Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. по делу N 33-26262

 

Судья Цой Е.Э.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Горновой М.В.

и судей Вишняковой Н.Е., Гороховой Н.А.

с участием адвоката Гусева М.А.

при секретаре Л.О.В.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Горновой М.В.

дело по кассационной жалобе Л.А.Н.

на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 25 мая 2010 г., которым постановлено: в удовлетворении иска Л.А.Н. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда по г. Москве о признании договора социального найма жилого помещения N от 25.09.2007 г. недействительным, признании решения ДЖП и ЖФ г. Москвы об отказе в приватизации квартиры незаконным, о включении квартиры в наследственное имущество, открывшееся после смерти Г.М.Д., отказать. Снять арест с квартиры, расположенной по адресу: <...>, наложенный на основании определения Черемушкинского районного суда г. Москвы от 02 февраля 2010 г.,

 

установила:

 

Спорная жилая площадь представляет собой отдельную трехкомнатную квартиру N 138 общей площадью 65,0 кв. м, жилой площадью 43,2 кв. м, расположенную по адресу: <...>.

Нанимателями указанного жилого помещения являются Г.М.Д., Л.О.В. (1982 г. рождения), сын Л.О.В. - Л.Д.Ю., 2005 г. рождения.

Г.М.Д. умерла 17 ноября 2009 г.

Л.А.Н., являющаяся наследником по завещанию после смерти Г.М.Д., обратилась в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда по г. Москве о признании договора социального найма жилого помещения N 5617-01-2007-021264 от 25.09.2007 г. недействительным, признании решения ДЖП и ЖФ об отказе в приватизации квартиры незаконным, о включении квартиры в наследственное имущество, открывшееся после смерти Г.М.Д., ссылаясь на то, что указанный договор заключен под влиянием заблуждения, а потому является недействительным по основаниям статьи 178 ГК РФ, поскольку при заключении указанного договора воля Г.М.Д. была направлена на заключение договора без указания в нем в качестве членов своей семьи каких-либо лиц. Л.Д.Ю., Л.О.В. членами ее семьи не являлись. При жизни Г.М.Д. выразила намерение о приватизации квартиры N 138, расположенной по адресу: <...>, в чем ей было отказано с указанием, что квартира может быть передана в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц с согласия всех совершеннолетних членов семьи. Истица считает указанный отказ незаконным, поскольку Л.О.В. с 2001 г. в квартире не проживала, ее несовершеннолетний сын Л.Д.Ю. был прописан на площадь своей матери после своего рождения, однако в квартире не проживал вплоть до 2007 г., совместного хозяйства при жизни Г.М.Д. не вели, членами ее семьи признаны не были. В связи с изложенным считает отказ в приватизации квартиры незаконным, просит включить спорную квартиру в наследство, открывшееся после смерти Г.М.Д., наступившей 17 ноября 2009 г.

Представитель ответчика ДЖП и ЖФ иск не признала.

Третье лицо Л.О.В. иск возражали против удовлетворения иска.

Третье лицо нотариус С. в судебное заседание не явилась.

Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, в своей кассационной жалобе просит истица.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения адвоката истицы, представителя Л.О.В. - М., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

В соответствии со статьей 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке. Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма. Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения. Если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

В силу статьи 70 ЖК РФ на вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя.

Вселение в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя влечет за изменение соответствующего договора социального найма жилого помещения в части необходимости указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя. Временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма (статья 71 ЖК РФ).

В соответствии со статьей 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Согласно ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения на условиях договора социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных названным Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По делу установлено, что спорная жилая площадь была предоставлена Г.Н.Н. на основании решения исполкома Октябрьского райсовета от 08.08.1973 г. N 33/3 на семью, состоящую из 5 чел.: Г.Н.Н., Г.М.Ю. - жена, дети: Г.В.Н., Л.Т.Н., внучка Л.А.Н.

С указанной жилой площади выбыли Л.Т.Н. и Л.А.Н. в 1981 г., Г.Н.Н. в 1992 г.

В 1998 г. в качестве члена семьи в квартиру была вселена Л.О.В. (до изменения фамилии Б.), являющаяся дочерью (удочеренная) сына Г.М.Ю. - Г.В.Н.

Г.В.Н. был снят с регистрационного учета по указанному адресу в связи со смертью.

В 2005 г. в спорное жилое помещение был зарегистрирован сын Л.О.В. - Л.Д.Ю., 2005 г. рождения.

25 сентября 2007 г. между Департаментом жилищного фонда г. Москвы и Г.М.Д. был заключен договор социального найма жилого помещения N 5617-01-2007-021464 с включением в договор социального найма Л.О.В., Л.Д.Ю.

Отказывая истице в удовлетворении иска, суд правильно исходил из того, что истица не являлась стороной договора социального найма, а потому она не вправе оспаривать данный договор по основаниям ст. 178 ГК РФ.

Также суд пришел к правильному выводу о том, что ответчица Л.О.В. совместно с несовершеннолетним сыном приобрели в установленном законом порядке право на спорное жилое помещение, право на него не утратили, следовательно, они должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения.

Спорная квартира не может быть включена в наследственную массу, поскольку она относится к муниципальному жилому фонду, реализовать свое право на приватизацию данной квартиры Г.М.Д. могла в силу ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" только с согласия ответчицы, однако такого согласия получено не было, поэтому суд правомерно отказал истице в иске.

Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке. Никаких нарушений норм материального и процессуального права, которые бы привели к неправильному разрешению дела, судом не допущено.

Таким образом, решение суда является правильным, оснований к его отмене не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия -

 

определила:

 

Решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 25 мая 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Л.А.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь