Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. по делу N 33-22897

 

Федеральный судья Каляпина В.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Федерякиной М.А.

и судей Фоминой М.В. и Лукьянова И.Е.

с участием адвоката Веденкиной Н.В.,

при секретаре П.Е., заслушав в открытом судебном заседании по докладу Фоминой М.В. дело по кассационной жалобе представителя П.А., П.В. по доверенности Э. на решение Преображенского районного суда гор. Москвы от 16 февраля 2010 года, которым постановлено:

Признать П.А. и П.В. прекратившими право пользования квартирой N 131, расположенной по адресу: <...>.

Снять П.А. и П.В. с регистрационного учета по вышеуказанному адресу.

В удовлетворении иска П.А. к Р.Ш. о признании недействительным завещания, о признании недействительным договора ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением, признании недействительными свидетельств о государственной регистрации права собственности на квартиру отказать.

Взыскать с П.А. в пользу РФЦСЭ при Минюсте России расходы за производство судебной почерковедческой экспертизы в размере 14568 рублей,

 

установила:

 

Согласно материалам дела 14 августа 2003 года скончалась Ж., которой по праву собственности на основании договора передачи и свидетельства о собственности на жилище принадлежала отдельная двухкомнатная квартира размером жилой площади 26,7 кв. м, расположенная по адресу <...> (т. 1 л. л.д. 11, 52 - 53).

По указанному адресу по месту жительства зарегистрированы П.А. (дочь Ж.) и П.В. (внук Ж.) (т. 1 л. л.д. 9 - 10).

29 апреля 2003 года Ж. оформила завещание на все свое имущество, в том числе - указанную квартиру, на имя Р.Ш. Завещание удостоверено нотариусом г. Москвы Р.В. (т. 2 л.д. 140).

23 мая 2003 года между Ж. (Получателем ренты) и Р.Ш. (Плательщиком ренты) заключен договор ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением, по условиям которого Получатель ренты Ж. передает безвозмездно в собственность Плательщика ренты Р.Ш. под выплату пожизненной ренты с условием своего пожизненного содержания с иждивением квартиру по указанному адресу (т. 1 л.д. 7).

От имени Ж. договор заключен В., действовавшим по нотариально удостоверенной доверенности от 29 апреля 2003 года (т. 2 л.д. 139).

18 декабря 2006 года право собственности Р.Ш. зарегистрировано Управлением Федеральной регистрационной службы по Москве (т. 1 л.д. 8).

30 ноября 2006 года Р.Ш. зарегистрирован по вышеуказанному адресу по месту жительства (т. 1 л.д. 10).

01 декабря 2008 года Р.Ш. обратился в суд с иском к П.А., П.В. о признании ответчиков прекратившими право пользования вышеуказанным жилым помещением и снятии их с регистрационного учета, сославшись в обоснование заявленных требований на те обстоятельства, что членами его семьи ответчики никогда не являлись, по имеющимся у него сведениям длительное время проживают в Германии, обязанностей по уплате расходов по квартире не несут, в спорной квартире проживает он с семьей, являясь собственником, проводит необходимый ремонт, оплачивает коммунальные платежи, несет расходы по содержанию имущества.

П.А. иск не признала, предъявила исковые требования о признании завещания от имени ее матери Ж. на имя Р.Ш. от 29 апреля 2003 года, - договора ренты на условиях пожизненного содержания от 23 мая 2003 года, заключенного между Ж. и Р.Ш., а также свидетельств о государственной регистрации права, - недействительными.

В обоснование заявленных требований П.А. сослалась на те обстоятельства, что завещание и договор ренты Ж. не подписывала, в момент составления завещания и договора не понимала значения своих действий и не могла ими руководить.

Из предъявленного П.А. искового заявления следует, что в 1995 году выехала вместе с сыном в Германию, о смерти матери узнала в сентябре 2003 года (т. 1 (л. л.д. 195 - 200).

Требования Р.Ш. и П.А. определением Преображенского районного суда г. Москвы от 04.12.2009 г. объединены в одно производство.

Р.Ш. иск П.А. не признал, заявил о применении срока исковой давности, пояснил, что Ж. проживала одна, он осуществлял за ней уход, помогал, П.А. за матерью не ухаживала и делать этого не собиралась. Длительное время П.А., П.В. проживают в Германии. Инициатива заключения договора ренты исходила от Ж.

П.А. просила о восстановлении срока исковой давности, указывая. Что обращалась в правоохранительные органы для проведения проверки действий Р.Ш., которые считает мошенническими.

П.А., П.В. в судебное заседание не явились, фактически проживают в Германии. В суд поступили ходатайство о рассмотрении дела в их отсутствие и отсутствие их представителей (т. 2 л.д. 254).

Нотариус г. Москвы Р.В. и представитель УФРС по Москве, привлеченные к участию в деле в качестве 3-х лиц, в судебное заседание не явились, о слушании дела извещены.

Суд постановил вышеприведенное решение, с которым представитель П.А., П.В. по доверенности Э. не согласен и в своей кассационной жалобе просит о его отмене, считая решение неправильным.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя Р.Ш. по доверенности адвоката Веденкину Н.В., обсудив доводы кассационной жалобы, рассмотрев дело в отсутствие П.А., П.В., не явившихся по вторичному вызову, извещавшихся, в том числе - по месту жительства в Германии г. Берлин, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами и требованиями ст. ст. 168, 177, 181, 205, 209, 292, 583, 1118, 1119 ГК РФ, ст. ст. 30, 31 ЖК РФ.

Рассматривая данное дело, суд правильно определил значимые по делу обстоятельства, с достаточной полнотой их исследовал и на основании оценки добытых по делу доказательств в их совокупности со всеми материалами дела пришел к выводу о необоснованности заявленных П.А. требований, поскольку обстоятельств, дающих основания к признанию завещания и договора ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением недействительными по указанным П.А. основаниям, при рассмотрении и разрешении спора не установлено.

Выводы суда, изложенные в решении, не противоречат материалам дела и добытым по делу доказательствам.

С учетом оснований иска П.А. по делу назначены и проведены почерковедческая и судебно-психиатрическая экспертизы.

Согласно заключению судебной почерковедческой экспертизы ГУ РФЦСЭ при Министерстве Юстиции РФ удостоверительные записи "Ж." и подписи от имени Ж., расположенные в доверенности от имени Ж. на имя В., нотариально удостоверенное завещание от имени Ж., - выполнены самой Ж. под влиянием сбивающих факторов, обусловленных возрастными изменениями с сопутствующими заболеваниями (т. 2 л. л.д. 223 - 229).

Заключением комиссии экспертов от 20 октября 2009 года отделения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз психиатрической клинической больницы N 1 им. Н.А. Алексеева - решить вопросы о степени имевшихся у Ж. психических нарушений и ее способности понимать значение своих действий и руководить ими в период подписания доверенности на имя В. на заключение с Р.Ш. договора ренты с условием пожизненного содержания и проживания, и завещания не представляется возможным в связи с отсутствие объективных сведений в медицинской документации о психическом состоянии Ж. в указанный период (т. 2 л. л.д. 233 - 236).

Поскольку представителем П.А. были представлены замечания на экспертное заключение, суд допросил эксперта Ш., объяснения которого не вызывали у суда сомнений в выводах экспертов.

Оценку полученным экспертным заключениям по результатам проведенных экспертиз суд дал в порядке ст. ст. 67, 86 ГПК РФ, в совокупности с иными добытыми по делу доказательствами, и оснований ставить заключения экспертов под сомнение не имел, о чем в решении изложил мотивированное обоснование.

Исследовав фактические обстоятельства дела, суд с применением положений ст. 181 ГК РФ, правильно определив начало течения срока исковой давности для оспоримой и ничтожной сделок, пришел к выводу об обоснованности заявления Р.Ш. о пропуске П.А. срока исковой давности для защиты нарушенных прав, поскольку Ж. скончалась 14.08.2003 года, иск П.А. предъявила 2.02.2009 года.

Обстоятельств, свидетельствующих об уважительности причин пропуска срока давности, судом не установлено.

Указанный вопрос рассмотрен судом с применением положений статьи 205 ГК РФ, предусматривающей возможность восстановления пропущенного срока в исключительных случаях.

Правовых оснований к удовлетворению требований П.А. о признании недействительными выданных на имя Р.Ш. свидетельств о государственной регистрации права суд также не нашел, что соответствует требованиям ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".

Поскольку утверждение П.А. о незаконности завещания Ж. и заключенного Ж. договора ренты по изложенным П.А. основаниям (ст. ст. 168, 177 ГК РФ), не нашли своего подтверждения доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, суд первой инстанции исходил из представленного в распоряжение суда правоустанавливающего документа на спорную квартиру на имя Р.Ш., подтверждающего его право собственности.

При таких данных суд не нашел оснований к отказу Р.Ш. в иске, поскольку в силу закона переход право собственности к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи бывшего собственника, если иное не установлено законом.

Суд проверил возражения П.А. о тождественности возникшего спора ранее рассмотренному, а также - о их регистрации в спорную квартиру при жизни Ж., и признал их необоснованными.

В совокупности со всеми собранными по делу доказательствами суд учел, что материалы дела указывают на длительное постоянное проживание и занятость П.В., П.А. за пределами Российской Федерации.

О своем выезде в Германию в 1995 году П.А. указала в исковом заявлении от 14 января 2009 года; о смерти матери, как следует из этого же заявления, П.А. стало известно в сентябре 2003 года, из иска Р.Ш. (т. 1 л.д. 196).

При таких данных суд был вправе учитывать в совокупности указанные обстоятельства и признать их заслуживающими внимания по конкретному рассматриваемому спору.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда и данной судом первой инстанции оценкой доказательств.

Доводы кассационной жалобы вывод суда не опровергают, по существу, направлены на иную оценку добытых по делу доказательств, в связи с чем основанием к отмене решения служить не могут. Данных, нуждающихся в дополнительной проверке, влияющих на выводы суда, в жалобе не приводится.

Право оценки доказательств в силу ст. 67 ГПК РФ принадлежит суду первой инстанции.

С момента составления Ж. завещания, которое она при жизни не оспаривала и не отменила, оформления договора ренты прошло 7 лет.

В производстве суда дело находилось с 01 декабря 2008 года.

В праве на представление доказательств, подтверждающих мошеннические действия Р.Ш., П.А. ограничена не была.

Иск П.А. предъявлен по основаниям ст. ст. 168, 177 ГК РФ, в соответствии с требованиями ст. 196 ГПК РФ суд разрешил спор в объеме заявленных требований. По иным основаниям сделки не оспаривались.

Суд исходил из доказательств, находившихся в его распоряжении на дату рассмотрения и разрешения спора.

Нарушений гражданско-процессуального законодательства, в безусловном порядке влекущих отмену решения, судом первой инстанции не допущено.

Не усматривая оснований к отмене решения по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ,

 

определила:

 

Решение Преображенского районного суда гор. Москвы от 16 февраля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь