Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. по делу N 33-26120

 

Судья: Колмыкова И.Б.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Ломакиной Л.А.,

судей Михалевой Т.Д., Дубинской В.К.

при секретаре Ч.В.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Михалевой Т.Д. гражданское дело по кассационной жалобе представителя истца В., по доверенности В.Н., на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 21 июня 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований В. к Ч. о расторжении договора дарения квартиры, признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права собственности на жилое помещение, возврате квартиры в собственность, признании права собственности на жилое помещение отказать.

 

установила:

 

Спорное жилое помещение представляет собой квартиру под номером <...>, расположенную по адресу: <...>.

В. обратился в суд с иском к Ч. о расторжении договора дарения квартиры, признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права собственности на жилое помещение, возврате квартиры в собственность, признании права собственности на жилое помещение.

В обосновании иска ссылается на то, что между ним и ответчиком Ч. был зарегистрирован брак. В период брака по уговорам своей жены Ч. он подарил ей квартиру. В период заключения сделки он не понимал, что Ч. не имеет намерения создать с ним семью и, заключая договор, рассчитывал, что квартира останется в их семье, полагал, что не имеет значения, на чье имя будет оформлена квартира. После заключения договора дарения ответчик выгнала его из квартиры. Позже он понял, что ответчик не имела намерения создавать с ним семью. Решением мирового судьи судебного участка N <...> г. Москвы от 20.05.2008 г. брак между ним и Ч. признан недействительным. Считает, что данное решение имеет преюдициальное значения при рассмотрении его иска о расторжении договора дарения. Считает, что признание брака, заключенного между ним и Ч., признанного недействительным, невозможность проживания его в квартире, являются существенными изменениями обстоятельств, из которых он исходил при заключении договора.

Истец В., его представитель по доверенности А. в судебное заседание суда первой инстанции явились, иск поддержали.

Представитель ответчика К., действующий на основании доверенности, в судебное заседание явился, иск не признал.

Представитель третьего лица Управления росреестра по г. Москве в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом, возражений не представил, ходатайств об отложении судебного разбирательства не заявил.

Представитель третьего лица ПНД N 17 в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит представитель истца, по доверенности В.Н., по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав представителя истца по доверенности В.Н., истца В., представителя ответчика, по доверенности К., обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся ответчика и представителей третьих лиц, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного заседания, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с требованиями действующего законодательства и фактическими обстоятельствами дела.

Как правильно установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, В. с 17.05.2005 г. постоянно зарегистрирован по месту жительства по адресу: <...>.

<...> г. между истцом В. и ответчиком Ч. зарегистрирован брак.

13.06.2007 г. в квартиру по адресу: <...> зарегистрирована к мужу Ч., а 26.05.2009 г. в данную квартиру к матери зарегистрированы несовершеннолетние дети ответчика Ч.

30.06.2007 г. между В. и Ч. заключен договор дарения, согласно которому, В. подарил Ч. принадлежащую ему на праве собственности однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: <...>, общей площадью <...> кв. м, жилой площадью <...> кв. м.

Согласно п. 5 договора, В. гарантирует, что он заключает настоящий договор не вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях и настоящий договор не является для него кабальной сделкой.

В силу п. 6 договора право собственности на указанную квартиру возникает у Ч. с момента регистрации настоящего договора и регистрации перехода права собственности в УФРС по Москве.

Согласно п. 9 договора, содержание статей 17, 30 ЖК РФ, 167, 209, 223, 288, 292 и 572 ГК РФ сторонам известно и понятно.

Согласно п. 13 договора, настоящий договор содержит весь объем соглашений между сторонами в отношении предмета настоящего договора.

Договор подписан сторонами, 02 августа 2007 г. зарегистрирован в установленном законом порядке в УФРС по г. Москве, N регистрации <...>, выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности Ч. на объект: жилое помещение площадью <...> кв. м, расположенное по адресу: <...>.

В соответствии со ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу.

Согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

В соответствии с ч. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено договором или соглашением сторон.

Согласно выводов судебной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в рамках гражданского дела N <...> по иску В. к Ч. о признании договора дарения квартиры недействительным, следует, что В. не находился в каком-либо эмоциональном состоянии, а также не наблюдалось таких особенностей познавательной сферы и таких индивидуально-психологических особенностей личности, которые оказали бы существенное влияние на его способность свободно и самостоятельно принимать решения, а также прогнозировать их последствия во время совершения сделки от 30.06.2007 г.

Определением Тушинского районного суда г. Москвы от 04.03.2009 г. производство по делу N <...> по иску В. к Ч. о признании договора дарения недействительным прекращено по ходатайству представителя истца. Определение вступило в законную силу 17.03.2007 г.

Суд первой инстанции, исходя из указанных обстоятельств, обоснованно пришел к выводу, что предъявляя требования о расторжении договора дарения квартиры, истец в обоснование данных требований фактически указывает обстоятельства, на которые он ссылался при предъявлении иска, рассмотренного в рамках гражданского дела N <...> производство по которому прекращено.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции правильно применил положения статей 408, 450, 451, 453 ГК РФ и пришел к правомерному выводу о необоснованности требования о расторжении договора, поскольку исходя из понятия и смысла договора дарения, расторжение договора дарения является правомерным способом прекращения обязательства и прекращает лишь неисполненные обязательства по договору.

Кроме того, основывая свои выводы на положениях ст. 56 ГПК РФ, в силу которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, суд, сохраняя беспристрастность и создавая необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, правильно указал, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих заявленные исковые требования по основаниям ст. 451 ГК РФ.

В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, лишь в том случае, если в деле участвуют те же лица.

Заявляя требования, истец ссылается на вступившее в законную силу решение суда о признании брака недействительным.

Суд первой инстанции, давая оценку представленным доказательствам, пришел к правильному выводу о том, что при рассмотрении судом спора о признании брака недействительным исследовались факты и обстоятельства, вытекающие из семейных правоотношений, в связи с чем, решение мирового судьи о признании брака недействительным не имеет преюдициального значения при рассмотрении данного спора и обстоятельства, установленные вступившим в законную силу указанным решением суда, не могут являться безусловными обстоятельствами, которые могли бы служить основаниями для расторжения договора.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, а по существу правильное решение не может быть отменено по формальным основаниям.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда и не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, других доказательств суду не представлено, никаких нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 21 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь