Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2010 г. по делу N 4г/3-7237/10

 

Судья Московского городского суда Курциньш С.Э., рассмотрев надзорную жалобу Н., поступившую в Московский городской суд 12 августа 2010 г., на решение Измайловского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 01 июля 2010 г. по гражданскому делу по иску Г.А.О. к Г.О.А., Н. об установлении факта принятия наследства, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону, и по встречному иску Н. к Г.А.О., Г.О.А. о признании недействительным отказа от наследства, установлении факта принятия наследства, признании права собственности на 1/3 дол квартиры в порядке наследования по закону,

 

установил:

 

Истец обратился в суд с иском к ответчикам об установлении факта принятия наследства и признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону, мотивируя требования тем, что его дедушка Г.В.И. и бабушка Г.Л.Н. 13.01.1999 г. приватизировали квартиру, расположенную по адресу: г. Москва. 23.08.2004 г. умерла Г.Л.Н., 30.03.2005 г. Г.В.И. получил свидетельство о праве на наследство по закону на 1/2 долю указанной квартиры, однако право собственности на всю квартиру в установленном порядке не зарегистрировал. 16.12.2005 г. Г.В.И. умер, после смерти которого его сын, являющийся отцом истца - Г.О.В., фактически принял наследство, получил свидетельство о праве на наследство по закону на 1/2 долю квартиру, принадлежавшую его отцу на основании договора передачи, но свое право также не зарегистрировал. 01.10.2006 г. Г.О.В. умер. 10.11.2006 г. истец обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства, однако в выдаче свидетельства о праве на наследство ему было отказано, поскольку квартира не прошла обязательную государственную регистрацию. Ответчики также обратились к нотариусу, оформив отказ от наследства. В этой связи истец просил суд установить факт принятия наследства Г.В.И. после смерти Г.Л.Н. в виде 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, установить факт принятия им наследства в виде указанной квартиры после смерти его отца Г.О.В., а также признать за ним право собственности на указанное наследственное имущество в виде указанной квартиры в порядке наследования по закону. В процессе рассмотрения дела истец уточнил исковые требования и просил суд установить факт принятия наследства дедушкой Г.В.И. после смерти бабушки Г.Л.Н. в виде 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, установить факт принятия наследства его отцом Г.О.В. после смерти дедушки истца Г.В.И. в виде указанной квартиры, и признать за ним право собственности на указанное наследственное имущество в виде указанной квартиры в порядке наследования по закону, поскольку он принял данное наследство, обратившись в установленный срок для принятия наследства к нотариусу с заявлением о принятии наследства.

Истец и его представитель в судебное заседание явились, исковые требования поддержали в полном объеме.

Ответчик Г.О.А. в суд явилась, с иском Г.А.О. согласилась в полном объеме.

Ответчик Н. и ее представитель в суд явились, иск не признали, предъявила встречный иск к Г.А.О., Г.О.А. о признании недействительным отказа от наследства, открывшегося после смерти ее отца Г.О.В., установлении факта принятия наследства, признании права собственности на долю спорной квартиры в порядке наследования по закону. В обоснование встречного иска Н. указала, что от наследства отказалась под влиянием обмана.

Истец встречный иск не признал, заявив также о пропуске срока исковой давности по встречным исковым требованиям.

Ответчик Г.О.А. со встречным иском не согласилась.

Третье лицо нотариус г. Москвы С. в суд не явилась, просила дело рассмотреть в ее отсутствие.

Представитель третьего лица Управления Росреестра по Москве в судебное заседание не явился, извещался.

Решением Измайловского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 г. установлен факт принятия Г.В.И. наследства в виде 1/2 доли спорной квартиры после умершей 23.08.2004 г. супруги Г.Л.Н., а также факт принятия Г.О.В. наследства в виде спорной после умершего 16.12.2005 г. отца Г.В.И.; за Г.А.О. признано право собственности на квартиру в порядке наследования после умершего 01.10.2006 г. отца Г.О.В.; в удовлетворении встречного иска Н. к Г.А.О., Г.О.А. о признании недействительным отказа от наследства, установлении факта принятия наследства, признании права собственности на 1/3 доли квартиры в порядке наследования по закону - отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 01 июля 2010 г. решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене данных судебных постановлений.

В соответствии с частью 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора;

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Как усматривается из обжалуемых судебных постановлений, они сомнений в законности не вызывают, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 названного Кодекса не могут повлечь их отмену или изменение в порядке надзора.

Судом первой инстанции установлено по делу, что спорное имущество представляет собой двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: г. Москва.

Г.В.И. и Г.Л.Н. приватизировали указанную квартиру 13 января 1999 г.

После смерти Г.Л.Н. 23.08.2004 г., переживший ее супруг - Г.В.И., являясь собственником 1/2 доли спорного жилого помещения, фактически принял наследство, оставшееся после смерти жены Г.Л.Н. в виде 1/2 доли данной квартиры.

16 декабря 2005 г. Г.В.И. умер, а наследство в виде спорной квартиры фактически принял его сын - Г.О.В., после смерти которого, 01 октября 2006 г. наследство принял Г.А.О., подав заявление в нотариальную квартиру в установленный законом срок, в то время как переживший супруг наследодателя - Г.О.А. и его дочь - Н. (сестра истца) 23 января 2007 г. отказались от наследства в пользу Г.А.О. в шестимесячный срок для принятия наследства.

Таким образом, суд первой инстанции, руководствуясь ст. ст. 1111, 1142, 1152, 1153, 1154 ГК РФ и установив на основании собранных по делу доказательств факт принятия Г.А.О. наследства в виде спорной квартиры после смерти Г.О.В., а также то, что Г.О.А. и Н., реализовав свое право, предусмотренное ст. ст. 1157, 1158, 1159 ГК РФ, в порядке установленном данными нормами отказались от наследства в пользу Г.А.О. в установленный законом срок, подав нотариусу соответствующее заявление, обоснованно признал первоначальный иск подлежащим удовлетворению, не усмотрев при этом оснований для удовлетворения встречных исковых требований.

Оценивая довод ответчицы Н. о том, что отказ от наследства был совершен под влиянием обмана со стороны Г.А.О., суд первой инстанции применительно к положениями ст. ст. 154, 156, 179 ГК РФ правильно не усмотрел оснований для применения правовых последствий, предусмотренных ст. 179 ГК РФ, поскольку из установленных по делу обстоятельств следует, что при отказе от наследства удостоверенном нотариусом, Н., подписавшей его, содержание ст. ст. 1157, 1158, 1159 ГК РФ было разъяснено, подлинность своей подписи она не оспаривала, при этом каких-либо доказательств, свидетельствующих о действиях Г.А.О. по введению в заблуждение Н. или ее обмана в целях подписания последней отказа от наследства в отношении спорной квартиры суду представлено не было.

В силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Судом все доказательства по делу были оценены надлежащим образом по правилам данной статьи.

В решении суда приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Кроме того, как усматривается из обжалуемых судебных постановлений, Г.А.О. было заявлено о пропуске Н. срока исковой давности по встречным исковым требованиям о признании сделки недействительной по основанию ст. 179 ГК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В силу ч. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Суд первой инстанции, установив, что в ходе рассмотрения дела не нашел своего подтверждения обман Н. со стороны истца при совершении отказа от наследства, а также то, что такой отказ от наследства был совершен 23.01.2007 г., о составе которого ей не могло быть неизвестно при обращении к нотариусу, поскольку зная о наследстве, Н. совершила отказ от причитающейся ей доли в наследственном имуществе, правомерно указал на пропуск годичного срока исковой давности для предъявления встречного иска о признании оспариваемой сделки недействительной.

Проверяя законность решения суда в кассационном порядке, судебная коллегия не усмотрела оснований для его отмены.

Доводы надзорной жалобе в целом направлены на иное неправильное толкование закона и сводятся к переоценке установленных по делу обстоятельств и собранных доказательств, в то время как в силу ст. 390 ГПК РФ судом надзорной инстанции переоценка доказательств, исследованных судом, и установление обстоятельств, которые не были установлены или были опровергнуты судом при рассмотрении дела, не производится.

При вынесении обжалуемых судебных постановлений нарушений норм процессуального и материального права, повлиявших на исход дела и являющихся в соответствии со ст. 387 ГПК РФ основанием к отмене судебных постановлений, допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 381 ГПК РФ,

 

определил:

 

отказать в передаче надзорной жалобы Н., поступившей в Московский городской суд 12 августа 2010 г., на решение Измайловского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 01 июля 2010 г., для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

 

Судья

Московского городского суда

С.Э.КУРЦИНЬШ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь