Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. по делу N 22-5833

 

Судья Лупенских О.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Черемных С.В., судей Фефелова О.Н. и Трубниковой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 17 августа 2010 года кассационные жалобы осужденного А.Г., адвокатов Рыпалева Д.А. и Сборщиковой К.Г., представителя потерпевшей ФИО2 - адвоката Мотырева В.В. на приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 13 июля 2010 года, которым

А.Г., <...> рождения, уроженец <...>, не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Постановлено взыскать с А.Г. в пользу ФИО2 материальный ущерб в сумме 82095 рублей и 350 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Трубниковой, объяснения осужденного А.Г., адвоката Рыпалева Д.А. поддержавших доводы своих жалоб, мнение прокурора Нечаевой Е.В., полагавшей судебное решение в части компенсации морального вреда отменить, в остальной части оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А.Г. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью ФИО1, повлекшего по неосторожности смерть последнего. Преступление совершено в вечернее время 11 апреля 2010 года, в городе <...> при обстоятельствах установленных и изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный А.Г. просит приговор отменить и дело прекратить. Указывает, что защищался от действий ФИО1, который первым ударил его, был агрессивен, неоднократно повторял, что убьет его, поэтому, обороняясь, ударил его. Умысла на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью не имел, не предполагал, что от удара ножом по ноге потерпевшего ему может быть причинено глубокое ранение с обширной кровопотерей. Судом не приняты во внимание его доводы о том, что нанес удар ФИО1 только с целью не дать ему воспользоваться пистолетом и обезоружить его. Также полагает назначенное ему наказание чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе адвокат Сборщикова К.Г. просит об отмене приговора на основании ст. 37 УК РФ и прекращении уголовного дела. Указывает на то, что суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда и на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд установил в приговоре, что потерпевший ФИО1 на момент конфликта с осужденным имел при себе пистолет, доводы осужденного о том, что ФИО1 первым ударил его, приведенными в приговоре доказательствами не опровергнуты. При таких обстоятельствах у А.Г. имелись все основания для обороны от нападения, он правомерно использовал имевшийся при нем складной нож, и суд с учетом ч. 1 ст. 37 УК РФ обязан был руководствоваться показаниями А.Г. об отсутствии умысла на причинение тяжкого вреда здоровью. Приводит анализ доказательств, которые по мнению автора жалобы подтверждают показания осужденного о том, что потерпевший представлял для него - А.Г. - по субъективному восприятию реальную опасность. Суд оставил без внимания и оценки такие значимые для правильной квалификации действий осужденного обстоятельства, как: повлияло ли на летальный исход неквалифицированное оказание потерпевшему первой помощи, является ли наступление смерти неизбежным при данном ранении, влияет ли на жизнеспособность потерпевшего с таким конкретным видом ранения своевременность оказания квалифицированной медицинской помощи, имеется ли прямая причинно-следственная связь между причинением тяжкого вреда здоровью и наступлением смерти потерпевшего. В приговоре судом ничем не обоснован вывод о том, что осужденный имел умысел на причинение именно тяжкого вреда здоровью.

Адвокат Рыпалев Д.А. в кассационной жалобе считает что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, при этом приводит аналогичные доводы о наличии в действиях осужденного необходимой обороны, отсутствии в его действиях умысла на причинение тяжкого вреда здоровью. В подтверждение своих доводов приводит анализ доказательств, а также признаки необходимой обороны. Полагает, что если расценить действия А.Г. как явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, то его действия можно квалифицировать как превышение пределов необходимой обороны. Суд необоснованно указал в приговоре, что А.Г. совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения, поскольку данный факт медицинскими документами установлен не был. Кроме того, обращает внимание, что судом при назначении наказания не в полной мере учтены смягчающие наказание обстоятельства, назначенное наказание является несправедливым, вследствие чрезмерной суровости, назначенным без учета требований ст. 6, 60 УК РФ. По изложенным основаниям просит приговор отменить.

В кассационной жалобе представитель потерпевшей - адвокат Мотырев В.И. просит отменить приговор вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания. Указывает, что А.Г. фактически не признал себя виновным, не раскаялся, хотя в деле и имеется явка с повинной. Предлагаемые в ходе предварительного и судебного следствия адвокатом осужденного суммы возмещения материального и морального вреда являлись мизерными. Возмещение морального вреда в размере 350 000 рублей не соответствует тяжести нравственных и физических страданий потерпевшей и ее двух сыновей и не соответствует принципу разумности и справедливости.

В возражении государственный обвинитель Микаев Р.О. просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, а также доводы, изложенные в возражении, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Доводы жалоб являются необоснованными.

Судом с достаточной полнотой установлены фактические обстоятельства по делу.

В судебном заседании установлено, что в вечернее время 11 апреля 2010 года возле игрового клуба в городе <...> по ул. <...> А.Г. в ходе ссоры и обоюдной драки с ФИО1 на почве личных неприязненных отношений, с целью умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, нанес ему не менее четырех ударов кулаком по лицу, а также не менее одного удара в область грудной клетки справа. После чего, продолжая свои преступные действия, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, умышленно ударил ФИО1 ножом в область левого бедра и в область правого плеча. От массивной наружной кровопотери вследствие ранения бедренной артерии и вены, которая по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью наступила смерть ФИО1.

Выводы суда о виновности А.Г. в умышленном причинении ФИО1 тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности его смерть, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые приведены в приговоре и им дана правильная правовая оценка.

Вина осужденного подтверждается его собственными показаниями, показаниями свидетелей ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО12, протоколом явки с повинной осужденного, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами.

Все собранные по делу доказательства суд проверил, оценил их в совокупности с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

В судебном заседании осужденный не оспаривал факт того, что смерть могла наступить от его действий, хотя не предполагал этого.

Из показаний свидетеля ФИО4 следует, что прибыл в клуб игровых автоматов в составе наряда милиции по вызову о том, что кто-то разломал игровые автоматы. После того, как хозяин клуба отказался писать заявление, они с ФИО3 вышли на улицу. Увидел, что там дрались между собой граждане армянской национальности, разделившись на группы. На земле лежал ФИО1, нога которого была в крови, рядом с ножом в руке стоял осужденный, который хотел подойти к потерпевшему. Тогда он произвел выстрел из табельного оружия. А.Г. побежал, он пытался его догнать но не смог.

Аналогичные показания дал свидетель ФИО3.

Из показаний свидетеля ФИО9 следует, что он видел как ФИО1 и А.Г. наносили друг другу удары. Затем он увидел ФИО1 лежащего на земле, из ноги которого в области бедра бежала кровь. Рядом с ним с ножом в руках стоял А.Г.

Из показаний свидетеля ФИО8 следует, что ФИО1 и А.Г. подрались из-за того, что А.Г. сломал часть игровых автоматов в помещении клуба, наносили друг другу удары руками. Он и другие лица пытались разнять их. В это время ему на руку упал пистолет ФИО1, который он подобрал и положил себе в карман. Затем ему и его знакомому ФИО13 кто-то нанес ранения ножом и они поехали в больницу. Когда выезжали, то видели лежащего на тротуаре ФИО1. В больнице узнал, что его ударил ножом А.Г.

По заключению судебно-медицинской экспертизы причиной смерти ФИО1 явилась массивная наружная кровопотеря вследствие ранения бедренной артерии и вены. Данное повреждение квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

В кассационных жалобах осужденного и адвокатов выдвинута версия о совершении преступления в состоянии необходимой обороны. Аналогичные доводы подсудимого были предметом проверки в суде первой инстанции, суд пришел к выводу о несостоятельности данной версии и мотивировал свой вывод в приговоре. Данный вывод судебная коллегия полагает правильным.

В силу требований ч. 2 ст. 37 УК РФ защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющего или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Данных, свидетельствующих о том, что А.Г. находился в состоянии необходимой обороны от действий ФИО1, из материалов дела не усматривается. Так из показаний самого осужденного, а также свидетелей следует, что в момент нанесения А.Г. удара ножом потерпевшему, в руках последнего не было пистолета.

Поскольку какие-либо действия в отношении А.Г. в момент, непосредственно предшествовавший нанесению подсудимым ударов ножом, А. не производил, нет оснований говорить о наличии насилия или угрозы насилием в отношении А.Г., что потребовало бы активных действий со стороны подсудимого и могло бы подтвердить его версию о том, что удары потерпевшему он наносил, защищаясь от его нападения.

Вывод суда об отсутствии со стороны потерпевшего какой-либо реальной угрозы для жизни и здоровья А.Г., вопреки доводам жалоб, судом в приговоре мотивирован, соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтверждается приведенными в приговоре доказательствами.

Не нашло своего подтверждения утверждение в жалобах о высказывании со стороны потерпевшего в адрес осужденного угроз убийством.

Судом проверялись доводы о наличии со стороны осужденного самообороны, они опровергнуты доказательствами и правильно признаны несостоятельными.

Нельзя признать состоятельным утверждение в жалобах о том, что смерть потерпевшего наступила в результате неправильного оказания первой медицинской помощи, указанные доводы были проверены и обоснованно опровергнуты с приведением мотивов в приговоре.

Доводы о "случайном характере" причинения ножевого ранения опровергаются доказательствами и нельзя признать состоятельными.

Ссылка в жалобах на то, что судом установлено, что у ФИО1 имелось разрешение на ношение травматического пистолета, и что он после драки с подсудимым требовал дать ему пистолет, никоим образом не свидетельствуют о наличии в действиях осужденного необходимой обороны.

Доводы жалобы адвоката о том, что А.Г. находился в трезвом состоянии, недоказанности обратного, были предметом исследования в судебном заседании и обоснованно отвергнуты, поскольку они опровергаются показаниями свидетеля ФИО8, подтвердившего, что в тот день совместно с А.Г. употреблял спиртное.

Тщательно исследовав все доказательства, оценив их в совокупности, суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия А.Г. по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Оснований для переквалификации действий осужденного на ч. 1 ст. 114 УК РФ, исходя из совокупности исследованных доказательств по делу, не имеется.

Судебная коллегия считает, что судом правильно установлен умысел осужденного на причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, о чем свидетельствует локализация, характер примененного насилия.

Материалами дела установлена причинно-следственная связь между нанесением ФИО14 потерпевшему ФИО1 ножевого ранения и наступлением смерти.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену приговора, по делу допущено не было.

При назначении наказания судом были учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного и все обстоятельства дела. Доводы, изложенные в кассационных жалобах представителя потерпевшей, осужденного и адвокатов о том, что не все обстоятельства по делу учтены при назначении наказания, необоснованны, нет оснований полагать, что судом нарушены требования закона при назначении наказания. Как следует из приговора, все смягчающие наказание обстоятельства судом при назначении наказания учтены, в том числе и те на которые имеются ссылки в жалобах. Учтено судом, что ранее А.Г. не судим, отягчающих обстоятельств судом не установлено. Мера наказания в виде лишения свободы назначена с учетом требований ст. 62 УК РФ, мотивирована надлежащим образом и назначена в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60 УК РФ. По своему виду и размеру назначенное А.Г. наказание не является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Оснований для смягчения наказания по доводам жалоб осужденного и адвоката судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с решением суда о размере компенсации морального вреда в пользу потерпевшей ФИО1. Доводы жалобы представителя потерпевшей в этой части являются обоснованными.

Решая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд в недостаточной мере учел положения ст. 151, 1099-1101 ГК РФ, а именно требования разумности и справедливости, степень и характер причиненного потерпевшей ФИО1 нравственных страданий, фактические обстоятельства дела, а также соразмерность взысканной суммы в счет компенсации морального вреда наступившим последствиям для потерпевшей, потерявшей мужа, являвшегося единственным кормильцем ее и двоих малолетних детей.

По указанным основаниям, решение суда в части компенсации морального вреда подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство в тот же суд.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 13 июля 2010 года в отношении А.Г. в части компенсации морального вреда отменить и уголовное дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного, адвокатов Рыпалева Д.А., Сборщиковой К.Г. и представителя потерпевшего - адвоката Мотырева В.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь