Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. по делу N 33-24421

 

Судья Казаков М.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Ломакиной Л.А.,

судей Григорьевой С.Ф. и Дубинской В.К.

при секретаре Ч.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ломакиной Л.А.

дело по кассационной жалобе ЗАО "Центра Инфраструктурных Проектов" на решение Таганского районного суда г. Москвы от 21 мая 2010 года, которым постановлено:

взыскать с Закрытого акционерного общества "Центр Инфраструктурных Проектов" в пользу Б. в счет задолженности 1 230 678 руб. 87 коп. (один миллион двести тридцать тысяч шестьсот семьдесят восемь рублей восемьдесят семь копеек).

Взыскать с Закрытого акционерного общества "Центр Инфраструктурных Проектов" в доход государства государственную пошлину в размере 14 353 руб. 39 коп. (четырнадцать тысяч триста пятьдесят три рубля тридцать девять копеек),

 

установила:

 

Истец обратился в суд первой инстанции с иском к ответчику о взыскании задолженности по заработной плате, указывая в обоснование требований, что 09 ноября 2009 года он был принят на работу к ответчику на должность финансового директора. 09 марта 2010 года трудовой договор между сторонами был расторгнут по соглашению сторон.

Ссылаясь на то, что при увольнении ответчик не произвел с ним окончательный расчет, истец просил взыскать с ответчика ЗАО "Центр Инфраструктурных Проектов" задолженность в размере 1 230 678 руб. 87 коп.

Истец в судебное заседание суда первой инстанции не явился о дне слушания дела извещен своевременно надлежащим образом, направил в суд своего представителя, который исковые требования поддержал в полном объеме, настаивал на их удовлетворении.

Представитель ответчика в судебное заседание суда первой инстанции явился, иск не признал и в его удовлетворении просил отказать.

Судом постановлено указанное решение, об отмене которого просит представитель ЗАО "Центра Инфраструктурных Проектов" по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, выслушав представителя истца, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие заявителя, извещенного судом надлежащим образом как судебной повесткой под роспись (л.д. 161), так и письмом (л.д. 163), проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

В соответствии со ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

В случае спора о размерах сумм, причитающихся работнику при увольнении, работодатель обязан в указанный в настоящей статье срок выплатить не оспариваемую им сумму.

В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции было установлено, что 09 ноября 2009 года между ЗАО "Центр Инфраструктурных Проектов" в лице генерального директора Т., действующего на основании Устава, и Б. был заключен трудовой договор N 126/09-тд, согласно которому работник принимается на работу на должность финансового директора ЗАО "Центр Инфраструктурных Проектов". Непосредственным руководителем работника является генеральный директор ЗАО "Центр Инфраструктурных Проектов".

Согласно "Приложению В" к трудовому договору, работнику установлен должностной оклад в размере 200 000 руб. в месяц до вычета налогов в соответствии с действующим законодательством РФ.

Пунктом 2 данного Приложения работнику устанавливается ежеквартальная премия в размере 30% от суммы ежемесячных должностных окладов за квартал.

Пунктом 3 Приложения предусмотрено, что ежегодная премия работнику рассчитывается исходя из прибыли компании за календарный год, утвержденной Протоколом Совета директоров. Размер премии определяется решением Совета директоров. При расторжении настоящего трудового договора до утверждения Советом директоров прибыли за календарный год, годовая премия подлежит выплате в размере 130 000 руб. за каждый полный отработанный месяц в году расторжения трудового договора.

Согласно п. 4 приложения, работнику компенсируются расходы на мобильную телефонную связь и мобильный доступ в сеть Интернет; транспортные расходы в связи с выполнением служебных обязанностей в пределах г. Москвы в сумме до 20 000 руб. в месяц; медицинские расходы в сумме до 85 000 руб. в год или расходы на приобретение полиса ДМС в аналогичной сумме; расходы на представительские цели, при условии предварительного согласования цели расхода с непосредственным руководителем и предоставления оправдательных документов; расходы в связи со служебными командировками в соответствии с соответствующими нормативами и политиками работодателя.

01 марта 2010 года между ЗАО "Центр Инфраструктурных Проектов" в лице генерального директора Т., действующего на основании Решения Совета директоров и в соответствии с Уставом общества и Б. заключено дополнительное соглашение N 1, которым стороны договорились расторгнуть заключенный между работником и работодателем трудовой договор в соответствии с п. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ (по соглашению сторон) 09 марта 2010 года.

Пунктом 3 дополнительного соглашения предусмотрена обязанность работодателя в последний рабочий день работника выдать ему надлежащим образом оформленную трудовую книжку и произвести с работником расчет, который включает в себя: выплату должностного оклада работника из расчета 200 000 руб. в месяц за февраль и март, в сумме 254 545 руб. до уплаты НДФЛ, выплатить работнику премиального вознаграждения за январь и февраль 2010 года в сумме 120 000 руб. до уплаты НДФЛ, компенсация за неиспользованный работником отпуск в сумме 83 894 руб. до уплаты НДФЛ, выходное пособие в сумме 1 040 000 руб., разовая доплата к должностному окладу работника взамен компенсации понесенных работником транспортных расходов в связи с выполнением им своих служебных обязанностей в сумме 60 000 руб. до уплаты НДФЛ.

Приказом ЗАО "Центр Инфраструктурных Проектов" от 04 марта 2010 года трудовой договор с Б. был расторгнут с 09 марта 2010 года по соглашению сторон.

Данные обстоятельства нашли свое подтверждение на основании материалов дела, сторонами в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции не были оспорены.

Явившейся в судебное заседание суда первой инстанции представитель ответчика исковые требования не признал, сославшись на п. 14.3.13 Устава общества, согласно которому генеральный директор общества не вправе заключать или совершать без одобрения совета директоров или общего собрания (в случае, если такая сделка является крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью, и в соответствии с законом подлежит одобрения общим собранием акционеров) сделки и действия по заключению, изменению или прекращению трудового договора с работником(ами), находящимися в прямом подчинении у Генерального директора Общества. Представитель ответчика пояснил, что совет директоров и общее собрание акционеров своего одобрения на прекращение трудового договора на условиях, изложенных в дополнительном соглашении N 1 от 01 марта 2010 года не давали, в связи с чем указанное соглашение, в части установления истцу выходного пособия является недействительных и юридических последствий не порождает.

Суд первой инстанции обоснованно не согласился с данными доводами представителя ответчика, поскольку действующее трудовое законодательство не содержит механизма признания трудового договора (дополнительных соглашений к нему) недействительным.

Норма ст. 168 ГК РФ, на которую ссылался представитель ответчика, устанавливает, что гражданско-правовая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

Вместе с тем, согласно ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

В силу же статьи 5 ТК РФ регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами осуществляется:

трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда), состоящим из настоящего Кодекса, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права;

иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права:

указами Президента Российской Федерации;

постановлениями Правительства Российской Федерации и нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти;

нормативными правовыми актами органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения регулируются также коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.

Таким образом, регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона применения норм гражданского законодательства противоречит статье 5 Трудового кодекса РФ, не предусмотрено статьей 2 Гражданского кодекса РФ и основано на неправильном толковании ответчиком норм этих двух самостоятельным отраслей права.

При этом суд первой инстанции также правильно обратил внимание на то, что в отличие от гражданского законодательства в трудовом законодательстве отсутствует понятия недействительности трудового договора (дополнительного соглашения к нему). Это обусловлено тем, что трудовые договоры, по сути, представляют особый вид договоров, объект которых - выполнение трудовой функции с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка. Трудовое право имеет свой предмет и метод регулирования общественных отношений, отличные от предмета и метода гражданского права. Именно в силу специфики предмета и метода регулирования, а также с учетом невозможности возвращения сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора (дополнительного соглашения к нему) полностью или частично, в трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора как полностью, так и в части дополнительных соглашений к нему.

Статья 9 Трудового кодекса РФ устанавливает, что трудовые договоры не могут содержать условий, снижающих уровень прав и гарантий работников, установленный трудовым законодательством. Если такие условия включены в трудовой договор, то они не подлежат применению.

Данные положения также распространяются и на дополнительные соглашения к трудовому договору, заключенные между сторонами трудовых отношений и являющиеся неотъемлемой частью трудового договора.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что трудовое законодательство не содержит механизма признания трудового договора и соглашений к нему недействительными. В нем нет аналога ст. 168 Гражданского кодекса РФ и ее применение при разрешении настоящего спора невозможно.

Суд первой инстанции обоснованно принял во внимание то обстоятельство, что ответчик, со своей стороны частично исполнил взятые на себя по оспариваемому им дополнительному соглашению N 1 обязательства, а именно расторг с истцом трудовой договор, произвел выплату последнему денежных средств в размере 260 363 руб. 06 коп.

Истец в обоснование своих требований указывал, что ответчик обязательства, взятые им дополнительным соглашением к трудовому договору о выплате ему денежных средств исполнил не полностью. 19 марта 2010 года истец получил от ответчика денежные средства в размере 260 363 руб. 06 коп. Оставшаяся сумма, в размере 1 230 678 руб. 87 коп. была не погашена ответчиком до момента разбирательства в суде первой инстанции.

Данное обстоятельство ответчиком оспорено и опровергнуто не было, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что требования истца о взыскании с ответчика задолженности по заработной плате подлежащими удовлетворению.

При этом суд первой инстанции правильно исходил из следующего расчета.

Как указано в дополнительном соглашении N 1 от 01 марта 2010 года ответчик взял на себя обязательства по выплате истцу должностного оклада из расчета 200 000 руб. в месяц за февраль и март, в сумме 254 545 руб. до уплаты НДФЛ, выплатить премиальное вознаграждение за январь и февраль 2010 года в сумме 120 000 руб. до уплаты НДФЛ, компенсацию за неиспользованный работником отпуск в сумме 83 894 руб. до уплаты НДФЛ, выходное пособие в сумме 1 040 000 руб., разовую доплату к должностному окладу работника взамен компенсации понесенных истцом транспортных расходов в связи с выполнением им своих служебных обязанностей в сумме 60 000 руб. до уплаты НДФЛ.

Всего ответчик обязался выплатить истцу, в связи с расторжением с ним трудового договора 1 491 041 руб. 93 коп. (сумма с вычетом 13% НДФЛ). Как было установлено судом первой инстанции ответчиком истцу выплачено 260 363 руб. 06 коп.

Таким образом, задолженность ответчика перед истцом по выплате денежных средств в связи с расторжением с ним трудового договора составила 1 230 678 руб. 87 коп. (1 491 041, 93 руб. - 260 363,06 руб. = 1 230 678,87 руб.). Данную сумму суд первой инстанции обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца в счет указанной задолженности.

Удовлетворяя требования истца суд первой инстанции в соответствии со ст. 98 ГПК РФ взыскивал с ответчика в доход государства государственную пошлину в размере 14 353 руб. 39 коп.

Эти выводы суда подтверждаются материалами дела.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке. Никаких нарушений норм ГПК РФ, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Таганского районного суда г. Москвы от 21 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь