Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. по делу N 22-5831

 

Судья Андрианов В.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Похожаева В.В., судей Казаковой Н.В., Исаевой Г.Ю.

рассмотрела в судебном заседании 17 августа 2010 года кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Копытова О.А. в защиту интересов осужденного Ф. на приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 19 июля 2010 года, которым

Ф., ДАТА рождения, уроженец <...>, судимый:

- 18 сентября 2006 года Лазаревским районным судом г. Сочи по п. "б" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 231, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 15 июля 2008 года на основании постановления Соликамского городского суда Пермского края от 4 июля 2008 года условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 14 дней, осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Лазаревского районного суда г. Сочи от 18 сентября 2006 года и окончательно к отбытию назначено 3 года лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока отбывания наказания с 19 июля 2010 года и зачетом времени содержания под стражей с 29 января 2010 года по 25 апреля 2010 года. Заслушав доклад судьи Исаевой Г.Ю., объяснение осужденного Ф., адвоката Шведюка А.С., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Дарьенко Л.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Ф. признан виновным в совершении во второй декаде сентября 2009 года тайного хищения имущества ФИО1 на сумму 1 263 рубля, совершенного с незаконным проникновением в жилище, а также в совершении 18 октября 2009 года покушения на тайное хищение имущества ФИО1, совершенное с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены в <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

адвокат Копытов О.А. в защиту интересов осужденного Ф. просит приговор в отношении Ф. отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения судом норм процессуального права, уголовное дело в отношении него прекратить, указывая, что признавая Ф. виновным в совершении кражи варенья и жира в сентябре 2009 года, суд в качестве доказательства привел показания свидетеля ФИО2 в ходе предварительного следствия. Однако в судебном заседании показания данного свидетеля были оглашены несмотря на возражения подсудимого и защиты, а для их оглашения в соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ оснований не имелось, поскольку свидетель не явился в суд по неизвестной причине, надлежащего уведомления свидетеля о времени и месте судебного заседания в деле не имеется. Вместе с тем как из показаний свидетеля ФИО2, так и из показаний потерпевшего ФИО1 следует, что они лишь подозревают Ф. в совершении кражи варенья и жира. Ссылаясь на определение Конституционного Суда N 44 от 6 февраля 2004 года, защитник полагает показания сотрудника милиции свидетеля ФИО3 недопустимым доказательством. В связи с чем указывает, что прямых доказательств виновности осужденного в совершении данного преступления нет, а выводы суда основаны на предположениях.

Считает, что и по факту покушения на хищение имущества ФИО1 18 октября 2009 года Ф. осужден необоснованно, поскольку сам он вину не признал, обвинение по данному эпизоду построено на показаниях потерпевшего, который оговорил Ф.

Указывает также на то, что признав Ф. виновным в покушении на кражу, суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, хотя имел возможность применить положения ст. 64 УК РФ в связи с крайне незначительной стоимостью похищенного имущества;

осужденный Ф., выражая несогласие с приговором суда, указывает, что преступления не совершал. Выводы суда основаны на противоречивых и непоследовательных показаниях потерпевшего и свидетелей. Ни во время следствия, ни в судебном заседании ФИО1 не пояснял, что видел в сентябре 2009 года как он, Ф., выходил из его дома и выносил продукты. ФИО2 в период совершения кражи находился на лечении в г. Чернушке и не мог видеть, что он приносил жир и варенье. Кроме того, в сентябре 2009 года, когда были похищены из дома ФИО1 продукты питания, его, Ф., в <...> не было, а в доме ФИО2 в это время проживал ФИО4. С ФИО5 он спиртное в сентябре 2009 года не распивал, они дают показания со слов потерпевшего.

Указывает на то, что его первоначальные показания о том, что он 18 октября 2009 года взял лук, масло в доме потерпевшего, даны под давлением со стороны следователя и адвоката. Потерпевший не мог его видеть входящим в дом ФИО2, поскольку расстояние от дома ФИО1 до дома ФИО2 более 500 метров, вход в дом находится под крышей.

Считает, что суд необоснованно отказал ему и его адвокату в вызове в судебное заседание свидетелей.

В протоколе судебного заседания неверно указаны его имя и отчество, в связи с чем указывает, что приговор вынесен в отношении другого человека.

Считает, что суд необоснованно оставил без внимания заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела за примирением.

Полагает приговор суда незаконным и в связи с тем, что на его оглашении 19 июля 2010 года не присутствовал потерпевший и государственный обвинитель.

Указывает, что после освобождения он встал на учет в милиции, работал, поэтому имел средства к существованию и преступлений не совершал. Характеризуется положительно, что не было принято во внимание судом. Участковым ФИО6 дана ему отрицательная характеристика, поскольку между ними сложились плохие отношения. После его освобождения из-под стражи каких-либо претензий к нему не было.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Копытова О.А. государственный обвинитель Микаев Р.О. полагает их доводы несостоятельными, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений государственного обвинителя, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым. Выводы суда о виновности Ф. в совершении преступлений основаны на совокупности исследованных в судебном заседании допустимых доказательств, подробное изложение содержания и анализ которых приведены в приговоре и им судом дана всесторонняя, полная и правильная оценка.

Доводы осужденного Ф. о непричастности к тайному хищению имущества ФИО1 в сентябре 2009 года, а также его доводы о непризнании вины в покушении на тайное хищение имущества ФИО1 18 октября 2009 года всесторонне и полно проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, с чем соглашается и судебная коллегия, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции.

Так, из показаний потерпевшего ФИО1 следует, что в сентябре 2009 года в ходе распития спиртного в доме ФИО5 Ф. просил у него жир, дома он обнаружил пропажу жира и варенья, со слов ФИО2 ему известно, что жир и варенье принес Ф. 18 октября 2009 года он видел, как Ф. заходил с ведром в дом ФИО2, продукты и ведро у Ф. отобрали.

Показания потерпевшего полностью соотносятся с показаниями свидетелей: ФИО2 о том, что в сентябре 2009 года у него проживал только Ф., он принес варенье и жир, о чем он рассказал братьям ФИО1; ФИО7 о том, что ФИО2 рассказал, что варенье и жир в сентябре 2009 года принес Ф., 18 октября 2009 года они с братом задержали Ф. и забрали у него похищенные из дома брата масло, лук и ведро; ФИО5 и ФИО8 о том, что в сентябре 2009 года употребляли спиртное, с ними был Ф., который ушел раньше всех, позже от ФИО1 им стало известно, что Ф. похитил варенье и жир, 18 октября 2009 года Ф. поймали с похищенными луком, маслом и ведром; ФИО9 о том, что в октябре 2009 года он видел Ф., который нес ведро с луком; ФИО3 о том, что 18 октября 2009 года в объяснении Ф. добровольно указал, что в сентябре 2009 года из дома ФИО1 из холодильника похитил банки с вареньем и жир; ФИО10, ФИО11, ФИО12 о том, что в сентябре 2009 года в доме ФИО2 проживал Ф., ФИО12, кроме того, пояснял, что со слов ФИО2 ему известно, что варенье и жир к нему в дом принес именно Ф.

Сам осужденный в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, давая показания, признавал факт хищения им из дома потерпевшего масла, лука и ведра.

Объективно показания потерпевшего, свидетелей подтверждаются протоколами осмотра мест происшествия, справками о стоимости похищенного.

Совокупность этих доказательств представляет целостную картину совершенных преступлений и, бесспорно, доказывает вину Ф. как в совершении кражи в сентябре 2009 года, так и в покушении на кражу 18 октября 2009 года, и правильно положены судом в основу обвинительного приговора. Ставить под сомнение правильность оценки как показаний осужденного, потерпевшего, свидетелей, так и иных доказательств, оснований не имеется. Каких-либо оснований для оговора осужденного со стороны потерпевшего, свидетелей не установлено. Выводы суда надлежащим образом мотивированы. Действиям осужденного дана верная юридическая квалификация по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ и по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ. В этой связи с доводами кассационных жалоб защитника и осужденного о недоказанности вины Ф. судебная коллегия согласиться не может.

Предусмотренные законом права Ф. на всех стадиях уголовного процесса были реально обеспечены.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства, в том числе и о вызове в судебное заседание свидетелей, рассмотрены в установленном законом порядке. Так, вопреки доводам кассационных жалоб, показания неявившихся свидетелей были оглашены по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон. Из протокола судебного заседания видно, что судом принимались исчерпывающие меры к обеспечению явки свидетеля ФИО2, однако установить его место нахождения не представилось возможным. В связи в чем суд обоснованно в соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ огласил показания данного свидетеля. Таким образом, доводы кассационной жалобы защитника о нарушении судом положений ст. 281 УПК РФ судебная коллегия признает несостоятельными.

Не состоятельны также доводы адвоката о недопустимости в качестве доказательства показания сотрудника милиции свидетеля ФИО3, поскольку доводы защитника основаны на неправильном понимании правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении N 44-О от 6 февраля 2004 года, на которое ссылается адвокат, где указано, что положения ч. 5 ст. 246, ч. 3 ст. 278 и ч. 3 ст. 56 УПК РФ в их системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым и как дающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым.

В данном случае сотрудник милиции - свидетель ФИО3 пояснял об обстоятельствах дачи объяснения Ф. в рамках проводимой в порядке ст. 144 УПК РФ проверки по сообщению о преступлении. По смыслу ст. 144 УПК РФ гражданин, с которого берется объяснение, не обладает статусом подозреваемого, обвиняемого, свидетеля либо потерпевшего. Допрос ФИО3 проведен в соответствии с требованиями ст. 187-190 УПК РФ об известных ему обстоятельствах. При таких обстоятельствах оснований для признания показаний ФИО3 недопустимым доказательством не имеется.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что его первоначальные показания о признании вины в совершении хищения 18 октября 2009 года получены под давлением со стороны следователя и адвоката, судебной коллегией признаются надуманными. Как видно из материалов дела, протокола судебного заседания, Ф. разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, в допросах участвовали адвокаты, что исключало возможность оказания на осужденного какого-либо воздействия. Каких-либо замечаний от осужденного, адвоката в ходе допросов, после их окончания не заявлялось. Согласно протоколу судебного заседания изменение показаний Ф. объяснил тем, что, прочитав соответствующую статью Уголовного кодекса, решил не признавать вину в содеянном в полном объеме.

Суд, оценив первоначальные показания осужденного о признании вины в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно положил их в основу приговора.

Не согласиться с такой оценкой у судебной коллегии нет оснований, поскольку показания Ф. подтверждаются другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

Замечания на протокол судебного заседания, заявленные осужденным в кассационной жалобе, рассмотрены председательствующим судьей в соответствии со ст. 260 УПК РФ и удостоверены в полном объеме.

Оснований для прекращения уголовного дела в отношении Ф. в связи с примирением сторон, вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Ф., не имеется, поскольку Ф. осужден за два тяжких преступления, ранее судим, а статья 25 УПК РФ и статья 76 УК РФ предусматривают возможность прекращения уголовного дела, уголовного преследования лишь в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Доводы кассационной жалобы осужденного об отсутствии в судебном заседании при оглашении приговора потерпевшего и государственного обвинителя не соответствуют действительности, поскольку протокол судебного заседания таких данных не содержит.

Что касается наказания, то оно назначено осужденному в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств дела, с учетом данных о его личности, отягчающего наказание обстоятельства - рецидива преступлений.

При этом, вопреки доводам осужденного, судом в полной мере исследовались данные о его личности. Так, из протокола судебного заседания видно, что были оглашены и исследованы судом все имеющиеся в деле характеристики, в том числе и те, на которые указано в кассационной жалобе осужденного: от священнослужителей, от ИП ФИО13, последний, кроме того, был допрошен в судебном заседании в качестве свидетеля защиты.

Вместе с тем из материалов уголовного дела также следует, и об этом обоснованно указано в приговоре суда, что Ф. по месту жительства характеризуется отрицательно как лицо, склонное к совершению правонарушений и преступлений, злоупотребляющее спиртными напитками, не имеющее постоянного места жительства и работы. Указанные обстоятельства отражены не только в характеристике, данной на Ф. участковым уполномоченным ФИО12, которую в кассационной жалобе оспаривает осужденный, но и в характеристиках других сотрудников ОВД по Чернушинскому муниципальному району, осуществляющих контроль за поведением Ф. как условно-досрочно освобожденного от дальнейшего отбывания наказания по предыдущему приговору, а также в характеристиках, данных главами сельских поселений.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о невозможности исправления Ф. без изоляции от общества. Решение суда о назначении Ф. наказания без применения положений ст. 64, 73 УК РФ, в виде реального лишения свободы мотивировано, основано на требованиях ст. 6, 43, 60 УК РФ, является справедливым, соответствующим характеру и степени общественной опасности содеянного, поскольку преступления Ф. совершил в период неотбытого наказания по предыдущему приговору, что свидетельствует об устойчивой тенденции Ф. к совершению преступлений, о его асоциальной направленности, нежелании делать выводы о недопустимости противоправных деяний, в связи с чем оснований для снижения назначенного наказания осужденному судебная коллегия не усматривает.

Соответственно, доводы адвоката Копытова О.А. и осужденного Ф. о том, что судом ему назначено чрезмерно суровое наказание, являются несостоятельными.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену или изменение приговора, при рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора судом не допущено.

Таким образом, оснований к отмене или изменению приговора суда от 19 июля 2010 года в отношении Ф. по доводам кассационных жалоб не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 19 июля 2010 года в отношении Ф. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвоката Копытова О.А. и осужденного Ф. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь