толкование правовых норм, регулирующих спорные отношения, отличное от примененного судом.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, представленные сторонами доказательства надлежаще оценены, спор разрешен в соответствии с материальным и процессуальным законом, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 26 мая 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу истицы М.О.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь