Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. по делу N 33-26238

 

Судья: Грибов Д.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Строгонова М.В.

и судей Дубинской В.К., Михалевой Т.Д.

при секретаре: Ч.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Дубинской В.К.

дело по кассационной жалобе представителя С.А.А. по доверенности К.

на решение Зюзинского районного суда г. Москвы от "27" мая 2010 г., которым постановлено:

- в удовлетворении исковых требований С.А.А. к С.Л.А., С.А.В., С.А.Н., С.Т.Ю., С.А.Н., действующему в своих интересах и в интересах своих несовершеннолетнего ребенка С.М.А.

- о признании недействительными договора купли-продажи от 25.07.2002 заключенного между С.Л.А., С.А.В., с одной стороны, С.А.Н., С.Т.Ю., с другой стороны в части купли-продажи 1/4 доли квартиры, расположенной по адресу: <...>; договора дарения 1/6 доли квартиры по адресу: <...> от 31.10.2002 г. между С.А.Н. и С.Н.А.; договор дарения 1/6 доли квартиры по адресу: <...> от 31.10.2002 г. между С.А.Н. и С.М.А.

- признании права собственности на 1/4 долю в квартире по адресу: <...> за С.А.А.;

- истребовании 1/4 долю квартиры по адресу: <...> из незаконного владения С.Т.Ю. и С.А.Н., уменьшив долю каждого на 1/8, в пользу С.А.А., а также внесения изменений в регистрационные документы на квартиру с учетом измененных долей С.А.Н., С.Т.Ю.

отказать в полном объеме.

Применить последствия недействительности сделки, а именно договора купли-продажи 1/4 доли квартиры по адресу <...> сентября 1999 года, заключенного между С.Е.Л., действующей в интересах С.А.А. и С.А.В., взыскав с С.А.В. в пользу С.А.А. 341 793 руб. 32 коп. в счет стоимости проданного имущества,

 

установила:

 

С.А.А. - обратился в суд с требованиями к С.А.В., С.Л.А., С.Т.Ю., С.Н.А., С.А.Н., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего С.М.А., с требованиями о признании недействительными договора от 25 июля 2005 г. купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <...>, заключенный между С.Л.А., С.А.В., с одной стороны, С.А.Н., С.Т.Ю., с другой стороны в части купли-продажи 1/4 доли указанной квартиры; истребовании 1/4 доли квартиры по адресу: <...> из незаконного владения С.Т.Ю. в пользу С.А.А; признании права собственности на 1/4 долю в квартире по адресу: <...> за С.А.А.

В ходе судебного процесса истец дополнил исковые требования и просил признать недействительным договор дарения 1/6 доли квартиры по адресу: <...> от 31.10.2002 г. между С.А.Н. и С.Н.А.; признать недействительным договор дарения 1/6 доли квартиры по адресу: <...> от 31.10.2002 г. между С.А.Н. и С.Н.А.; истребовать 1/4 долю квартиры по адресу: <...> из незаконного владения С.Т.Ю. и С.А.Н., уменьшив долю каждого на 1/8, в пользу С.А.А., а также внести изменения в регистрационные документы на квартиру с учетом измененных долей С.А.Н., С.Т.Ю.

В обоснование иска указал на то, что ему принадлежала по праву собственности одна четвертая доля указанной квартиры, его мать С.Е.Л, действуя как его законный представитель, продала по договору купли-продажи эту долю отцу - С.А.В. указанная сделка признана решением суда недействительной, поэтому С.А.В., не имел права распоряжаться данным имуществом, дальнейшее отчуждение доли квартиры также было неправомерным.

Представитель истца, К., в судебном заседании исковые требования поддержал, просил иск удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика С.А.В. адвокат Макаркина О.А., против удовлетворения исковых требований возражала в связи с пропуском истцом сроков исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, с требованиями о признании договора купли-продажи от 25 июля 2002 г. обращалась С.Е.Л., являвшаяся законным представителем С.А.А., которая впоследствии от исковых требований отказалась, спорная квартира не являлась совместно нажитым имуществом, поскольку находилась в долевой собственности сторон, договор купли-продажи 1/4 доли квартиры от 29.09.1999 г. никогда не оспаривался истцами по основаниям его неоплаты (л.д. 32 - 34).

Представитель С.Л.А., С.А.Н., С.Т.Ю., С.Н.А. адвокат Нахимова Е.В. в судебное заседание явилась, против удовлетворения исковых требований возражала. Свои возражения мотивировала тем, что истцом пропущен срок исковой давности, С.Т.Ю. и С.А.Н. являются добросовестными приобретателями спорного имущества, 1/4 доли квартиры выбыла из владения С.А.А. не помимо воли истца, так как была отчуждена его законным представителем. Кроме того, спорная квартира качественно отличается той, которую они приобрели у С.А.В., С.Л.А., поскольку в ней в течение 8 лет уже 2 раза был произведен ремонт и установлена встроенная мебель.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит представитель С.А.А. по доводам, изложенным в кассационной жалобе.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя С.А.А. по доверенности К. представителя С.А.В. по ордеру Макаркиной О.А., представителя С.А.Н., С.Н.А., С.Т.Ю. по ордеру и доверенности Нахимовой Е.В., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие П., извещенной о дне и времени слушания, и приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, так как оно постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства. Разрешая спор, суд правильно применил нормы материального права, сославшись на ст. ст. 167, 168, 302 ГК РФ.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Как правильно установлено судом и следует из материалов дела, праву равной долевой собственности по 1/4 доли С.А.В., С.Е.Л., несовершеннолетнему С.А.А., С.Л.А., на основании договора купли-продажи от 29 мая 1997 года, заключенного между указанными лицами и Комитетом муниципального жилья Правительства г. Москвы. Указанный договор и право собственности на указанную квартиру зарегистрированы в Комитете муниципального жилья Правительства г. Москвы 29 мая 1997 года (л.д. 284 - 285).

29 сентября 1999 года С.Е.Л., действующая от имени своего несовершеннолетнего сына, С.А.А., 1990 года рождения, продала С.А.В. спорную 1/4 долю указанной квартиры, по договору купли-продажи, зарегистрированному в ДЖП и ЖФ г. Москвы 01 октября 1999 года (л.д. 282 - 283).

24 ноября 2000 года С.Е.Л. распорядилась своей 1\4 долей той же квартиры, продала ее С.А.В. (л.д. 256 - 257).

Таким образом, на 27 декабря 2000 года ответчик С.А.В. стал собственником 3/4 доли в праве собственности на квартиру находящуюся по адресу: <...>.

25 июля 2002 года между С.Л.А., С.А.В., с одной стороны, и С.А.Н., С.Т.Ю., с другой стороны, был заключен договор купли-продажи всей квартиры, находящейся по адресу: <...>, согласно которому С.Л.А., С.А.В. продали, а С.А.Н., С.Т.Ю. купили в общую долевую собственность по 1/2 доле каждому вышеназванную квартиру. Указанный договор заключен в нотариальной форме и зарегистрирован в Мосрегистрации 02 октября 2002 года (л.д. 265 - 266).

31 октября 2002 года С.А.Н. по договору дарения передал в дар в собственность своим несовершеннолетним детям С.М.А., 2000 года рождения, и С.Н.А., 1986 года рождения, из принадлежащей ему по праву собственности 1/2 доли квартиры по 1/3 доли в праве собственности на квартиру по адресу: <...> (л.д. 231 - 232).

В результате заключения договора дарения в собственность несовершеннолетних С.М.А., С.Н.А. перешло по 1/6 доли квартиры, в собственности С.А.Н. осталась 1/6 доли спорной квартиры.

Решением Зюзинского районного суда г. Москвы от 24 марта 2009 года договор купли-продажи от 29 сентября 1999 года, принадлежащей С.А.А. 1/4 доли в квартире по адресу: <...>, заключенный между С.Е.Л., действующей в интересах несовершеннолетнего С.А.А., и С.А.В. признан недействительным, также признана недействительной государственная регистрация данного договора. В признании права собственности на 1/4 долю в спорной квартиры за С.А.А. отказано (л.д. 7 - 10).

Суд, оценив представленные доказательства и исследовав установленные юридически значимые обстоятельства по делу, пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что спорное имущество (одна четвертая доля квартиры) выбыла из владения С.А.А. по воле его законного представителя - С.Е.Л. Приобретатели этой доли квартиры С-вы не знали и не могли знать о наличии возражений С.А.А. против отчуждения его доли квартиры, поэтому суд справедливо признал их добросовестными приобретателями. Учитывая, что спорное имущество не может быть истребовано у добросовестных приобретателей, если выбыло по воле собственника, суд верно отказал в удовлетворении иска С.А.А.

При разрешении спора в целях восстановлении нарушенного права С.А.А. суд справедливо счел возможным выйти за пределы заявленных исковых требований, применил последствия недействительности сделки купли-продажи спорной доли, заключенной от имени С.А.А., и в силу невозможности возвратить имущество в натуре, взыскал в его пользу денежную компенсацию проданной доли квартиры. Размер компенсации определен по оценке БТИ, при этом суд верно исходил из того, что возврату подлежит переданное по сделке, по недействительному договору С.А.В. приобрел долю квартиры, заплатив за нее цену, определяемую данными БТИ. Кроме того, иными сведениями о цене имущества суд не располагал, определить его достоверно в настоящее время затруднительно, так как за прошедшие 8 лет пользования С-вы дважды ремонтировали квартиру, обставили ее встроенной мебелью.

Со всеми приведенными выводами суда коллегия соглашается, так как они сделаны на основании полно и правильно установленных юридически значимых обстоятельств по делу, при верном применении норм материального права.

Доводы кассационной жалобы фактически повторяют позицию истца, излагавшуюся в ходе рассмотрении дела, которая была оценена судом и мотивированно отвергнута, с выводами решения коллегия согласилась, полагая, что такие доводы выводов решения не опровергают.

Так, кассатор полагает, что С-вы не являются добросовестными приобретателями, так как на отчуждение квартиры был наложен запрет информационного характера, зная о нем. С-вы от сделки не отказались. Суд отверг этот довод, справедливо указав на то, что данный запрет не был связан с нарушением интересов С.А.А. Между тем добросовестность стороны определяется наличием у нее сведений об отсутствии у С-ных - продавцов права отчуждать долю квартиры, принадлежавшую С.А.А. Такой информации запрет не содержал, доказательств осведомленности С-вых о нарушенных правах С.А.А сторона истца не представила. Кроме того, основанием для признания сделки отчуждения доли ребенка недействительной явилась отмена распоряжения Управы по вопросу согласия на продажу имущества ребенка. Данное распоряжение было отменено через 6 лет после сделки, о чем С-вы в момент приобретения квартиры не знали и не могли знать.

Утверждение кассатора о том, что имущество выбыло из обладания С.А.А. без его воли, так как он участия в заключении договора не принимал, С.Е.Л. отказалась от регистрации договора и документы на регистрацию были подписаны ими лицами, коллегия также полагает несостоятельными. Обсуждаемый договор купли-продажи доли квартиры был заключен по воле законного представителя истца С.Е.Л., с полученного согласия органа опеки и попечительства, сделка была подписана законным представителем, после регистрации перехода права на имущество без подписи С.Е.Л., мать ребенка, зная об этом, данные действия не оспорила, на протяжении прошедших лет исков по этому поводу не заявляла. При конкретных, установленных по делу обстоятельствах, нежелание С.Е.Л. регистрировать данный договор на вывод суда о наличии волеизъявления собственника на отчуждение имущества не влияет.

Возражения представителя истца против взысканной С.А.А. компенсации стоимости доли квартиры, коллегия полагает неправильными. Определяя размер компенсации, суд правильно исходил из того, что в порядке реституции стороны возвращают друг другу полученное по сделке, стоимость имущества по данной сделке была определена сторонами по оценке БТИ, стороны были предупреждены о правовых последствиях совершаемых действий, в том числе о том, что цена имущества является существенным условием договора. Суд также справедливо учел невозможность реального определения стоимости имущества ввиду его существенного изменения к настоящему времени. Исходя из всех обстоятельств заключенной сделки, определенная судом компенсация является справедливой и эквивалентной.

Кроме того, жилищные права несовершеннолетнего ребенка не были нарушены, так как, исполняя распоряжение органа опеки и попечительства, С.А.В. взамен проданной ему доли квартиры сына передал С.А.А. одну вторую долю другой, двухкомнатной квартиры, размер и стоимость приобретенного истцом имущества превышает ту долю, которая была продана по договору от имени ребенка.

С учетом изложенного, юридически значимые обстоятельства установлены судом правильно, нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе тех, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 27 мая 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь