Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. по делу N 33-25596

 

Судья Гончарова В.И.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Климовой С.В.

и судей Лемагиной И.Б., Гончаровой О.С.,

с участием прокурора Мирошниченко В.С.,

при секретаре Б.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Климовой С.В.

гражданское дело по кассационным жалобам Г.Г., В.Г., ООО КБ "Москоммерцбанк", ОСАО "Ингосстрах" на решение Люблинского районного суда города Москвы от 23 апреля 2010 года, которым постановлено:

иск В.В., Я., С.А., К.Г.Я., К.Г.Е., П. к Н.Н.П., К.Э.И., З.М., В.Г., Г.М., В.Э., В.Н., УФРС по г. Москве, ООО КБ "Москоммерцбанк" о признании недействительными договоров купли-продажи, кредитного договора, признании недействительными права собственности на квартиру, признании недействительной государственной регистрации ипотеки, недействительной регистрации права собственности, признании права общедолевой собственности, истребовании квартиры из незаконного владения и выселении, снятии с регистрационного учета удовлетворить частично;

признать недействительным - ничтожным с момента совершения договор купли-продажи квартиры <...> в г. Москве, общей площадью 58,2 кв. м, кадастровый номер <...>, заключенный 07 февраля 2005 года между М.А.Л. и Н.Н.П., зарегистрированный 09.03.2005 в ГУФРС по г. Москве в реестре за N <...>;

истребовать от В.Г. и Г.М. в пользу В.В., Я., С.А., К.Г.Я., К.Г.Е., П. жилое помещение - квартиру <...> в г. Москве, общей площадью 58,2 кв. м, признав право общедолевой собственности за П. и К.Г.Е. по 1/10 доли квартиры за каждой, за В.В., Я., С.А., К.Г.Я. по 1/5 доли за каждым на спорную квартиру;

признать недействительным кредитный договор N <...> от 12.01.2007 года между ООО КБ "Москоммерцбанк" и В.Г., Г.М.;

выселить В.Г., Г.М., В.Э., В.Н. из квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, <...>;

решение является основанием для УФМС по г. Москве для снятия с регистрационного учета В.Г., Г.М., В.Э., В.Н. из квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, <...>;

решение является основанием для погашения записи о праве собственности В.Г., Г.М., на квартиру <...> в городе Москве, состоящей из трех комнат, имеющей общую площадь, без учета лоджий и балкона 56,5 кв. м, жилую площадь - 37,3 кв. м в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и регистрации записи о праве собственности за П. и К.Г.Е. по 1/10 доли квартиры за каждой, за В.В., Я., С.А., К.Г.Я. по 1/5 доли за каждым на спорную квартиру;

в остальной части исковых требований отказать;

исковые требования В.Г., Г.М. к В.В., Я., С.А., К.Г.Я., К.Г.Е., П. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство удовлетворить;

признать недействительными свидетельства о праве на наследство, выданные нотариусом З.И. В.З. 15.02.2007, Я. 15.02.2007, С.А. 21.02.2007, К.Г.Я. 21.02.2007, К.Г.Е. 15.02.2007, П. 22.02.2007,

 

установила:

 

Я., С.А., К.Г.Я., К.Г.Е., П., В.В. (как правопреемник умершей В.З.), обратились в суд с вышеуказанным иском к Н.Н.П., К.Э.И., З.М., В.Г., Г.М., В.Э., В.Н., Управлению Федеральной регистрационной службы по Москве, ООО КБ "Москоммерцбанк", ссылаясь на то, что спорная квартира <...> в г. Москве принадлежала М.А.Л., наследниками которого являются истцы. Указанная квартира продана от имени М.А.Л. на основании поддельных документов Н.Н.П., а от нее, по ряду сделок, иным ответчикам: К.Э.И., З.М., В.Г. и Г.М. Совершенные ответчиками сделки купли-продажи квартиры являются недействительными, поскольку воля умершего М.А.Л. на отчуждение квартиры не была выражена. Указали, что приняли наследство в установленном законом порядке, получив свидетельства о праве на наследство по закону. Полагали, что также недействительным является основанный на данных сделках кредитный договор, заключенный В.Г. и Г.М. с ООО КБ "Москоммерцбанк" с целью получения денежных средств на покупку квартиры. В обоснование требований заявители сослались, в частности, на положения ст. ст. 167, 168, 301, 302, 1152 ГК РФ (т. 4 л.д. 10).

Ответчики В.Г. и Г.М. подали встречный иск к П., В.З. (правопреемник - В.В.), Я., К.Г.Я., К.Г.Е. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону на доли квартиры, поскольку к моменту выдачи данных свидетельств в феврале 2007 года квартира уже находилась в собственности В.Г. и Г.М. с 19.01.2007 года на основании договора купли-продажи.

В соответствии с определением Люблинского районного суда г. Москвы от 23.10.2009 произведена замена истца В.З. в связи с ее смертью на правопреемника В.В. (т. 3 л.д. 235).

В судебном заседании истцы В.В., Я., С.А., П. и их представители по доверенности С.М. и С.С. исковые требования поддержали, требования встречного иска не признали.

Ответчик В.Г. и ответчик Г.М., действующая, кроме того, как законный представитель несовершеннолетней В.Н., а также их представитель по доверенности Н.М.И., исковые требования не признали, настаивали на удовлетворении встречного иска. Считали себя добросовестными приобретателями в связи с заключением договора ипотеки квартиры с ООО КБ "Москоммерцбанк", поскольку банк проверял законность сделки. Заявили о пропуске истцами срока исковой давности по иску об истребовании квартиры из чужого незаконного владения.

Представитель ответчика ООО КБ "Москоммерцбанк" по доверенности Г.Р. иск не признал, указав, что истцами выбран ненадлежащий способ защиты нарушенных прав, а срок исковой давности по требованиям о виндикации имущества пропущен.

Представляющая интересы третьего лица - ОСАО "Ингосстрах" - по доверенности С.Ю. не признала поданный В.В., Я. и др. иск, в том числе, по основаниям пропуска срока исковой давности.

Истцы по первоначально заявленному иску К.Г.Я., К.Г.Е., ответчики Н.Н.П., З.М., В.Э., К.Э.И. и третьи лица по делу: УФМС г. Москвы, Управление Росреестра по Москве, нотариус З.И. в судебное заседание не явились, о времени и месте его проведения извещались, в том числе через представителей.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просят Г.Г., В.Г. по доводам кассационной жалобы подписанной представителем по доверенности Н.М.И., ООО КБ "Москоммерцбанк" по доводам жалобы представителя по доверенности Г.Р., а также ОСАО "Ингосстрах" по доводам кассационной жалобы представителя С.Ю.

В заседании судебной коллегии С.М., представляющий по доверенности интересы истцов В.В., Я., С.А., К.Г.Я., К.Г.Е., П., возражал против удовлетворения кассационных жалоб, просил оставить решение суда без изменения.

В.Г., Г.М., а также представляющая их интересы по доверенности Н.М.И. и представитель Г.М. по доверенности Н.Н.И., доводы поданной кассационной жалобы поддержали, просили отменить обжалуемое решение суда.

М.А.Н., как доверенное лицо ОСАО "Ингосстрах", Г.Р., представляющий интересы ООО КБ "Москоммерцбанк", доводы кассационных жалоб поддержали.

Явившиеся в судебное заседание ответчики Н.Н.П., К.Э.И., В.Э. и представляющая интересы ответчика З.М. адвокат Рыженина И.А. полагали жалобы обоснованными.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения явившихся лиц, мотивированное заключение прокурора, полагавшего, что имеются основания для отмены решения суда в части признания недействительным кредитного договора, заключенного между ООО КБ "Москоммерцбанк" и В.Г., Г.М., судебная коллегия считает, что решение суда в части признания недействительным кредитного договора N <...>, Г.М. подлежит отмене, в остальной части заявленных требований оснований для отмены или изменения решения суда судебная коллегия не усматривает в связи со следующим.

Как следует из материалов дела и установлено судом, спорная квартира <...> в г. Москве на основании договора передачи квартиры в собственность N <...> от 14.05.2004 года принадлежала М.А.Л., который умер 28.10.2005.

Наследниками М.А.Л. по закону в соответствии с п. 2 ст. 1144 ГК РФ являлись К.Г.Е. и П., как двоюродные сестры по праву представления, а также В.З., Я., С.А. и К.Г.Я. на основании п. 1 ст. 1144 ГК РФ, как полнородные сестры матери наследодателя М.Ф.Я. После смерти М.А.Л. указанные лица в установленном законом порядке, обратились с заявлением к нотариусу о принятии наследства и получили 15 и 21 февраля 2007 свидетельства о праве на наследство по закону на соответствующую долю в наследуемой квартире (т. 4 л.д. 82 - 86).

Согласно материалам дела спорная квартира продана М.А.Л. 07.02.2005 Н.Н.П. (т. 1 л.д. 134), в последующем реализована Н.Н.П. на основании договора купли-продажи от 30.03.2006 К.Э.И. (т. 1 л.д. 138), от нее - на основании договора купли-продажи от 19.10.2006 - З.М. (т. 1 л.д. 142), и в конечном итоге - на основании договора купли-продажи от 12.01.2007 - Г.М. и В.Г. (т. 1 л.д. 146).

Для покупки квартиры ее последние приобретатели Г.М. и В.Г. использовали денежные средства, полученные в рамках кредитного договора N <...> от 12.01.2007 года с ООО КБ "Москоммерцбанк". Обязательства заемщиков по возврату денежных средств в соответствии с указанным договором обеспечены залогом спорной квартиры (т. 2 л.д. 87 - 94). Кроме того, 12.01.2007 года между В.Г., ООО КБ "Москоммерцбанк" и ОСАО "Ингосстрах" заключен договор комплексного ипотечного страхования, в том числе, по страховому событию потери имущества в результате прекращения права собственности (т. 2 л.д. 194 - 197).

Как правильно установлено судом первой инстанции, первоначальная сделка по купле-продаже спорной квартиры от 07.02.2005, заключенная от имени М.А.Л. с Н.Н.П., является недействительной, как не соответствующая требованиям закона, поскольку собранными по делу доказательствами установлено, что М.А.Л. сделку не совершал, договор купли-продажи не подписывал, волеизъявление собственника на отчуждение имущества отсутствовало.

Указанные обстоятельства подтверждены заключением судебно-почерковедческой экспертизы от 12.11.2008, проведенной ГУ Российский Федеральный Центр Судебной Экспертизы при Минюсте РФ, в соответствии с которым рукописная запись и подпись в доверенности от имени М.А.Л. от 30.01.2005 на совершение регистрационных действий и в договоре купли-продажи квартиры от 07.02.2005 выполнены не М.А.Л., то есть ему не принадлежат (т. 3 л.д. 18).

Выводы экспертизы, как правильно определил суд, согласуются с другими доказательствами по делу, являются обоснованными, мотивированными, а также допустимыми.

Согласно п. 4 ст. 19 ГК РФ приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается.

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).

При этом, в силу пункта 3 статьи 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка).

Установленные судом обстоятельства оформления сделки со спорной квартирой не самим М.А.Л., а иным лицом от его имени, свидетельствуют о том, что указанная квартира выбыла из владения М.А.Л. помимо его воли.

Доводы ответчиков по первоначально заявленному иску об ином, в частности о желании М.А.Л. продать спорную квартиру, поскольку он лично отдавал документы на регистрацию сделки купли-продажи квартиры в регистрационный орган, нашли мотивированную оценку в решении суда и являются необоснованными в силу следующего.

В соответствии с положениями указанной выше ст. 154 ГК РФ, предполагающей наличие воли у сторон по сделке на совершение данной сделки, а также ст. 160 ГК РФ, устанавливающей, что сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами, судом сделан правильный вывод об отсутствии у М.А.Л. волеизъявление на продажу спорной квартиры, поскольку соответствующий договор купли-продажи им не подписывался.

Доказательств, опровергающих заключение судебно-почерковедческой экспертизы по делу, а также основанные на нем выводы суда, ответчиками по делу не представлено.

Таким образом, первоначальная сделка купли-продажи спорной квартиры от 07.02.2005, заключенная от имени М.А.Л. с Н.Н.П., противоречит требованиям закона, а следовательно, является ничтожной.

Разрешая спор, суд установил, что Г.М. и В.М. проявили разумную осмотрительность и осторожность при покупке спорной квартиры, убедились в том, что продавец осуществляет права собственника отчуждаемой квартиры на основании заключенного в установленной законом форме договора купли-продажи квартиры, который зарегистрирован уполномоченным органом. Кроме того, заплатили за квартиру рыночную цену, предварительно оформив с ООО КБ "Москоммерцбанк" кредитный договор для получения денежных средств на приобретение жилой площади.

В соответствии с ч. 3 ст. 10 ГК РФ в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Доказательств недобросовестности Г.М. и В.М. при покупке квартиры иными, участвующими в деле лицами, суду не представлено. Таким образом, выводы суда о добросовестности действий Г.М. и В.М. при приобретении спорной квартиры являются верными.

В силу ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 6-П от 21.04.2003 и иных его решениях, приобретение по возмездному договору имущества у лица, которое не имело права его отчуждать, дает собственнику право обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК РФ с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск); возврат собственнику квартиры, выбывшей из его владения помимо его воли, на основании статьи 302 ГК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушение конституционных прав добросовестного приобретателя.

Конституционно-правовой смысл положений п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, не предполагает распространение данных положений на добросовестного приобретателя.

Таким образом, с учетом установленных по делу обстоятельств, суд правильно применил положения ст. 302 ГК РФ, удовлетворяя иск об истребовании квартиры <...> в г. Москве у Г.М. и В.М., как добросовестных приобретателей.

Разрешая вопрос о признании недействительными всех совершенных со спорной квартирой сделок, суд обоснованно признал недействительным заключенный от имени М.А.Л. с Н.Н.П. договор купли-продажи спорной квартиры от 07.02.2005, учитывая, что Гражданский кодекс Российской Федерации не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, а споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

При этом, со ссылкой на положения ст. ст. 167, 168, 302 ГК РФ и правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, которые носят общеобязательный характер, суд мотивированно отказал в удовлетворении иска в части признания недействительными всех последующих сделок со спорной квартирой.

Исковые требования о выселении и снятии с регистрационного учета ответчиков В.Г., Г.М., В.Э., В.Н. удовлетворены на законных основаниях, поскольку в результате истребования квартиры В.В., Я., С.А., К.Г.Я., К.Г.Е., П. у ответчиков не имеется законных оснований для проживания в спорной квартире и сохранения в отношении нее регистрационного учета.

Доводы кассационных жалоб о пропуске срока исковой давности по заявленным истцами требованиям о виндикации спорной квартиры из собственности В.Г. и Г.М., а также о нарушениях ст. 39 ГПК РФ, основаны на неправильном толковании норм права, в частности положений ст. ст. 39, 181, 196, 200, 302 ГК РФ, и не подтверждены фактическими обстоятельствами по делу.

К заявлению об истребовании имущества из чужого незаконного владения применяется общий трехлетний срок исковой давности, установленный статьей 196 ГК РФ. Указанный срок начинает течение со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (статья 200 ГК РФ).

Как следует из материалов дела, исковое заявление В.З., Я., С.А., К.Г.Я. от 05.02.2007 (т. 1 л.д. 50), а также исковое заявление К.Г.Е., П. от 28.05.2007 (т. 1 л.д. 3), содержали ссылку на положения ст. 302 ГК РФ, что позволяет прийти к выводу об обращении указанных лиц в суд с иском, заявленным, в том числе, и о виндикации имущества. В последующих уточнениях к исковым требованиям статья 302 ГК РФ также была обозначена (т. 1 л.д. 95, 162).

Само по себе указание истцами иного механизма возврата квартиры в их собственность (на что ссылаются кассаторы), при том, что материально-правовые требования истцов были изначально обоснованы положениями ст. 302 ГК РФ, не свидетельствует об одновременном изменении ими предмета и основания иска.

Таким образом, доводы кассационных жалоб о том, что суд незаконно, в нарушение ст. 39 ГПК РФ, принял под видом уточнений к исковым требованиям заявления истцов, в которых одновременно были изменены предмет и основания иска, не могут быть приняты во внимание.

Учитывая факт выбытия спорной квартиры из владения умершего М.А.Л. в собственность Н.Н.П. по договору от 07.02.2005, предусмотренный ст. 200 ГК РФ трехлетний срок на обращение истцов в суд с требованиями о виндикации имущества на основании ст. 302 ГК РФ, не может считаться пропущенным.

Указанное также подтверждается тем обстоятельством, что о переходе прав собственности от М.А.Л. на спорную квартиру истцам не могло быть известно ранее мая 2006 года, что усматривается из сообщения ГУ ФРС по Москве от 02.05.2006 по запросу В.З. (т. 1 л.д. 72), и что указали сами ответчики В.Г., Г.М. в поданной кассационной жалобе (т. 4 л.д. 190). До этого момента истцы не имели информации о лицах, в чьем владении имущество пребывало, и поэтому были лишены возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права. Доказательств иного из материалов дела не усматривается.

Таким образом, вывод суда о том, что истцами не пропущен срок исковой давности по требованиям о виндикации имущества, является фактически правильным, поскольку соответствующие обстоятельства подтверждаются материалами дела.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что решение суда в части признания недействительным кредитного договора N <...> от 12.01.2007, заключенного между ООО КБ "Москоммерцбанк" и В.Г. с Г.М., не основано на законе.

Возникшие между ООО КБ "Москоммерцбанк" и В.Г. с Г.М. отношения, связанные с займом денежных средств, в силу общих начал гражданского права предполагают свободу участников таких отношений в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (п. п. 1 и 2 ст. 1, ст. 421 ГК РФ).

В силу указанных норм, а также положений ст. 450 ГК РФ, стороны вправе предусмотреть в договоре условия его изменения и расторжения (в том числе и право одностороннего отказа от его исполнения), а также несут ответственность по исполнению обязательства надлежащим образом в соответствии со ст. 309 ГК РФ.

Кредитные обязательства имеют правовую природу, отличную от существа обязательств, возникающих в результате сделок по распоряжению недвижимостью. Отраженные в соответствующем договоре права и обязанности сторон кредитных правоотношений по отношению друг к другу, не затрагиваются в результате гражданско-правового спора, связанного с недвижимостью.

Каких-либо нарушений закона при заключении кредитного договора N <...> от 12.01.2007 со стороны ООО КБ "Москоммерцбанк", В.Г. или Г.М., судом первой инстанции не установлено и из материалов дела не усматривается.

Истребование у ответчиков квартиры, с целью приобретения которой ими был взят кредит, само по себе не является основанием для признания недействительным указанного выше кредитного договора.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о необходимости признания недействительным кредитного договора между ООО КБ "Москоммерцбанк" и В.Г. с Г.М. в связи с признанием недействительными сделок с недвижимостью, не может быть признан обоснованным.

Кроме того, в решении суд ссылается на кредитный договор N <...>, в то время, как имеющийся в деле кредитный договор между ООО КБ "Москоммерцбанк" и В.Г. с Г.М. имеет N <...> (т. 2 л.д. 91).

Поскольку по делу установлены все значимые обстоятельства им дана оценка, сбор дополнительных доказательств не требуется, в этой части решения выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судебная коллегия находит необходимым отменить решение суда в части признания недействительным кредитного договора N <...> от 12.01.2007, заключенного между ООО КБ "Москоммерцбанк" и В.Г. с Г.М., с вынесением в данной части нового решения об отказе в иске.

В остальной части оснований для отмены или изменения решения суда судебная коллегия не усматривает, проверяя его законность и обоснованность в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобах КБ "Москоммерцбанк", ОСАО "Ингосстрах", Г.Г., В.Г., учитывая, что иными лицами, участвующими в деле, решение суда не обжалуется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360 - 362, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Люблинского районного суда города Москвы от 23 апреля 2010 года в части признания недействительным кредитного договора N <...> от 12.01.2007, заключенного между ООО КБ "Москоммерцбанк" и В.Г., Г.М. отменить, в этой части постановить новое решение, которым в удовлетворении иска отказать;

в остальной части решение Люблинского районного суда города Москвы от 23 апреля 2010 года оставить без изменения, кассационные жалобы КБ "Москоммерцбанк", ОСАО "Ингосстрах", Г.Г., В.Г. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь