Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2010 г. по делу N 33-24332

 

Судья Грибов Д.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Ломакиной Л.А.,

судей Михалевой Т.Д., Григорьевой С.Ф.,

при секретаре Д.Н.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ломакиной Л.А.

дело по кассационной жалобе представителя Департамента имущества г. Москвы по доверенности Б. на решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 01.06. 2010 года, которым постановлено:

признать за Д.Т. - право собственности на нежилое <...>. Итого общая площадь нежилого помещения составляет всего <...> кв. м, в т.ч. основного <...> кв. м, расположенное по адресу: <...>

 

установила:

 

Д.Т. обратилась в суд первой инстанции с иском к Потребительско-гаражному кооперативу N 50 "Бутово-4" о признании права собственности на объект недвижимого имущества - нежилое помещение, машино-место <...> площадью <...> кв. м, расположенное в многоэтажном гараже-стоянке по адресу: <...>.

В обоснование своих исковых требований истец указывает, что 14 августа 2002 года между истцом и Ж. был заключен договор уступки прав требования по Договору б/н долевого участия в инвестировании строительства от 22 июня 2000 года.

По условиям указанного Договора долевого участия в инвестировании строительства истцом ответчику были переданы денежные средства в сумме 48 340, 00 рублей для инвестирования строительства в гараже-стоянке по адресу: <...> машино-места, а именно:

нежилое <...>. Итого общая площадь нежилого помещения составляет всего <...> кв. м, в т.ч. основного <...> кв. м, а ответчик обязался после ввода здания гаража-стоянки в эксплуатацию передать и оформить в собственность истцу вышеуказанное машино-место.

Свои обязательства по указанному выше Договору б/н от 22 июня 2000 года истец выполнил в полном объеме, что подтверждается имеющимися в материалах дела квитанциями к приходным кассовым ордерам, а также справками Правления ПГК N 50 "Бутово-4".

Здание гаража введено в эксплуатацию, однако ответчик свои обязательства по Договору б/н от 22 июня 2000 года не выполнил до настоящего времени, что и послужило основанием для обращения истца в суд первой инстанции.

Истец, Д.Т., в судебное заседание суда первой инстанции не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом, направила в суд первой инстанции своего представителя.

Представитель истца - Д.Т. - адвокат Банишев В.Н., в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования истца поддержал.

Представитель ответчика - ПГК N 50 "Бутово-4" - в судебное заседание суда первой инстанции не явился, о дате, времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, в письменном заявлении, представленном суду первой инстанции, исковые требования истца признал в полном объеме, считает их обоснованными, законными и подлежащими удовлетворению, просил рассмотреть дело в его отсутствие и направить ему копию решения суда.

Представитель третьего лица - Префектуры ЮЗАО г. Москвы - в судебное заседание суда первой инстанции не явился, о дате, времени и месте слушания извещен надлежащим образом, возражений на иск не представил.

Представитель третьего лица - Департамента имущества г. Москвы в судебное заседание суда первой инстанции явился, просил в удовлетворении исковых требований отказать.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит Департамент имущества г. Москвы по доводам своей кассационной жалобы.

Судебная коллегия, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела без участия неявившегося истца Д.Г., представителя ответчика ПГК N 50 "Бутово-4", извещенных надлежащим образом о времени и месте разбирательства дела, выслушав представителя истца Д.Г. по доверенности Банишеву В.Н., представителя третьего лица Департамента имущества г. Москвы по доверенности <...>, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Частью 4 статьи 218 ГК РФ предусмотрено, что член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество.

Статья 219 ГК РФ предусматривает, что право собственности на здания, сооружения и другое, вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Статьями 16 и 17 Федерального закона РФ от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации права на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом, а также по требованию судебного пристава-исполнителя. При уклонении одной из сторон договора от государственной регистрации прав, переход права собственности регистрируется на основании решения суда, вынесенного по требованию другой стороны.

В соответствии с нормами статей 382, 384 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования), или перейти к другому лицу на основании закона. Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

14 августа 2002 года между ответчиком и Ж. был заключен договор уступки прав требования по Договору б/н долевого участия в инвестировании строительства от 22 июня 2000 года многоэтажного гаража-стоянки по адресу: <...>, (л.д. 8).

Согласно Договору б/н от 22 июня 2000 года, Ж. приняла на себя обязательства участвовать в инвестировании строительства многоэтажного гаража-стоянки в размере, эквивалентном 1900 долларам США. Согласно п. 1.3. названного Договора, после ввода в эксплуатацию указанного гаража-стоянки Ж. получает в собственность нежилое помещение (машино-место), расположенное на <...> этаже, площадью <...> кв. м с условным номером <...>. Истец также принял на себя обязательства предоставить истцу необходимые документы для оформления в собственность истца полностью оплаченного помещения. (л.д. 6 - 7).

Все суммы, необходимые для оплаты по указанному Договору, были внесены Ж. в кассу ПГК-50 "Бутово-4", что подтверждается квитанциями к приходному кассовому ордеру (л.д. 10), справкой ПГК-50 "Бутово-4" (л.д. 11), согласно которым истец полностью выплатил паевой взнос.

Таким образом, права на получение в собственность спорных помещений перешли к истцу.

Судом установлено, что истец является членом Потребительского гаражного кооператива (ПГК) N 50 "Бутово 4", расположенного по адресу: <...> (л.д. 32 - 33).

28 августа 2006 г. многоэтажный гараж-стоянка ПГК N 50 "Бутово-4" по адресу: <...> введен в эксплуатацию.

Однако до настоящего времени, ответчик свои обязательства по передаче необходимых документов для оформления машино-места в собственность истца не выполнил, в связи с чем истец лишен возможности зарегистрировать право собственности на спорное помещение.

Как пояснил в судебном заседании суда первой инстанции представитель Департамента имущества г. Москвы, для регистрации права собственности необходим акт о реализации инвестиционного контракта N 7-ГЖ, подписанный его участниками. Однако, Департамент имущества г. Москвы отказывается от подписания акта реализации ввиду того, что не решен вопрос о применении штрафных санкций к ПГК N 50 "Бутово-4". Отсутствие акта о реализации инвестиционного контракта лишает истца возможности зарегистрировать право собственности на приобретенную им недвижимость.

Из материалов дела следует, что строительство многоэтажного гаража-стоянки ПГК-50 "Бутово-4" осуществлялось на основании инвестиционного контракта N 7-ГЖ от 02 июля 1999 года и дополнительного соглашения N 1 от 07 мая 2004 г. к указанному контракту, предметом которых являлось инвестирование строительства гаража-стоянки ответчиком за счет собственных и привлеченных средств (л.д. 38 - 39). Указанным контрактом была предусмотрена передача ПГК-50 "Бутово-4" 80% машино-мест, а также введение в эксплуатацию гаража-стоянки в 4 квартале 2004 г. В случае нарушения этого срока к ПГК 50 "Бутово-4" могут быть применены штрафные санкции в виде уменьшения доли инвестора на 2% нежилых помещений за каждый месяц просрочки. Кроме того, условиями дополнительного соглашения предусмотрено уменьшение количества машино-мест с 450 до 380.

Распоряжением Префекта ЮЗАО г. Москвы от 18 сентября 2006 г. N 1883-РП утвержден акт приемочной комиссии по приемке в эксплуатацию законченного строительством многоэтажного гаража-стоянки по адресу: <...> (л.д. 15).

Как следует из материалов дела, источником финансирования строительства ПГК N 50 "Бутово-4" являются собственные средства пайщиков кооператива. (л.д. 43 - 44).

Согласно акту от 28 октября 2002 г. на указанную дату комиссией ответчика было установлено, что машино-места в гаражном комплексе преимущественно предоставлены жителям и очередникам Юго-Западного административного округа (муниципального района "Северное Бутово"), в том числе 20% из них по себестоимости. (л.д. 34).

Указанные обстоятельства подтверждаются также списком очередников района, которым предоставлены гаражные боксы по себестоимости.

Таким образом, по делу установлено, что истец, как член потребительского кооператива и субъект инвестиционной деятельности, осуществил вложение денежных средств в строительство многоэтажного гаража-стоянки, который в установленном порядке принят в эксплуатацию, а машино-место в пользование истцу не передано.

В материалах дела были представлены, выданные Юго-Западным N 2 ТБТИ г. Москвы, кадастровый паспорт с поэтажным планом и экспликация (л.д. 12 - 14), из которых судом первой инстанции было установлено, что объект:

нежилое помещение N VI машино-место <...>. Тип: гаражи, на <...> этаже, основное помещение, комната 4, общей площадью <...> кв. м, расположенное в многоэтажном гараже-стоянке, находящемся по адресу: <...>, построено и зарегистрировано в органах БТИ, адрес зарегистрирован в Адресном реестре зданий и сооружений города Москвы.

Как следует из материалов дела, кто-либо из участников инвестиционных отношений (кроме истца) на нежилое помещение: N VI машино-место <...> Тип: гаражи, на <...> этаже, основное помещение, комната 4, общей площадью <...> кв. м, в установленном порядке не претендует.

Доводы представителя Департамента имущества г. Москвы о том, что отсутствие подписанного сторонами акта реализации инвестиционного контракта N 7-ГЖ является основанием к отказу в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции правильно счел необоснованными и противоречащими действующему законодательству. Как следует из материалов дела, истец вложил собственные денежные средства в строительство объекта, задержка ввода объекта в эксплуатацию не вызвана его виновными действиями, на него не может быть возложена ответственность за просрочку. Причина не подписания акта реализации контракта связана исключительно со спором между ответчиком и третьим лицом - Правительством г. Москвы в лице Департамента имущества г. Москвы - штрафные санкции, предусмотренные инвестиционным контрактом, не могут быть возложены на истца.

Кроме того, предмет спора определен индивидуальными признаками, конкретен, еще до наступления возможной ответственности ответчика и изменения условий инвестиционного контракта, закреплен за истцом и передан ему в пользование по акту.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы в целом были предметом исследования в суде первой инстанции, им дана надлежащая оценка, данные доводы не могут служить основаниями к отмене решения суда, так как направлены на иную оценку представленных доказательств.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 01 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Департамента имущества г. Москвы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь