Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. по делу N 33-24523

 

Судья: Борисова И.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Горновой М.В.

судей Гороховой Н.А., Дедневой Л.В.

при секретаре К.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дедневой Л.В.

дело по кассационной жалобе представителя Б. по доверенности П. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 29 апреля 2010 года, которым постановлено:

в иске Б. к ООО "Миэль - Недвижимость" о признании права собственности на нежилое помещение, расположенное по адресу: г. Москва, М., дом <...>, корпус <...>, общей площадью 195,7 кв. м, отказать.

 

установила:

 

Б. обратился в суд к ООО "Миэль - Недвижимость" с иском о признании права собственности на нежилое помещение, расположенное по адресу: <...>, общей площадью 195,7 кв. м, ссылаясь на то, что 8 августа 2005 года между ним и ООО "Миэль - Недвижимость" был заключен договор инвестирования N <...>, предметом которого являлось привлечение его ответчиком к финансированию строительства жилого дома по адресу: <...>, на условиях предоставления ему имущественного права на получение и оформление в собственность после окончания строительства нежилого помещения, находящегося в указанном доме, имеющего следующие характеристики: секция Н (6д), оси Е, номер помещения 14, общая площадь 197, 8 кв. м; поскольку обязательства по договору им были исполнены в полном объеме, он приобрел право на данный объект недвижимого имущества.

В судебное заседание представитель истца явился, исковые требования поддержал.

Представитель ответчика в суд не явился, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом, о причинах неявки суд не известил.

Представитель третьего лица - ЗАО "Интеко" в суд явился, против удовлетворения требований истца возражал, мотивируя тем, что договор от 8 августа 2005 года с истцом не заключался, документов об исполнении договора и акта реализации не имеется, истец не понес никаких расходов по эксплуатации спорного помещения, оплата истцом была произведена уже после создания вещи, кроме того, в договоре отсутствует условие о цене, что также свидетельствует о незаключенности данного договора.

Представитель третьего лица - Правительства Москвы в суд не явился, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом.

Представитель третьего лица - МГУ им. М.В. Ломоносова в суд не явился, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом.

Представитель третьего лица - Управления Росреестра по г. Москве в суд не явился, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом.

Суд рассмотрел дело в отсутствие ответчика и неявившихся третьих лиц в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит представитель истца в кассационной жалобе.

На заседание судебной коллегии представитель ответчика и третьих лиц - Правительства Москвы, МГУ им. М.В. Ломоносова, Управления Росреестра по г. Москве не явились, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы были извещены надлежащим образом.

Судебная коллегия, в соответствии со ст. 354 ГПК РФ, полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы, выслушав представителя Б. по доверенности П., представителя третьего лица - ЗАО "Интеко" по доверенности У., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 160 ГК РФ, сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В силу ст. 161 ГК РФ, сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в письменной форме.

Согласно ст. 434 ГК РФ, договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.

Если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась.

Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 ГК РФ.

В соответствии со ст. 435 ГК РФ, офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение.

Судом по делу установлено, что 26 сентября 2002 года между МГУ им. М.В. Ломоносова и ЗАО "Интеко" был заключен инвестиционный контракт, предметом которого являлась реализация инвестиционного проекта строительства на площадке по адресу: <...> фундаментальной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова и жилого комплекса.

24 декабря 2004 года между ЗАО "Интеко" и ООО "Миэль - Недвижимость" был заключен договор соинвестирования N <...>, предметом которого являлось привлечение ООО "Миэль - Недвижимость" к долевому участию в реализации инвестиционного проекта по строительству жилого комплекса, расположенного по адресу: <...> и передача инвестором - ЗАО "Интеко" соинвестору - ООО "Миэль-недвижимость" результата инвестиционной деятельности в виде отдельных нежилых помещений.

Распоряжением Префекта ЗАО г. Москвы от 30 сентября 2005 года был утвержден акт Приемочной комиссии по приемке в эксплуатацию нежилых помещений 1-го этажа жилого дома по адресу: <...> (милицейский адрес г. Москва, <...>).

Распоряжением Префекта ЗАО г. Москвы N от 30 сентября 2005 года был утвержден акт Приемочной комиссии по приемке в эксплуатацию законченного строительством подземного гаража-автостоянки жилого дома по адресу: г. Москва, <...> (милицейский адрес г. Москва, <...>).

Распоряжением Префекта ЗАО г. Москвы N от 30 сентября 2005 года был утвержден акт Приемочной комиссии по приемке в эксплуатацию законченной строительством жилой части жилого дома по адресу: <...> (милицейский адрес <...>).

Согласно ответу Западного N 2 ТБТИ от 19 февраля 2010 года, жилое здание по строительному адресу <...> имеет официальный адрес г. Москва, <...>. Адрес зарегистрирован на основании Распоряжения Префекта ЗАО г. Москвы от 28 сентября 2004 года N <...>.

В настоящее время права на недвижимое имущество (нежилое здание) по адресу: г. Москва, <...>, площадь 195,7 не зарегистрированы, о чем свидетельствует сообщение Управления Росреестра по г. Москве.

Эксплуатирующей организацией указанного выше нежилого помещения является ООО "Юнисервис" (л.д. 104).

Согласно экспликации и поэтажному плану, спорное нежилое помещение представляет собой помещение NLXII, общей площадью 195, 7 кв. м, расположенное на первом этаже дома <...>.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и с учетом требований закона, правомерно пришел к выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку доказательства заключения между ним и ООО "Миэль - Недвижимость" договора инвестирования N <...> от 8 августа 2005 года и исполнения данного договора, истцом, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, в суд представлены не были, а представленный истцом дубликат договора инвестирования N <...> от 8 августа 2005 года (л.д. 7) подписи сторон договора не содержит, вследствие чего не может считаться заключенным.

Также суд обоснованно обратил внимание на несоответствие паспортных данных истца, содержащихся в его паспорте, паспортным данным, указанным в договоре инвестирования и не соответствие площади нежилого помещения, указанной в дубликате договора инвестирования (197,8 кв. м), площади, указанной в исковом заявлении (195,7 кв. м).

Кроме того, суд правомерно указал на то обстоятельство, что представленное истцом платежное поручение N 4407 от 11 ноября 2005 года, согласно которому Б. оплатил по договору N <...> от 8 августа 2005 года ООО "Миэль- Недвижимость" денежные средства в размере <...> руб. <...> коп., само по себе не может свидетельствовать о заключении между ним и ответчиком договора инвестирования, поскольку сам договор инвестирования, содержащий подписи сторон о достигнутом между ними соглашении по всем существенные условиям, в суд представлены не был.

Более того, в соответствии с условиями дубликата договора инвестирования N ЛП-н от 8 августа 2005 года, обязательным условием возникновения права собственности истца на указанное нежилое помещение является подписание акта о выполнении обязательств и отсутствии взаимных претензий по договору инвестирования, а также акта приема передачи помещения, однако данные документы суду представлены не были.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

При этом судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, о необходимости соблюдения которого неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, который, в частности, требует, чтобы принятое судом окончательное решение не могло быть бы оспорено. Правовая определенность подразумевает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступление от этого принципа оправданы, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

По настоящему гражданскому делу таких обстоятельств не установлено, в связи с чем судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявленных истцом требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Доводы представителя истца о том, что судом в отношении ответчика ООО "Миэль - Недвижимость" не были применены предусмотренные ст. 57 ГПК РФ санкции за не предоставление документов по запросу суда, судебная коллегия считает не состоятельными, поскольку в материалах дела имеется ответ ООО "Миэль-Недвижимость" на запрос суда (л.д. 105), согласно которому представить запрошенные судом документы (Договор инвестирования N <...> от 8 августа 2005 года, соглашение об уточнении площади помещения и проведении взаиморасчетов по обмерам БТИ, акт о выполнении обязательств по договору инвестирования N <...> от 8 августа 2005 года и Акт приема-передачи помещения) не представляется возможным, поскольку в связи с изменением фактического места нахождения ряда структурных подразделений ООО "Миэль - Недвижимость" было выявлено отсутствие части архива документов с материалами дел по сделкам с участием ООО "Миэль - Недвижимость".

Доводы представителя истца о том, что представленный истцом дубликат договора, заверенный печатью и подписью генерального директора ООО "Миэль - Недвижимость", и платежное поручение N 4407 от 11 ноября 2005 года об уплате истцом <...> руб. 64 коп. свидетельствуют о наличии между сторонами договорных отношений, судебная коллегия полагает неправомерными и не может принять во внимание, поскольку инвестиционный договор N <...> от 8 августа 2005 года сторонами не подписан, в связи с чем невозможно установить, была ли направлена воля сторон на возникновение договорных обязательств, а перечисление истцом суммы в размере <...> руб. 00 коп. не может быть признано акцептом применительно к положениям ст. 438 ГК РФ, поскольку акцептом признается совершение лицом, получившим оферту, действий по выполнению указанных в ней условий договора.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 29 апреля 2010 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя Б. по доверенности П. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь