Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 августа 2010 г. по делу N 33-25637

 

Судья Демидович Г.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Фроловой Л.А. и судей Лукашенко Н.И., Пономарева А.Н., с участием адвоката Блинова А.А., при секретаре К.А.А., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Фроловой Л.А. гражданское дело по кассационной жалобе Б.Л. на решение Басманного районного суда г. Москвы от 12 мая 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Б.Л. к Б.И. о признании недостойным наследником, отстранении от наследства, признании права на наследственное имущество после смерти Б.А., признании доверенности от 29 ноября 2006 года, выданной на имя К.Ю.С., недействительной, признании договора дарения долей квартиры <...>, заключенного 15 декабря 2006 года между Б.А. и Б.Л. в лице представителя К.Ю.С., недействительным отказать,

 

установила:

 

Б.Л. обратилась в суд с исковыми требованиями к Б.И. о признании доверенности от 29 ноября 2006 года, выданной ею на имя К.Ю.С., и договора дарения доли квартиры <...>, заключенного 15 декабря 2006 года между Б.А. и Б.Л. в лице представителя К.Ю.С., недействительными, о признании Б.И. недостойным наследником, об отстранении ее от наследства, о признании права на наследственное имущество после смерти брата Б.А.

В обоснование требований указала, что доверенность от 29 ноября 2006 года на имя К.Ю.С. с правом подписания договора дарения доли квартиры, которую она унаследовала после смерти родителей, была выдана ею под влиянием заблуждения. Поскольку она длительное время проживает во Франции и не обладает юридическими познаниями российского законодательства, при совершении сделки не осознавала последствия своих действий, не понимала, что может лишиться права собственности и пользования своей долей в спорной квартире. Заявляя требование о признании ответчика недостойным наследником, сослалась на то, что брат Б.А. составил завещание в ее пользу, но Б.И. не предъявляет это завещание, тем самым идет против последней воли умершего с целью вступить в права наследования по закону единолично.

Истец и ее представитель по доверенности Н. в судебном заседании исковые требования поддержали.

Ответчик и ее представители по ордеру и доверенности Блинов А.А., адвокат Еременко Д.В. в судебном заседании исковые требования не признали, заявили о применении срока исковой давности к требованиям о признании доверенности и договора дарения недействительными.

Третьи лица нотариус г. Москвы К.О.И. и нотариус г. Москвы К.О.В. в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит Б.Л. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения Б.Л., ее представителя - по доверенности Н., возражения Б.И. и ее представителя - по ордеру и доверенности Блинова А.А., обсудив доводы кассационной жалобы, считает, что решение судом постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, требованиями закона и отмене не подлежит.

Согласно ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Материалами дела установлено, что квартира <...>, принадлежала по праву равнодолевой собственности Б.Л., ее братьям Б.А. и Б.Р. каждому в 1/3 доле в порядке наследования по закону после смерти матери Б. умершей 30 июня 2004 года.

29 ноября 2006 года Б.Л. выдала доверенность на имя К.Ю.С. с правом подарить 1/3 долю квартиры <...>, Б.А. Аналогичную доверенность оформил и брат истца - Б.Р.

15 декабря 2006 года К.Ю.С., действующая по доверенности от Б.Л. и Б.Р., заключила договор дарения долей квартиры с Б.А., в результате чего спорная квартира перешла целиком в собственность Б.А.

Договор дарения от 15 декабря 2006 года был зарегистрирован в УФРС по г. Москве 22 декабря 2006 года, Б.А. получено свидетельство о праве собственности на квартиру.

Из материалов дела следует, что Б.А. умер 05 апреля 2009 года. Его жена Б.И. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти мужа.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Б.Л. о признании недействительными доверенности и договора дарения доли квартиры, суд исходил из того, что истцом не представлено суду в порядке ст. 56 ГПК РФ доказательств ее заблуждения относительно правовой природы сделки. Ее довод о юридической неграмотности относительно национального законодательства судом правомерно не принят во внимание, поскольку доверенность Б.Л. подписывала лично, текст доверенности содержит прямое указание на предоставление К.Ю.С. полномочий по заключению договора дарения принадлежащей Б.Л. доли квартиры. В судебном заседании свидетель С. показала, что для оформления доверенности на оформление договора дарения доли квартиры к ней в офис приезжала Б.Л., где ей было разъяснено, какую доверенность она выдаст, Б.Л. была записана на прием к нотариусу.

Кроме того, судом отказано в удовлетворении этих исковых требований в соответствии с положениями ст. 199 ГК РФ, поскольку истцом пропущен срок исковой давности, составляющий в силу ст. 181 ГК РФ один год по оспоримым сделкам. Иск предъявлен 08 октября 2009 года, тогда как доверенность была выдана 29 ноября 2006 года, а договор дарения заключен 15 декабря 2006 года. Уважительных причин пропуска срока и оснований для восстановления срока судом в порядке ст. 205 ГК РФ не установлено.

Разрешая исковые требования Б.Л. о признании Б.И. недостойным наследником и об отстранении ее от наследства, суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении этих исковых требований, поскольку истцом не представлено суду никаких доказательств наличия завещания, составленного Б.А. в пользу сестры Б.Л., и не представлено доказательств наличия предусмотренных ст. 1117 ГК РФ оснований для признания наследника недостойным, а именно не представлено доказательств того, что жена наследодателя Б.И. своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовала либо пыталась способствовать призванию ее самой или других лиц к наследованию либо способствовала или пыталась способствовать увеличению причитающейся ей или другим лицам доли наследства.

Судебная коллегия находит, что судом правильно применен материальный закон, подлежащий применению, установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. ст. 67, 196 ГПК РФ.

Довод кассационной жалобы Б.Л. о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении иска о признании Б.И. недостойным наследником, сводится к переоценке доказательств, в том числе и показаний свидетелей, что не влечет отмену решения суда.

Указание в кассационной жалобе Б.Л. на то, что при рассмотрении требований о признании доверенности и договора недействительными суд неправильно применил срок исковой давности и не учел обстоятельства, свидетельствующие о ее заблуждении, несостоятельно. Правовое значение имеет не любое заблуждение, а заблуждение относительно природы сделки. Судом не установлено заблуждение истца при выдаче доверенности относительно того, что она выдает доверенность иному лицу на заключение от ее имени договора дарения принадлежащей истцу доли жилого помещения. Срок исковой давности применен судом верно в соответствии с требованиями закона.

Доводы кассационной жалобы направлены на иную оценку доказательств, не содержат обстоятельств, которые не были предметом исследования суда и опровергающих его выводы.

Нарушений норм процессуального закона, которые могли бы служить основанием для отмены решения суда, судом допущено не было.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Басманного районного суда г. Москвы от 12 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Б.Л. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь