Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. по делу N 33-24544

 

Судья Комков М.А.

 

17 августа 2010 г. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Горновой М.В.

и судей Гороховой Н.А, Дедневой Л.В.

с участием адвоката Степанищевой К.С.

при секретаре К.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Гороховой Н.А.

дело по кассационной жалобе Х.

на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 20 апреля 2010 года,

которым постановлено: отказать Х. в удовлетворении иска к Т. о признании договора пожизненной ренты недействительным, применении последствий недействительности сделки,

отменить, принятые Черемушкинским районным судом г. Москвы 04 мая 2009 года меры по обеспечению иска о наложении ареста на жилое помещение, расположенное по адресу: <...>,

 

установила:

 

Х. обратился в суд с иском к Т. о признании недействительным заключенного между сторонами 05 июля 2001 года договора пожизненной ренты, удостоверенного нотариусом г. Москвы, возврате квартиры в собственность.

В обоснование своих требований Х. указал на то, что истцом, 1917 года рождения, и ответчицей Т. 05 июля 2001 года был заключен договор пожизненной ренты, в соответствии с которым истец передал ответчице в собственность принадлежащую ему квартиру по адресу: <...> за <...> рублей с обязательством выплачивать ему ежемесячно денежную сумму в размере 4.0 минимальных размеров оплаты труда в месяц и оплатить его расходы, связанные с похоронами.

Истец указал на то, что приобрел спорную квартиру в 1999 году по договору купли-продажи, имея намерение поселиться неподалеку от своих родственников.

В июне 2001 года ответчица (соседка по прежней квартире) предложила ему в обмен на его квартиру предоставлять иждивение и содержание, в том числе питание и лекарства, осуществлять за ним уход и оказывать помощь по хозяйству, и убедила его заключить с ней об этом договор. Полагая, что это позволит ему не обременять собой родственников, он согласился. Договор был нотариально удостоверен.

По данным ГУ ИС района Теплый Стан, договор не зарегистрирован, данные о собственнике не изменились, собственником квартиры до настоящего времени числится он, как это видно из Карточки учета собственника от 18.03.2009 г. Ответчица не предоставила истцу его экземпляр договора, зарегистрированный в установленном порядке. В силу своей малограмотности, престарелого возраста, перенесенного психического заболевания, плохого состояния здоровья он не знал каким образом может получить свой экземпляр договора и какие меры предпринять в защиту свои прав.

После получения представителем истца дубликата договора в феврале 2009 года истцу стало понятно, что он не только не содержит условий о содержании и иждивении, о которых стороны договаривались, но и в таком усеченном виде не исполняется.

В договоре указана многократно заниженная оценка квартиры, которая более чем в десять раз меньше ее реальной рыночной стоимости на период передачи квартиры. Так, согласно справке официального сайта ЦБ РФ курс доллара США составлял на 05.07.2001 г. 29.18 рублей. Таким образом, стоимость квартиры признана эквивалентной примерно <...> долларов США, а в сопоставлении со стоимостью квартиры рента определена в ничтожном размере. Никакой помощи ответчица истцу не оказывала и не оказывает, иждивения и содержания не предоставляет, все свои нужды истец продолжал обеспечивать сам с помощью родной сестры, других родственников и знакомых.

Истец указал на то, что ответчица договор не исполняла и не исполняет, ремонта в квартире не производила, рентные платежи на сберегательную книжку не перечисляла. Изредка посещала истца, при этом, с его слов, приносила ему на подпись какие-то бумаги, сути которых и содержания истец не знает, в силу частичной глухоты, плохого зрения, постоянных головных болей и приема лекарств. Финансовую и иную помощь истцу оказывают родственники (сестра, ее дочь, зять, внуки), они же посещают истца в больнице, приобретают продукты, медикаменты, бытовые товары, помогают по дому.

Истец лишен информации об оплате ответчицей коммунальных услуг, поскольку расчетные книжки ответчица у него изъяла без его согласия и отказалась вернуть.

Согласно указанному договору, ответчица обязалась в обмен на квартиру выплачивать истцу пожизненную ренту ежемесячно (ст. 7), нести расходы по ремонту, эксплуатации и содержанию квартиры, дома и придомовой территории (ст. 10).

Х. указал на то, что неоплата ответчицей ренты, отсутствие ухода, материальной и иной помощи истцу, безразличное отношение к истцу со стороны ответчицы доказывают факт обмана истца последней при заключении договора. Обман был направлен на завладение квартирой престарелого гражданина за многократно заниженную плату под обещания оказания истцу физической и материальной помощи, предоставление содержания с иждивением.

При этом договор фактически был заключен о другом предмете, хотя истец, будучи престарелым (84 года) и тяжелобольным человеком, имел намерение заключить договор не с целью получения минимальных рентных выплат, которые никак не улучшили и не могли улучшить его материального положения, а в первую очередь нуждаясь в получении физической помощи, ухода, оплаты лекарств, предоставления продуктов питания.

Истец в силу возраста, одиночества, целого ряда хронических заболеваний, в том числе неврологического, сниженных слуха и зрения, малограмотности, перенесенного психического заболевания является человеком легко внушаемым и доверчивым, мог быть легко подвергнут обману и проявить неосмотрительность в распоряжении своим имуществом.

В ходе рассмотрения дела Х. уточнил исковые требования и просил признать заключенный 05 июля 2001 года с Т. договор пожизненной ренты недействительным, применить последствия недействительности сделки, возвратить ему в собственность спорную квартиру, указывая на то, что данный договор подлежит признанию недействительным, поскольку он отрицает заключение договора с Т. в установленном порядке в помещении конторы нотариуса, утверждает, что договор ему привезли на дом и дали подписать, он договор не читал и вслух ему договор не зачитывался. Истец на руки договор не получал, в его распоряжении нет экземпляра рентополучателя.

При этом, как это видно из Карточки учета собственника, полученной представителем истца 18.03.2009 г. договор в ГУ ИС района Теплый Стан не был зарегистрирован. В результате данные о собственнике в ГУ ИС района Теплый Стан не изменялись, собственником квартиры на 18.03.09 все еще числился истец, коммунальные платежи выписывались на имя истца, а оплата коммунальных платежей производилась от имени истца и с учетом предоставленных ему как ветерану и инвалиду льгот.

В этой связи ни сам истец не понимал и не мог бы установить из доступных источников, что квартира фактически перешла в собственность другого лица, ни родственники истца не располагали сведениями о передаче им спорной квартиры ответчице.

В силу своей малограмотности, престарелого возраста, перенесенного ранее психического заболевания, стабильно плохого состояния здоровья истец не понимал происходящего, не отдавал себе отчета в том, что лишен принадлежащей ему квартиры.

После получения представителем истца дубликата договора в феврале 2009 года истцу стало понятно, что им подписан договор, который не только не обеспечивает его интересы, но и в таком усеченном виде не исполняется.

В договоре указана многократно заниженная оценка квартиры, которая в несколько раз меньше ее реальной рыночной стоимости на период передачи квартиры.

Так, согласно справке официального сайта ЦБ РФ курс доллара США составлял на 05.07.2001 <...> рублей. Таким образом, стоимость квартиры в соответствии со спорным договором признана эквивалентной примерно <...> долларов США, что не соответствует действительности. В сопоставлении со стоимостью квартиры рента определена в ничтожном размере.

Согласно указанному договору, ответчица обязалась в обмен на квартиру выплачивать истцу пожизненную ренту ежемесячно (ст. 7), нести расходы по ремонту, эксплуатации и содержанию квартиры, дома и придомовой территории (ст. 10), однако свои обязательства она не исполняла и не исполняет. Никакого альтернативного содержания и иждивения истцу ответчица не предоставляла. Начала уплату денежных сумм на счет истца в Сбербанке после того, как истец потребовал у нее возвратить квитанции по коммунальным платежам, очевидно с целью создания видимости исполнения по договору. Перечисляемых ею средств истец не получает и ими не пользуется.

Х. указал на то, что Т. его посещала изредка, при этом, с его слов, приносила ему на подпись какие-то бумаги, сути которых и содержания истец не знает, в силу частичной глухоты, плохого зрения, постоянных головных болей и приема лекарств. Деньги на оплату коммунальных услуг ответчица получала от истца, оплату производила от его имени и с использованием его льгот как ветерана Великой Отечественной войны и инвалида 1 группы.

Финансовую и иную помощь истцу оказывают родственники (сестра, ее дочь, зять, внуки), они же посещают истца в больницах, приобретают продукты, медикаменты, бытовые товары, помогают по дому. Никакой существенной помощи ответчица истцу не оказывала и не оказывает, иждивения и содержания не предоставляет, все свои нужды истец продолжал обеспечивать с помощью родной сестры, других родственников.

Кроме того, в обоснование своих требований истец указал на то, что из медицинских документов усматривается, что он является инвалидом 1 группы, страдает в течение нескольких десятилетий целым комплексом заболеваний, в том числе головокружения, головные боли, депрессия, астения, атеросклероз сосудов головного мозга, болезнь Меньера, травматическая энцефалопатия, неврастения, ишемическая болезнь сердца, стенокардия, вегетоневроз, деформирующий артроз, деформирующий спондилез межпозвоночных суставов, остеохондроз.

Также на возможности его восприятия, контактность с другими людьми значительно влияют сильная близорукость и глухота, шум в ушах, отмечающиеся в амбулаторной карте на протяжении более чем двадцати лет.

Возможные причины заболеваний кроются в том, что в годы войны истец получил контузию и ранение в область головы.

Болевые ощущения, постоянный прием лекарств, сопутствующие истцу на протяжении ряда десятилетий, также не могли не оказывать влияния на его психический статус.

Действия ответчицы были направлены на завладение квартирой престарелого, не отдающего отчета в своих действиях гражданина за многократно заниженную плату. Очевидно, что истец, будучи престарелым (84 года), малограмотным и тяжелобольным человеком с психическими отклонениями и нарушениями восприятия, не мог правильно оценивать происходящее, отдать себе отчет в том, что в обмен на минимальные рентные выплаты, которые никак не улучшили и не могли улучшить его материального положения, обеспечить его нужду в уходе, оплате и получении лекарств, продуктов питания, оплате коммунальных услуг, он лишается собственности.

В силу глубоко престарелого (84 года) возраста, одинокого проживания, малограмотности, целого ряда хронических заболеваний, в том числе неврологических и психиатрических, резко сниженных слуха и зрения, сниженного контакта, истец являлся человеком легко внушаемым и доверчивым, не мог адекватно воспринять сложный юридический документ - договор ренты, понять смысл и значение юридических терминов и положений закона, осознать последствия сделки и оценить возможные альтернативы ей, здраво оценивать обстановку на рынке жилья, выгоды и риски положения рентополучателя. Следовательно, он не отдавал себе отчета в совершаемых действиях, не понимал их значения и не мог руководить ими.

В судебном заседании Х. и его представители иск поддержали по изложенным в уточненном заявлении обстоятельствам.

Ответчица Т. иск не признала, в обоснование своих возражений указала на то, что считает иск необоснованным, не подлежащим удовлетворению, указывая на то, что сделка заключена в соответствии с требованиями действующего законодательства, ответчица со своей стороны выполнила все обязательства по оспариваемой сделки. Заключая оспариваемую сделку, истец находился в нормальном состоянии, мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Ссылаясь на отсутствие каких-либо доказательств, подтверждающих наличие оснований, предусмотренных ГК РФ для признания сделки недействительной, просила отказать в удовлетворении заявленных исковых требований.

При этом ссылалась на то, что в момент заключения сделки истец полностью отдавал отчет своим действиям, руководил ими, сделка соответствовала его волеизъявлению.

Данный вывод можно сделать из действий, произведенных Х., как до заключения договора, так и во время его исполнения.

В июне 2001 года Х. по собственному желанию обратился в организацию ООО "Аре - Благотворительность" с просьбой об оказании услуг по заключению договора пожизненной ренты. При этом ему были предложены на выбор два вида договора пожизненного содержания с иждивением и пожизненной ренты, подробно разъяснена разница между ними.

Х. выбрал договор пожизненной ренты, т.к. нуждался в материальной помощи. Она также обращалась в эту организацию за посреднической помощью в заключение договора ренты. Ее познакомили с Х. и они договорились о заключении договора. Сбором всех необходимых документов занимался сам истец.

Это подтверждается документами, связанными с заключением договора, в которых Х. в ясной и доступной пониманию форме выражено желание заключить именно договор пожизненной ренты, оговорены все его условия.

Заявлением Х. от 21 июня 2001 года о том, что он просит о заключении именно договора пожизненной ренты на оговариваемых условиях (80.000 рублей единовременно, 4 МРОТ ежемесячно). Также следует учесть, что тогда же, т.е. 21.06.2001 года ему было разъяснено положение статей Гражданского Кодекса РФ, касающиеся договора, передана копия для ознакомления.

04 июля 2001 года Х. был представлен проект договора, полностью идентичный будущему договору, в котором были оговорены все его условия, проект был им прочитан и подписан, замечаний не было. Отзывом Х. о работе "Аре - Благотворительность" с указанием, что им получены разъяснения от нотариуса. Распиской истца о получении денежной выплаты от плательщика ренты - Т.

Все представляемые документы написаны или заполнены собственноручно самим истцом, при этом Х. хорошо себя чувствовал, вел себя адекватно, ясно и осознанно выражал намерение заключить договор.

Таким образом, Х. полностью отдавал себе отчет, какую именно сделку и на каких условиях он заключает.

Условия договора со стороны плательщика ренты полностью выполнялись на протяжении 8-ми лет, права и интересы рентополучателя ни чем не были нарушены.

Сумма, подлежащая выплате, постоянно увеличивалась, с июля 2008 года истец получал уже по <...> рублей ежемесячно.

Это обстоятельство подтверждается предоставляемыми ответчицей документами по исполнению договора.

Из этих документов следует, что Х. осознанно принималось исполнение договора. Никаких претензий, связанных с исполнением договора им не предъявлялось.

В соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по недействительным сделкам установлен в один год. На момент подачи иска Х. он истек (прошло около 8 лет). При этом срок давности начинает течь со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Ответчица Т. указала на то, что Х. знал о совершаемой им сделке, он лично писал все заявления, читал проект договора, присутствовал на его подписании. Кроме того, нотариус читал договор вслух. На основании п. 2 ст. 199 ГК РФ просила применить к иску Х. исковую давность.

Помимо этого, ответчица указала на то, что утверждение истца о том, подписывая Договор пожизненной ренты от 05 июля 2001 года он не понимал значение своих действий, не соответствует действительности.

В июне 2001 года она обратилась в посредническую компанию "АРС-Благотворительность" с просьбой подбора варианта для заключения Договора пожизненной ренты. Ей были разъяснены условия приобретения квартиры по договору пожизненной ренты. После подбора варианта квартиры по адресу: <...>, ей было предложено посмотреть квартиру, познакомиться с хозяином квартиры Х. Представитель "АРС - Благотворительность" представил их друг другу и еще раз подробно рассказала об условиях заключения сделки, правах и обязанностях сторон. При этом Х. вел себя абсолютно адекватно, производил впечатление разумного и доброжелательного человека, ясно и четко осознавал, какой договор желает заключить.

5 июля 2001 г. Х., представитель "АРС - Благотворительность" и она встретились в помещении нотариальной конторы.

Нотариус С. разъяснил обеим сторонам сделки их права и обязанности, зачитал договор вслух, разъяснил положения законодательства, касающиеся данного договора. После чего договор был удостоверен.

Х. соглашался со всеми пунктами договора, не высказывался о непонимании происходящего и совершенно четко отвечал за свои действия. После подписания договора им еще раз разъяснили процедуру государственной регистрации договора. Они обменялись телефонами и вместе ехали домой в метро, т.к. оба жили на Калужско-Рижской линии метрополитена.

Когда она в первый раз приехала к Х., чтобы выплатить ему ренту и забрать квитанции на квартплату, спросила, не жалеет ли он о заключенной сделке, на что Х. ответил, что у него имелся денежный долг, и что ему нужны деньги. Из разговора она поняла, что долг образовался из-за переезда Х. с прежнего места проживания, что надеяться ему не на кого. У единственной близкой родственницы - сестры и у ее детей жилье есть, поэтому, как она поняла, он со спокойной совестью решил заключить договор пожизненной ренты.

При посещении Х. он всегда был очень приветлив. Когда передавал ей квитанции на оплату коммунальных услуг (квартплату, эл./энергию, телефон, домофон), говорил, что "...это теперь твои документы", а при разговоре не раз повторял "...какая у тебя хорошая квартира". Таким образом, он ясно осознавал, что заключил договор с ней и она стала собственницей его квартиры.

Ответчица указала на то, что у нее имеются расписки об оплате рентных платежей. Размер ренты она ежегодно увеличивала. С июля 2008 года ежемесячная рента составляет <...> рублей. Квитанции об оплате ей коммунальных услуг хранятся у нее, а также имеются расписки о выплате компенсации затрат по уплате коммунальных платежей.

Х. очень заботился о своем здоровье. По его словам, он ходил за родниковой водой и использовал ее для питья и приготовления пищи, моржевал, зимой спал с открытой балконной дверью, по утрам занимался зарядкой, принимал контрастный душ. Он много читал литературы о здоровом образе жизни и давал ей почитать. Приобрел лампу Чижевского, соляную лампу, ортопедический воротник, магнитные стельки, принимал биодобавки.

Она всегда предлагала ему свою помощь, предлагала нанять сиделку по уходу, если потребуется. Х. несколько раз обращался к ней за помощью по поводу ремонта. Она нанимала мастера для ремонта балконной двери, настенной плитки в ванной.

Последний раз она посещала Х. в конце января 2009 года. Как обычно сделала влажную уборку, пропылесосила ковровые дорожки, вытерла пыль с мебели. Затем заплатила ренту за январь и февраль 2009 г., взяла квитанции за декабрь, январь.

В течение марта месяца пыталась дозвониться до Х., чтобы согласовать время ее визита (без предварительной договоренности она никогда не приезжала), но телефон молчал. Тогда она решила поехать и проверить, что же случилось. В замочную скважину она увидела, что ключ вставлен изнутри в замок. Стала звонить в дверь, но ей никто не открыл. Соседка сказала, что видела его с бабушкой. В апреле ей удалось дозвониться по телефону до Х., но ей ответили грубым голосом, что "...М. нет дома".

14.04.2009 г. она отправила в его адрес телеграмму с текстом: Уважаемый М.Г. в связи с отсутствием доступа в занимаемое Вами жилое помещение и невозможностью передать Вам наличными ренту, компенсацию абонентской платы за телефон, компенсацию оплаты электроэнергии, помощь в эксплуатации и содержании квартиры, вынуждена переводить ренту и остальные платежи почтовыми переводами. Подтверждаю готовность продолжать исполнение договора в полном объеме". В уведомлении указано, что телеграмма вручена племяннику.

16.04.2009 г. она отправила почтовым переводом сумму <...> рублей ренту за март и компенсацию квартплаты за февраль в адрес Х. Через месяц перевод вернулся.

13.05.2009 г. она отправила в его адрес телеграмму с текстом: Уважаемый М.Г. После заключения договора ренты Вы просили не переоформлять финансово-лицевой счет по квартире, вы хотели сами оплачивать коммунальные платежи и получать компенсацию от меня. В связи с невозможностью передать вам наличными компенсацию расходов по Коммунальным платежам я переоформила финансово-лицевой счет. Впредь все платежи я буду осуществлять непосредственно на расчетный счет эксплуатирующей организации. Подтверждаю готовность продолжать исполнение договора в полном объеме". В уведомлении указано, что телеграмма не была доставлена, квартира закрыта, адресат по извещению не явился.

26.05.2009 г. она отправила почтовым переводом сумму <...> рублей ренту за март, апрель, но 02.07.2009 г. перевод вернулся.

11.07.2009 г. она открыла вклад в Сбербанке России на имя Х. в сумме <...> рублей (рента за март, апрель, май, июнь, июль).

Вклад будет ежемесячно пополнять на сумму ренты.

После переоформления финансово-лицевого счета на свое имя ежемесячно получает квитанции в ЕРЦ района "Теплый Стан" на оплату квартплаты. Имеется справка об отсутствии задолженности от 23.06.2009 г.

В настоящее время ей стало известно, что такая резкая перемена в отношении Х. к ней и заключенному договору связана с появлением его сестры и племянника, которые буквально захватили квартиру истца и спровоцировали его обращение в суд.

Таким образом, считает настоящий иск необоснованным и не подлежащим удовлетворению.

Проверив материалы дела, выслушав адвоката Степанищеву К.С. в интересах истца, объяснения представителя Х. - Е., объяснения Т., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор, суд пришел к правомерному выводу о необоснованности заявленных Х. требований. Такое суждение по делу является правильным, поскольку оно соответствует установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего законодательства.

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно ст. 177 ГПК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Отказывая Х. в иске, суд правильно исходил из того, что его доводы не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

При этом суд принял во внимание, что каких-либо доказательств в порядке ст. 56 ГПК РФ, в подтверждение своих доводов истец суду не представил.

Судом установлено, что Х. являлся собственником жилого помещения, расположенного по адресу: <...>.

05 июля 2001 года между Х. (получатель ренты) и Т. (плательщик ренты) был заключен договор пожизненной ренты, по условиям которого получатель ренты передает в собственность плательщику ренты принадлежащую гр. Х. по праву собственности квартиру, находящуюся по адресу: <...>, за <...> рублей.

Указанная квартира состоит из одной жилой комнаты, имеет общую площадь 38,9 (тридцать восемь целых и девять десятых) кв. м, в том числе без учета лоджий, балконов, прочих летних помещений 34,9 (тридцать четыре целые и девять десятых) кв. м, жилую площадь 19,3 (девятнадцать целых и три десятых) кв. м.

Инвентаризационная стоимость указанной квартиры составляет <...> руб. 00 коп. согласно справке N 11764 от 2 6.06.2001 г., бланк серии АА N 388711, выданной ТБТИ Юго-Западное Московского городского бюро технической инвентаризации.

По согласию сторон квартира оценена в <...> рублей 00 коп.

Указанная квартира передана за <...> рублей, которые получатель ренты гр. Х. получил от плательщика ренты Т. до подписания договора у нотариуса.

Плательщик ренты Т. в обмен на полученную в собственность квартиру обязуется ежемесячно выплачивать получателю ренты гр. Х. денежную сумму в размере 4,0 (четыре целые и ноль десятых) минимальных размеров оплаты труда в месяц, что на момент подписания настоящего договора составляет <...> руб. 00 коп. в течение его жизни и оплатить расходы связанные с похоронами.

Указанную сумму плательщик ренты обязуется выплачивать получателю ренты по окончании каждого месяца. Плательщик ренты обязуется сохранить в бесплатном пожизненном пользовании Получателя ренты указанную квартиру, а также не проживать и не регистрироваться самому и исключить проживание и регистрацию третьих лиц в указанной квартире. Получатель ренты обязуется исключить проживание и регистрацию третьих лиц в указанной квартире.

Разрешая спор, судом с целью проверки утверждения истца Х. о том, что при заключении договора пожизненной ренты он находился в таком состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, была назначена судебно-психиатрическая экспертиза.

Согласно заключения комиссии экспертов отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз при Московской клинической психиатрической больнице N 1 им. Н.А. Алексеева от 03 марта 2010 года (л.д. 103 - 110) у Х. на момент заключения договора пожизненной ренты в 2001 года обнаруживалось органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями (посттравматический, сосудистый генез). Об этом свидетельствуют данные анамнеза и медицинской документации о неоднократных ЧМТ, с последующим возникновением церебрастенической симптоматики (головные боли, головокружения), наличии сосудистой патологии на протяжении многих лет (ИБО, стенокардия 2ФК, гипертоническая болезнь 2 ст., ЦВБ, хроническая ишемия головного мозга, вертебробазилярная недостаточность), явившихся причиной эмоциональной лабильности, личностных особенностях в виде конфликтности, склонности к сутяжничеству, когнитивных нарушениях, в виде тугоподвижности мышления, обстоятельности, в сочетании со снижением памяти, зарегистрированных в 1984 г., а также о выявленных при настоящем клиническом психиатрическом освидетельствовании выраженных нарушениях памяти, мышления, критических способностей. Однако, в связи отсутствием в медицинской документации описания психического состояния Х. в интересующий суд период определить степень выраженности имеющихся у него психических нарушений и решить вопросы о том, мог ли он понимать значение своих действий и руководить ими на момент подписания договора пожизненной ренты 05.07.2001 г. не представляется возможным.

Суд правомерно исходил из того, что не имеется оснований не доверять данному экспертному заключению, поскольку данная экспертиза проведена с соблюдением установленного процессуального порядка, лицами, обладающими специальными познаниями для разрешения поставленных перед ними вопросов и имеющими длительный стаж экспертной работы. Экспертному исследованию был подвергнут необходимый и достаточный материал, содержащийся в медицинских документах и материалах гражданского дела.

Учитывая изложенное, суд пришел к правильному выводу о том, что требование истца о признании недействительным договора пожизненной ренты, заключенного 05 июля 2001 года с Т., удовлетворению не подлежит, поскольку истцом не представлено доказательств в подтверждении того обстоятельства, что в момент совершения спорной сделки он находился в таком состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, тогда как в силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований.

Разрешая спор, суд принял во внимание, что во что в ходе судебного разбирательства нашел подтверждение тот факт, что сделка заключена в соответствии с требованиями действующего законодательства, то есть отсутствуют какие-либо доказательства подтверждающие наличие оснований, предусмотренных ГК РФ для признания сделки недействительной.

Суд правильно исходил из того, что доводы истца о неисполнение стороной договора пожизненной ренты не может являться основанием для признания договора недействительным.

Данные выводы суда основаны на исследованных материалах, мотивированы и соответствуют собранным по делу доказательствам и требованиям действующего законодательства.

При таких обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным.

Изучение материалов дела не дает оснований признать состоятельными доводы кассационной жалобы для отмены решения суда.

Возникшие между сторонами правоотношения судом определены правильно, применен надлежащий материально-правовой закон, представленные доказательства оценены с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, то есть в их совокупности и взаимосвязи.

Процессуальные действия судьи в части движения дела, сбора доказательств и их оценки основаны на законе и не могут быть признаны как необъективный подход к рассмотрению дела.

Доводы кассационной жалобы истца не содержат предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке и по существу направлены к иной оценке собранных по делу доказательств и на иное толкование норм права.

В кассационной жалобе не содержится обстоятельств, опровергающих выводы суда и нуждающихся в дополнительной проверке.

Никаких нарушений норм материального или процессуального права, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 20 апреля 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Х. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь