Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. N 22-5373/10

 

Судья: Куликов С.А. Дело N 1-108/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Глущенко О.В.

судей Матвеевой Т.Ю., Азовцевой О.А.

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании 17 августа 2010 года кассационное представление государственного обвинителя прокуратуры Кронштадтского района Санкт-Петербурга Вавиловой Л.С. на приговор Кронштадтского районного суда Санкт-Петербурга от 18 июня 2010 года, которым:

С.И., <...>, ранее судимый:

06.03.2003 года <...> по ч. 4 ст. 111 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ в редакции ФЗ N 377 от 27.12.2009 года - к лишению свободы сроком на 7 лет 6 месяцев без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Матвеевой Т.Ю., мнение прокурора Меркушевой М.А., поддержавшей доводы кассационного представления и просившей приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, объяснения адвоката Нагорной Л.П. в защиту осужденного С.И., возражавшей против удовлетворения доводов кассационного представления об отмене приговора и просившей приговор изменить в части назначения С.И. вида исправительного учреждения, судебная коллегия

 

установила:

 

С.И. признан виновным и осужден за совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти потерпевшему С. в период времени с 23 часов 30 минут 05 января 2010 года до 01 часа 30 минут 06 января 2010 года в подвальном помещении дома N <...> при обстоятельствах, установленных приговором.

В кассационном представлении государственный обвинитель прокуратуры Кронштадтского района Санкт-Петербурга Вавилова Л.С. просит приговор отменить в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного С.И. наказания вследствие его чрезвычайной мягкости, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В обоснование кассационного представления указывается:

- суд не учел данные о личности осужденного С.И. и характер совершенного им преступления, необоснованно указал в приговоре на наличие в действиях С.И. опасного рецидива, тогда как в его действиях в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 18 УК РФ усматривается особо опасный рецидив, поскольку на момент совершения преступления С.И. имел не снятую и не погашенную в установленном законом порядке судимость по приговору <...> за совершение особо тяжкого преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ;

- суд в нарушение требований п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ необоснованно назначил С.И. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима, тогда как отбывание наказание надлежало назначить в исправительной колонии особого режима;

- в резолютивной части приговора суд не сослался на применение при назначении С.И. правил ст. 63 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит, что приговор постановлен правильно как обвинительный.

Судом достаточно полно, всесторонне и объективно исследованы представленные сторонами обвинения и защиты доказательства по делу; исследованным доказательствам дана надлежащая оценка; выводы, содержащиеся в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам, правильно установленным судом; сделаны правильные выводы о виновности С.И. в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ.

Выводы суда о виновности С.И. в совершении убийства, то есть умышленного причинения смерти потерпевшему С. подтверждаются совокупностью доказательств: показаниями осужденного, показаниями потерпевшей М., показаниями свидетелей З., Л., К., Г., Т., Р., П., Д., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, судебных криминалистической, биологических экспертиз, протоколом проверки показаний С.И. на месте, протоколом очной ставки между Р. и С.И., протоколом осмотра предметов: ножа, молотка, металлической "лапы" для ремонта обуви и постановлением о признании их вещественными доказательствами, и другими доказательствами, которые исследованы судом, полно и правильно приведены в приговоре и получили правильную оценку в их совокупности.

Оценка доказательств судом первой инстанции не вызывает сомнений, поскольку она дана в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 87, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Показания свидетелей З., Л., К., Г., Т., Р., П., Д., сомнений не вызывают, поскольку как правильно указал суд, они являются последовательными, противоречий не содержат, подтверждены другими доказательствами анализ которых приведен в приговоре.

Судом не установлено оснований для оговора С.И. указанными свидетелями, не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Все ходатайства, представленные на рассмотрение суда, были рассмотрены в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, нарушений применительно к нормам ст. ст. 271, 256 УПК РФ не содержат и не выходят за рамки судебного усмотрения применительно к нормам ст. ст. 7, 17 УПК РФ.

Судом обоснованно положены в основу приговора показания осужденного С.И., как полученные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

С.И. пояснил, что с 30.12.2009 года по 06.01.2010 года он проживал в подвальном помещении д. N <...>, где также проживал мужчина по имени Александр, к ним в гости приходили знакомые: Антон, Владимир С. и Алексей, 06.01.2010 года он вместе с указанными лицами распивал спиртные напитки в подвале, С. уснул на полу, затем он разбудил С. с целью выяснения вопроса о местонахождении рабочего инструмента, которым они с С. расчищали снег, С. оскорбил его нецензурной бранью, на что он, С.И., взяв с пола металлическую лапу для ремонта обуви, нанес ею С. удары по голове. Вернувшись к столу, он выпил рюмку спирта, Алексей сказал ему: "Раз начал, то добивай", он схватил нож, из стоящей на столе банки, и подбежав к лежащему С., нанес ему не менее двух ударов ножом сверху в шею, после чего выкинул нож на улицу.

При проверке показаний на месте, С.И. указал подвальное помещение в котором было совершено инкриминируемое ему преступление, и подробно рассказал об обстоятельствах совершения преступления. Из протокола проверки показаний на месте от 06.01.2010 года (т. 1 л.д. 31) следует, что данное следственное действие производилось в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии понятых, с участием адвоката. Протокол проверки показаний на месте составлен в соответствии в требованиями ст. 166 УПК РФ, к протоколу приобщена фототаблица. Каких-либо заявлений и замечаний по составлению и содержанию протокола участниками данного следственного действия, в том числе С.И. и защитника, подписавших данный протокол, заявлено не было. Согласно указанному протоколу, С.И., не отрицая фактов нанесения им С. ударов металлической "лапой" и ножом, воспроизвел свои действия от которых наступила смерть С.

Судом проверены путем оглашения и обоснованно положены в основу обвинительного приговора показания свидетелей Т., Р., П. Оглашение показаний данных свидетелей произведено судом в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ - по ходатайству стороны обвинения и с согласия стороны защиты и подсудимого.

Так, из показаний свидетелей Т. и Р. судом установлено, что они видели, как С.И. наносил потерпевшему удары по голове металлическими предметом и кувалдой, а также нанес не менее двух ударов ножом в область головы и шеи.

Судом оценены показания осужденного С.И., свидетелей Т., Р. и сделан правильный вывод о том, что телесные повреждения, установленные в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы трупа С., причинены потерпевшему в период с 23 часов 30 минут 05.01.2010 года до 01 часа 30 минут 06.01.2010 года осужденным.

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы, смерть С. наступила в результате комбинированной сочетанной травмы головы, шеи, груди, осложнившейся острой обильной кровопотерей и отеком от набухания головного мозга, образованных от многократных воздействий тупым предметом, а также от воздействия предметом обладающим колюще-режущей поверхностью; закрытая тупая травма головы, ушиб головного мозга тяжелой степени, колото-резаное непроникающее ранение шеи слева с повреждением сонной артерии, вызвавшее острую обильную кровопотерю, колото-резаное проникающее слепое ранение шейно-надключичной области с повреждением мягких тканей париетальной плевры, проникновением в левую плевральную полость, повреждением висцеральной плевры левого легкого и ткани левого легкого квалифицируются как тяжкий вред здоровью - то есть между полученными травмами и наступившими последствиями - смертью, существует прямая причинно-следственная связь.

Описание полученных потерпевшим травм, а также количество точек приложения силы не противоречат показаниям осужденного и свидетелей об обстоятельствах нанесения осужденным ударов потерпевшему - металлическими кувалдой и "лапой" для ремонта обуви по голове и ножом в область шеи, груди.

Судом бесспорно установлен умысел осужденного С.И. на убийство потерпевшего С.

Об умысле С.И. на убийство потерпевшего С. свидетельствует локализация нанесения ударов - голова, шея, грудь, то есть место расположения жизненно важных органов, а также значительная сила ударов, в результате которых произошли указанные в заключении судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения. Кроме того, материалами дела установлено, что С.И. взял нож и нанес им удары потерпевшему с целью добить С.

Судом не установлено инициативы в конфликте со стороны потерпевшего С.

Материалами уголовного дела не установлено, что удары потерпевшему С. наносил кто-либо помимо С.И.

Дав надлежащую оценку приведенных в приговоре доказательств в их совокупности, суд мотивированно пришел к выводу об их достоверности и допустимости и обоснованно признал их достаточными для подтверждения виновности осужденного С.И. Каждое доказательство приведенное в приговоре в обоснование виновности осужденного в содеянном им, подтверждается другими фактическими данными по делу, все доказательства в совокупности согласуются между собой.

Таким образом, выводы суда о виновности С.И. в совершении преступления за которое он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, полно и правильно приведенных в приговоре, в связи с чем, их достоверность сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Квалификация действий осужденного С.И. по ч. 1 ст. 105 УК РФ в редакции ФЗ N 377 от 27.12.2009 года является правильной.

Фундаментальных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора не допущено.

Обоснованность осуждения и юридическая квалификация действий осужденного С.И. в кассационном представлении не оспариваются, кассационная жалоба осужденным не приносилась.

Обсудив доводы кассационного представления о том, что судом неправильно определен вид рецидива в действиях С.И. и неправильно назначен вид исправительного учреждения, судебная коллегия находит их обоснованными. Однако, судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления об отмене приговора в связи с этим, и ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Как усматривается из материалов дела, приговором <...> суда <...> от 06.03.2003 года С.И. был осужден за особо тяжкое преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ, данная судимость не погашена, и поскольку С.И. вновь осужден к лишению свободы за совершение особо тяжкого преступления, в его действиях в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 18 УК РФ усматривается особо опасный рецидив. В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчинам при особо опасном рецидиве преступлений отбывание наказания в виде лишения свободы подлежит назначению в исправительной колонии особого режима.

Однако суд, мотивируя свои выводы о назначении С.И. наказания, указал на наличие в действиях С.И. опасного рецидива и назначил ему отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

При указанных обстоятельствах, судебная коллегия считает приговор в части назначения С.И. отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима подлежащим отмене по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ.

Согласно положениям ч. 3 ст. 387 УПК РФ суд кассационной инстанции вправе отменить назначение осужденному более мягкого вида исправительного учреждения, чем предусмотрено уголовным законом, и назначить ему вид исправительного учреждения в соответствии с требованиями закона. С учетом изложенного, и в соответствии с данной нормой уголовно-процессуального закона, судебная коллегия считает необходимым назначить С.И. отбывание наказания в исправительной колонии особого режима.

Иных оснований для отмены или изменения приговора судебная коллегия не усматривает.

При назначении осужденному С.И. наказания, судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, обстоятельства, влияющие на назначение наказания, в том числе, смягчающие и отягчающие обстоятельства. Выводы суда о назначении С.И. наказания в виде реального лишения свободы надлежащим образом мотивированы в приговоре и являются правильными. Суд, назначая С.И. наказание, указал в приговоре, что учитывает то, что С.И. раскаялся в содеянном, на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит. С учетом совокупности смягчающих обстоятельств и данных о личности виновного суд назначил С.И. не максимальное наказание, предусмотренное санкцией статьи.

Мотивируя свои выводы о назначении осужденному наказания, суд указал в приговоре на то, что им учитываются отягчающие обстоятельства, учел что С.И. ранее судим и совершил особо тяжкое преступление, наличие рецидива преступлений. Как следует из текста приговора, суд фактически учел данное обстоятельство как отягчающее. Нарушений применительно к норме ч. 2 ст. 68 УК РФ при назначении С.И. наказания судом не допущено. Наказание С.И. назначено не менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное осужденным преступление. Санкция ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 6 до 15 лет, С.И. назначено наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы. Доводы кассационного представления об отмене приговора в связи с мягкостью назначенного С.И. наказания, удовлетворению не подлежат.

Назначенное С.И. наказание является справедливым по своему виду и размеру, соразмерным тяжести содеянного, данным о личности виновного, наказание не является чрезмерно мягким.

Неосновательными судебная коллегия находит доводы кассационного представления о том, что в резолютивной части приговора суд не сослался на применение при назначении С.И. наказания ст. 63 УК РФ, поскольку уголовно-процессуальный закон не возлагает на суд обязанность ссылки на данную норму закона в резолютивной части приговора.

Таким образом, доводы кассационного представления подлежат удовлетворению частично.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Кронштадтского районного суда Санкт-Петербурга от 18 июня 2010 года в отношении С.И. в части назначения С.И. отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима отменить.

Назначить С.И. отбывание наказания в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения.

Кассационное представление государственного обвинителя прокуратуры Кронштадтского района Санкт-Петербурга Вавиловой Л.С. удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь