Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 августа 2010 г. по делу N 22-4517

 

Судья Борейчук Л.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего Сухарева И.М.

судей: Бородина А.В., Белоголовкиной И.А.,

при секретаре А.

рассмотрела в судебном заседании 13 августа 2010 года

кассационное представление государственного обвинителя Полудневич Н.А., кассационные жалобы осужденного К.Д.Г. и адвоката Березиной И.Ю. на приговор Нижегородского районного суда города Нижнего Новгорода от 19 марта 2010 года, которым

К.Д.Г., <...> года рождения, уроженец <...>, имеющий на иждивении малолетнего ребенка, ранее судимый;

- 29.12.2005 года Нижегородским районным судом г. Нижнего Новгорода по п. "в, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 2 года, постановлением Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 27.11.2006 года условное осуждение отменено, направлен для отбывания наказания в колонию-поселение, освобожден 26.12.2008 года по отбытии срока наказания,

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 115 УК РФ к штрафу в размере 10.000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к отбытию назначено 3 года 8 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения - заключение под стражу - оставлена без изменения.

Срок наказания исчислен с 19 марта 2010 года.

В срок отбывания наказания зачтено время содержания под стражей с 29 октября 2009 года и с 30 октября 2009 года по 18 марта 2010 года.

С К.Д.Г. в пользу М., в счет компенсации морального вреда взыскано 5.000 рублей, в счет компенсации материального ущерба взыскано 4.015 рублей, в пользу Т. взыскано 5.070 рублей.

Судьба вещественных доказательств по делу разрешена.

Заслушав доклад судьи Бородина А.В., выступление адвоката Авериной Е.Н., поддержавшей доводы жалоб в полном объеме и просившей изменить приговор суда, мнение прокурора Полянцевой Л.В., полагавшей приговор суда отменить по доводам кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

Приговором Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода К.Д.Г. признан виновным и осужден:

за умышленное причинение вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности;

за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц (преступление в отношении потерпевшего М.);

за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенную группой лиц с причинением значительного ущерба гражданину (преступление в отношении потерпевшего Т.).

Преступления совершены им при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

Вину в содеянном К.Д.Г. признал частично - в части нанесения телесных повреждений потерпевшему М.

В кассационном представлении государственный обвинитель Полудневич Н.А. ставит вопрос об отмене приговора в связи с существенными нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального закона. Указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку суд не дал надлежащей оценки показаниям потерпевшего М. о том, что у него из рук выхватили сотовый телефон, после чего удары прекратились, что свидетельствует о совершении в отношении него разбойного нападения.

Кроме того, автор представления указывает, что во вводной части приговора отсутствуют сведения о гражданском истце и ответчике, также в качестве отягчающего обстоятельства не признан рецидив преступлений.

Наряду с этим государственный обвинитель полагает, что суд, в нарушение требований ст. 294 УПК РФ, необоснованно возобновил судебное следствие для допроса отца и бабушки К.Д.Г. по данным личности подсудимого.

В кассационной жалобе осужденный К.Д.Г. просит отменить приговор суда как незаконный и необоснованный. Не отрицая своего участия в драке произошедшей с М., автор жалобы утверждает, что хищения мобильных телефонов не совершал, поскольку это было лишено смысла, так как являлся знакомым хозяев жилища, где произошел конфликт. Кроме того, не исключает вероятности того, что имуществом потерпевших мог завладеть его знакомый Н., у которого он видел несколько телефонов, когда они вместе после происшедшего вышли из квартиры.

В кассационной жалобе адвокат Березина И.Ю. просит изменить приговор суда, а ее подзащитного К.Д.Г. в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ и п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, оправдать. Указывает, что стороной обвинения не представлено достаточных доказательств хищения имущества потерпевших М. и Т. именно К.Д.Г. Квалифицирующий признак хищения имущества "группой лиц по предварительному сговору" не нашел своего подтверждения, поскольку объективных доказательств согласованности действий К.Д.Г. и неустановленного следствием лица не имеется. В обоснование приводит показания К.Д.Г. в судебном заседании, а также показания потерпевшего М., который пояснил, что не видел, кто и какие удары ему наносил, так как лежал лицом вниз и не мог наблюдать окружающую обстановку. Дает анализ показаниям потерпевшего Т., который не смог пояснить суду обстоятельства хищения его мобильного телефона; показаниям свидетеля К.Е.В., которая пояснила, что после конфликта между К.Д.Г., неизвестным молодым человеком с одной стороны и М. с другой, она выбежала из квартиры и не видела, кто похищал телефоны.

Проверив материалы дела с учетом доводов кассационных жалоб и кассационного представления, выслушав стороны в судебном заседании, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 379, 380 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции.

Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а также содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием мотивов и целей, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Как видно из материалов уголовного дела, вышеуказанные требования закона судом первой инстанции должным образом не выполнены.

Как следует из описания преступного деяния, изложенного в приговоре суда "К.Д.Г. и неустановленное следствием лицо, действуя умышленно и согласованно между собой, группой лиц, из корыстных побуждений, воспользовавшись тем, что М., отвернулся от них и разговаривает по своему мобильному телефону, подошли к нему сзади и стали умышленно наносить ему удары бутылкой по голове, от которых тот упал на пол, испытывая физическую боль, а К.Д.Г. и неустановленное следствием лицо, стали наносить ему удары ногами по голове и другим частям тела с разных сторон одновременно", "продолжая свои преступные действия, К.Д.Г. и неустановленное следствием лицо, действуя умышленно совместно и согласованно, при нанесении ударов лежащему на полу М. вырвали из его рук принадлежащий ему сотовый телефон".

Таким образом, суд первой инстанции, описывая преступное деяние по существу указал, что нападение, а затем последовавшее избиение потерпевшего, осуществлялось К.Д.Г. и неустановленным следствием лицом из корыстных побуждений, а применение насилия к потерпевшему фактически являлось способом завладения его имуществом, что составляет объективную сторону разбоя.

Однако, в мотивировочной части приговора, суд первой инстанции, не соглашаясь с предложенной такой квалификацией органами следствия действий К.Д.Г., переквалифицировал содеянное им по ч. 1 ст. 115 УК РФ и п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ, п. п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Квалифицируя действия К.Д.Г. по ч. 1 ст. 115 УК РФ суд первой инстанции указал, что стороной обвинения не представлено доказательств того, что "причинение телесных повреждений М., вызвано целью хищения чужого имущества - сотовых телефонов, принадлежащих М. и Т.". Более того, суд пришел к выводу, что мотивом избиения М. послужили возникшие личные неприязненные отношения.

Таким образом, суд вошел в противоречие при описании преступного деяния и мотивировки квалификации действий К.Д.Г. в части указания мотивов, послуживших нападению и избиению потерпевшего М.

Однако, по смыслу уголовного закона в тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество. Если лицо преследовало корыстную цель, содеянное им в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление.

Указанное требование уголовного закона судом первой инстанции выполнено не было.

Между тем, правильное установление последовательности событий на месте происшествия могло иметь существенное значение для правильного установления мотива действий К.Д.Г. и правовой оценки его действий.

Кроме того, мотивируя квалификацию действий К.Д.Г. как квалифицированный грабеж суд указал, что "согласованность действий по изъятию у М. сотового телефона - вырвали из рук в момент его избиения, когда М., лежа на полу, закрывал лицо руками, свидетельствует о сговоре на открытое хищение телефона". То есть суд при мотивировке, по существу пришел к выводу о том, что К.Д.Г. и неустановленное лицо действовали группой лиц по предварительному сговору

Однако, в соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Вместе с тем описывая это преступное деяние, суд указал, что К.Д.Г. и неустановленное лицо действовали "совместно и согласованно", а наличие предварительной договоренности указанное описание не содержит.

Более того, суд квалифицировал действия К.Д.Г. по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ, то есть как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору. Однако, раскрывая квалификацию преступления, суд расценил эти действия, как совершенные "группой лиц", сославшись на то, что "изъятие телефона, принадлежащего М. совершено совместно с неустановленным лицом".

Таким образом, суд вошел и в противоречие при описании преступного деяния, квалификации и мотивировки квалификации действий К.Д.Г. в части установления квалифицирующего признака грабежа.

Осталось без внимания суда первой инстанции, что исходя из смысла ч. 2 ст. 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Однако, при квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя группой лиц по предварительному сговору, следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.

Также не обратил суд первой инстанции и на то, что законом не предусмотрен квалифицирующий признак совершения грабежа группой лиц без предварительного сговора, содеянное в таких случаях следует квалифицировать по ч. 1 ст. 161 УК РФ. Постановляя приговор, суд при наличии к тому оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 35 УК РФ, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц без предварительного сговора обстоятельством, отягчающим наказание, со ссылкой на п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Кроме того действия К.Д.Г. в части хищения телефона, принадлежащего потерпевшему Т. суд в описательно-мотивировочной приговора квалифицировал таковые по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, то есть как кражу, совершенную группой лиц, с причинением значительного ущерба потерпевшему. В то же время описательная часть этого деяния содержит квалифицирующий признак хищения как, совершенный "группой лиц по предварительному сговору".

Помимо изложенного, вопреки требованиям п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, согласно которым в резолютивной части приговора должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным, суд первой инстанции указал, что К.Д.Г. по эпизоду кражи признан виновным по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть, в краже совершенной группой лиц, по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение или иное хранилище. Однако, последний квалифицирующий признак хищения, К.Д.Г. органами следствия не вменялся и при квалификации содеянного судом не обсуждался, а также отсутствовал и в описании преступного деяния.

Не разрешен в резолютивной части приговора судом вопрос о порядке исполнения назначенного К.Д.Г. в качестве основного наказания в виде штрафа за преступление, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Перечисленные выше нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона является существенными.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может признать приговор в отношении К.Д.Г. законным и обоснованным, а потому, считает необходимым его отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

Поскольку судебная коллегия отменяет приговор суда первой инстанции с направлением дела на новое судебное рассмотрение, по остальным доводам кассационных жалоб и представления суждений не дает, так как таковые будут предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду необходимо с соблюдением всех требований уголовно-процессуального законодательства, с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, дать надлежащую оценку всем доказательствам и принять по делу законное и обоснованное решение.

Направляя уголовное дело на новое судебное разбирательство, судебная коллегия считает, что мера пресечения К.Д.Г. в виде заключения под стражу подлежит оставлению без изменения, поскольку основания для ее избрания не отпали. Судебной коллегией срок содержания К.Д.Г., под стражей продлевается на два месяца, то есть до 13 октября 2010 года включительно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденного К.Д.Г. и адвоката Березиной И.Ю. удовлетворить частично.

Приговор Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 19 марта 2010 года в отношении К.Д.Г. отменить.

Уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Меру пресечения в отношении К.Д.Г. в виде заключения под стражу оставить без изменения, продлив срок содержания под стражей на два месяца, то есть до 13 октября 2010 года включительно.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь