Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТЫВА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. по делу N 33-653/2010

 

Судья: Некрасова Ю.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Тыва в составе: председательствующего Салчак А.А., судей Болат-оол А.В. и Дамдын Л.Д., при секретаре С.К., рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Дамдын Л.Д. гражданское дело по иску С. к О. о взыскании упущенной выгоды и обязании передать недвижимое имущество, по кассационной жалобе ответчика О. на решение Кызылского городского суда Республики Тыва от 15 июля 2010 года,

 

установила:

 

С. обратилась в суд с иском к О. о взыскании упущенной выгоды и обязании передать недвижимое имущество, указывая на то, что она является собственником нежилых помещений общей площадью 122,2 кв. м, расположенных по адресу: **, **, литер Е1, помещения 1, 3. Ранее эта недвижимость принадлежала ответчику на праве собственности. Решением Арбитражного суда Республики Тыва от 15 декабря 2006 года с О. в пользу ОАО "**" было взыскано 176 000 руб. основного долга и 12 186 руб. 08 коп. - проценты, а также вышеуказанный магазин как заложенное имущество подвергнут реализации с начальной продажной ценой 500 000 руб. Реализация заложенного имущества была поручена Специализированному государственному учреждению при Правительстве РФ "**". В торгах по продаже магазина истец победила и по договору от 09 июля 2007 года приобрела его за 525 000 руб. После этого ответчик утратила право собственности на этот магазин. Однако ответчик не освобождает магазин и владеет им, извлекая из этого пользу и обогащаясь за ее счет. Согласно отчету N 136/08 об определении рыночной ставки, арендной платы нежилого помещения, расположенного по адресу: **, **, стоимость аренды 1 кв. м этого объекта недвижимости в месяц составляет 354 руб. Таким образом, в период с 23 декабря 2008 года по 23 сентября 2009 года истец могла бы получить доход в размере 389 329 руб. 20 коп. Просила взыскать с ответчика 389 329 руб. 20 коп. в счет упущенной выгоды, обязать ответчика освободить нежилые помещения, взыскать 15 284 руб. 80 коп. в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины, 2 000 руб. - в счет возмещения расходов по оценке имущества, 30 000 руб. - в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя.

Решением суда от 15 июля 2010 года постановлено:

"Исковые требования С. к О. о взыскании упущенной выгоды и обязании передать недвижимое имущество удовлетворить частично.

Взыскать с О. в пользу С. упущенную выгоду в сумме 383 329 руб. 20 коп., судебные расходы на оплату услуг представителя в сумме 15 000 руб., судебные расходы по уплате государственной пошлины и оценке имущества в сумме 17 284 руб. 80 коп.

В удовлетворении исковых требований об обязании возвратить недвижимое имущество отказать".

В кассационной жалобе ответчик О. просит отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение, полагая, что доказательств, подтверждающих уведомление истца об освобождении ответчиком помещения в добровольном порядке, суду не представлено. Судом не установлен факт приобретения или сбережения имущества за счет истца с 22 декабря 2008 года. Кроме того, суд неправильно определил период начисления процентов за пользование чужими денежными средствами, начиная с декабря 2008 года, а не с сентября 2009 года. В силу ст. 1107 ГК РФ этот период определятся с того времени, когда лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения. В судебном заседании ею заявлено ходатайство об отложении разбирательства ввиду неготовности отчета о рыночной стоимости арендной платы, однако суд отклонил это ходатайство.

Выслушав пояснения представителя истца А.И. и представителя ответчика Е.Н., проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Решением Арбитражного суда Республики Тыва от 15 декабря 2006 года иск ОАО "**" к индивидуальному предпринимателю О. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество удовлетворен: взыскано с О. в пользу ОАО "**" 176 000 рублей в счет погашения долга по кредиту, 12 186, 08 рублей - в счет уплаты процентов, 11 457, 14 рублей - в счет уплаты государственной пошлины; обращено взыскание на заложенное по договору залога 302-з от 28 декабря 2005 года имущество, принадлежащее предпринимателю О., - здание магазина, расположенное по адресу: **, **, строение литер Е1, помещения N 1, 3, залоговой стоимостью 500 000 рублей.

Из справки Межрайонной инспекции ФНС России N 1 по Республике Тыва следует, что С. в качестве индивидуального предпринимателя не состоит на налоговом учете.

Согласно протоколу N 3 от 26 июня 2007 года, С. победила на торгах по реализации нежилого помещения магазина общей площадью 122,2 кв. м, расположенного по адресу: **, **, литер Е1, помещения 1, 3. По договору от 09 июля 2007 года Специализированное государственное учреждение при Правительстве РФ "**" продало С. указанное помещение за 525 000 рублей.

Из свидетельства о государственной регистрации права от 22 декабря 2008 года видно, что право собственности С. на нежилые помещения, расположенные по адресу: **, **, литер Е1, помещения 1, 3, - зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 22 декабря 2008 года N 17-17-01/132/2008-066.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Статьей 301 ГК РФ предусмотрено, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В связи с тем, что в судебном заседании представители сторон показали, что С. продала спорные помещения Н.А., право собственности которой зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, суд обоснованно отказал в удовлетворении требования истца об обязании О. возвратить недвижимое имущество.

Следовательно, законных оснований для владения и пользования нежилыми помещениями у ответчика не имелось.

В силу ч. 1 ст. 303 ГК РФ при истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать от лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно (недобросовестный владелец), возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения; от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что на момент подачи иска (11 сентября 2009 года) С. являлась собственником недвижимого имущества, и факт незаконного владения О. нежилым помещением в период с 22 декабря 2008 года по 11 сентября 2009 года имел место. При этом ответчик знала о неправомерности пользования помещениями, поэтому она являлась недобросовестным владельцем.

В этой связи доводы кассационной жалобы ответчика О. о неправильном определении периода упущенной выгоды являются несостоятельными.

В соответствии со ст. 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

В ст. 15 ГК РФ определено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Поскольку согласно платежному поручению от 28 августа 2007 года N 3239 Отдел судебных приставов по РОВИП УФССП по РТ перечислил О. остаток за реализацию арестованного имущества по исполнительному листу Арбитражного суда Республики Тыва в сумме 446 756, 46 рублей, то суд обоснованно посчитал, что ответчик знала о продаже истцу нежилых помещений с июля 2007 года.

Из представленного истцом отчета от 13 августа 2009 года N 136/08 об определении рыночной ставки арендной платы нежилого помещения, расположенного по адресу: **, **, литер Е 1, помещения 1, 3, следует, что среднемесячный размер арендной платы за 1 кв. м по состоянию на 13 августа 2009 года составляет 354 рубля.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В судебном заседании сторона ответчика возражала относительно указанного отчета о стоимости арендной платы, поэтому суд предложил им представить свой расчет об этом, однако ответчиком в нарушение ст. 56 ГПК РФ такой расчет не представлен.

Таким образом, суд, определяя размер упущенной выгоды, обоснованно принял во внимание представленный истцом отчет об арендной плате оспариваемых нежилых помещений, и принял решение о взыскании с ответчика в пользу истца 389 329 рублей 20 копеек (354 рубля x 122,2 кв. м x 9 месяцев), так как в период с 23 декабря 2008 года по 23 сентября 2009 года С. могла бы получить доход от сдачи в аренду нежилых помещений.

С таким выводом суда судебная коллегия согласна, вывод мотивирован, основан на анализе действующего законодательства и подтвержден имеющимися в деле доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку, и оснований для его признания неправильным не усматривается.

Доводы кассационной жалобы ответчика о том, что истец не уведомила ее об освобождении помещений в добровольном порядке, не могут быть приняты во внимание, поскольку по смыслу ч. 1 ст. 303 ГК РФ такое уведомление не требуется. При этом ответчик знала о неправомерности пользования помещениями, поэтому она являлась недобросовестным владельцем.

Ссылка в жалобе о том, что не установлен судом факт приобретения или сбережения имущества за счет истца с 23 декабря 2008 года необоснован, поскольку из материалов дела следует, что О. знала, что нежилые помещения реализованы с торгов, проданы истцу в июне 2007 г., согласно платежному поручению от 28.08.2007 г. Отделом судебных приставов по РОВИП УФССП по РТ ей перечислен остаток за реализацию арестованного имущества по исполнительному листу в сумме 446756,46 рублей. л. 159 - 163).

Доказательств обратного ответчиком суду представлено не было.

Другие доводы кассационной жалобы не относятся к обстоятельствам, имеющим значение для дела, а поэтому не повлияли на правильность решения суда.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным, а доводы, кассационной жалобы - несостоятельными.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кызылского городского суда Республики Тыва от 15 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь