Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. по делу N 33-7367

 

Судья - Гусев С.А.

 

24 августа 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего: Гаврилова В.С.,

судей: Башаркиной Н.Н., Крайневой Н.А.,

при секретаре Ш.,

с участием представителя М.Н.М. - П.А., представителей Сергачского РАЙПО - М.Р.С., М.В.Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи областного суда Крайневой Н.А.

дело по кассационной жалобе М.Н.М., кассационному представлению прокурора Проваленовой Н.В.

на решение Сергачского районного суда Нижегородской области от 09 июля 2010 года по делу

по иску М.Н.М. к Сергачскому РАЙПО о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда

 

установила:

 

М.Н.М. обратилась в суд с иском к Сергачскому РАЙПО о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе в должности председателя правления Сергачского РАЙПО.

В обоснование заявленных требований М.Н.М. указала, что 06 марта 2008 г. решением общего отчетно-выборного собрания уполномоченных Сергачского РАЙПО М.Н.М. была избрана на должность председателя правления Сергачского РАЙПО сроком на 5 лет, т.е. до 6.03.2013 г.

14 мая 2010 г. состоялось общее собрание уполномоченных Сергачского РАЙПО, на котором было принято решение об освобождении ее от занимаемой должности и назначении на должность председателя правления Сергачского РАЙПО М.Р.С.

Освобождения ее от занимаемой должности потребовал член совета Сергачского РАЙПО глава администрации Сергачского района С.Н.М.

Она просила дать ей возможность доработать до конца полугодия. Однако было принято решение о ее освобождении с 14 мая 2010 года.

При этом на собрании вместо уполномоченных Сергачского РАЙПО М.Ф.Е., Ф., С.Н.А., А., Х., М.В.Н., В., участвовали не уполномоченные лица: С.В.В., И.Р., З., Т., которые не являются легитимными уполномоченными, т.к. избраны с нарушениями закона и Устава РАЙПО. Кроме этого, С.В.В. и И.Р. не являются даже пайщиками РАЙПО.

Вместе с указанными лицами на данном собрании Сергачского РАЙПО присутствовали действующие уполномоченные в количестве 18 человек.

В соответствии с п. 8.11. Устава Сергачского РАЙПО общее собрание уполномоченных общества признается правомочным, если на нем присутствует более трех четвертей уполномоченных общества. Таким образом, данное собрание было неправомочным. Но по решению главы администрации Сергачского района С.Н.М., который является членом Совета РАЙПО и председателя Совета Сергачского РАЙПО М.Р.С. собрание проводилось.

В соответствии с п. 8.11. Устава Сергачского РАЙПО решение общего собрания уполномоченных считается принятым, если за него проголосовало более трех четвертей уполномоченных общества, присутствующих на собрании. В данном случае за увольнение М.Н.М. и назначение М.Р.С. проголосовало не только менее трех четвертей уполномоченных общества, присутствовавших на собрании, но и менее половины. Таким образом, собрание было неправомочным и решение об увольнении М.Н.М. не было принято.

В связи с событиями, происходившими на собрании, М.Н.М. очень переживала и заболела. 15.05.10 г. она обратилась к врачу и ей был выдан больничный лист.

Воспользовавшись тем, что М.Н.М. болеет и не имеет возможности выйти на работу, М.Р.С. занял ее кабинет.

М.Р.С. потребовал от нее подписания необходимых ему бумаг, в том числе заявление об увольнении по собственному желанию. М.Н.М. отказалась это делать, сказав, что не собирается увольняться и после болезни продолжит работу в должности председателя правления. После чего М.Н.М. позвонил глава администрации Сергачского района С.Н.М., накричал на нее и потребовал, чтобы она подписала все бумаги, которые требует подписать М.Р.С. Под давлением С.Н.М., будучи очень больна и не в состоянии адекватно оценивать ситуацию, М.Н.М. вынуждена была подчиниться и подписала какие-то бумаги, которые ей принесла по указанию М.Р.С. работник отдела кадров С.Е.А. Какие именно бумаги подписывала М.Н.М., она не знает, т.к. чувствовала себя очень плохо. Это было 17.05.2010 г. около 17 часов 30 минут. Она также подписывала и чистые листы. От высокого давления у М.Н.М. все расплывалось в глазах и она ставила свою подпись в том месте, где пальцем показывала С.Е.А.

По требованию М.Р.С. в трудовую книжку М.Н.М. внесли запись об ее увольнении.

Копию приказа об увольнении и трудовую книжку М.Н.М. не вручили.

М.Н.М. в судебное заседание не явилась и представила заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие, с участием представителя.

Представитель истца П., действующий по доверенности, поддержал в судебном заседании исковые требования и дополнил их.

Просил взыскать в пользу М.Н.М. заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в сумме *** рублей.

Представители ответчика Сергачского РАЙПО - М.Р.С. и М.В.Б. иск не признали в полном объеме. Они пояснили, что общее собрание уполномоченных Сергачского РАЙПО, которое состоялось 14.05.2010 г., было очередным отчетным собранием по итогам 2009 г. Решение о проведении данного собрания было принято на заседании Совета РАЙПО от 15.04.2010 г. В повестке дня было пять вопросов: отчет о работе Сергачского РАЙПО за 2009 г., отчет ревизионной комиссии за 2009 г., утверждение баланса за 2009 г., наказы пайщиков и разное.

Собрание, которое состоялось 14.05.2010 г., было начато около 15 часов. На собрании присутствовали 23 уполномоченных из 26, т.е. собрание было легитимным. Все уполномоченные присутствовали на законных основаниях и были зарегистрированы перед собранием в регистрационном списке. Собрание проводилось в обычном режиме, нарушений процедуры ведения не допускалось, вопросы, указанные в повестке дня не менялись. Когда перешли к пятому вопросу повестки дня, М.Н.М. встала и обратилась к собранию уполномоченных с заявлением об освобождении ее от должности председателя правления РАЙПО по состоянию здоровья. Вопрос был поставлен на голосование. Проголосовало 18 уполномоченных за удовлетворение заявления, 5 - воздержались. Собрание постановило - освободить М.Н.М. с занимаемой должности председателя правления РАЙПО с 14.05.2010 г. Потом было рассмотрено заявление М.Р.С. об освобождении его от должности председателя Совета РАЙПО. Данное заявление также было принято и удовлетворено. 18 голосов было за удовлетворение заявления М.Р.С., 5 - воздержались. По предложению уполномоченного Р. М.Н.М. была избрана председателем Совета РАЙПО - высшего представительного органа РАЙПО, а М.Р.С. был избран председателем правления РАЙПО. Голоса уполномоченных распределились также: 18 - за избрание и 5 - воздержались.

Т.к. собрание закончило свою работу около 18 часов, заявления об увольнении с должности председателя РАЙПО и назначение на должность председателя Совета РАЙПО, М.Н.М. были написаны и представлены в РАЙПО 17.05.2010 г. - в понедельник, первый рабочий день после выходных. Но датированы данные заявления 14.05.2010 г. Приказы об увольнении и принятии на работу в качестве председателя Совета РАЙПО М.Н.М., были изданы также 17.05.2010 г., но от 14.05.2010 г., т.е. с момента принятия решения общего собрания уполномоченных РАЙПО. Такие же приказы были изданы в отношении М.Р.С. - об увольнении с должности председателя Совета РАЙПО и назначении на должность председателя правления РАЙПО. М.Н.М. сама изъявила желание уйти с должности председателя правления РАЙПО, о чем во всеуслышание объявила на собрании уполномоченных, а затем подтвердила свое желание, написав заявления об увольнении и назначении на должность председателя Совета РАЙПО. Она также подписала подлинники приказов об увольнении и назначении на новую должность. Данные приказы хранились в отделе кадров РАЙПО, у зам. председателя правления РАЙПО по кадрам И.А. В трудовой книжке М.Н.М. были внесены соответствующие записи об увольнении от 14.05.2010 г. и о назначении на новую должность также с 14.05.2010 г. Трудовая книжка хранится в отделе кадров РАЙПО, т.к. М.Н.М. продолжает оставаться штатным работником РАЙПО и является председателем Совета РАЙПО. По данной должности ей был назначен оклад в размере *** рублей, выделена служебная а/м и кабинет.

До 16.06.2010 г. никаких заявлений от М.Н.М. о несогласии с решением общего собрания уполномоченных РАЙПО от 14.05.2010 г. не поступало. На работу она не выходила. 16.06.2010 г. М.Н.М. пришла в РАЙПО с ее представителем П. и заявила, что она является председателем правления РАЙПО, потребовала у М.Р.С. освободить ее кабинет, т.к. он занял его незаконно. После возражений М.Р.С., она потребовала представить ей копии приказов об ее увольнении и назначении на ее должность М.Р.С., копии заявлений написанные от ее имени - об увольнении и о назначении на новую должность, копию протокола общего собрания уполномоченных от 14.05.2010 г. и ее трудовую книжку.

Когда М.Р.С. обратился в отдел кадров и дал указание выдать запрашиваемые М.Н.М. документы, оказалось, что пропали подлинники приказов об увольнении М.Н.М. и о приеме ее на работу в качестве председателя Совета РАЙПО. Данные документы хранились у зам. председателя правления по кадрам И.А., которая является дочерью М.Н.М. После этого была проведена проверка наличия в кадрах РАЙПО необходимых для работы документов. Было установлено, что пропали списки пайщиков РАЙПО, другие значимые для РАЙПО документы. Был составлен акт недостачи и подано заявление в ОВД по Сергачскому району о хищении документов. В настоящее время по данному факту проводится проверка. В суд представлена копия приказа о приеме на работу М.Н.М. на должность председателя Совета РАЙПО, которая сохранилась в бухгалтерии и на основании которой М.Н.М. до настоящего времени начисляется зарплата. В копии приказа имеются подписи М.Н.М. и дата ознакомления с приказом - 14.05.2010 г. выполненная рукой М.Н.М. Представлена также записка-расчет, которая была передана из отдела кадров в бухгалтерию РАЙПО инструктором отдела кадров С.Е.А. Данная записка-расчет подтверждает тот факт, что был подлинник приказа об увольнении от 14.05.2010 г. На основании данной записки-расчета, М.Н.М. был сделан полный расчет в связи с увольнением с должности председателя правления РАЙПО. Всего, за май месяц 2010 г. М.Н.М. получила в РАЙПО при расчете *** рублей. Если бы не было подлинника приказа об увольнении, то не было бы записки-расчета переданной из отдела кадров в бухгалтерию и не было бы произведено никакого расчета с М.Н.М. при увольнении.

Доказательств того, что М.Н.М. была уволена незаконно, не представлено. Доводы представителя М.Н.М. о том, что М.Н.М. не понимала значения своих действий при подписании заявлений об увольнении и о назначении на новую должность, опровергаются имеющимися заявлениями и приказом о назначении М.Н.М. на должность председателя Совета РАЙПО с подписями М.Н.М., показаниями свидетеля С.Е.А. и Г.Л. - лечащего врача М.Н.М. Нарушений законодательства при увольнении М.Н.М., допущено не было.

В заключении прокурор Проваленова Н.В. указала на правомерность заявленных М.Н.М. требований.

Решением суда исковые требования М.Н.М. оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе М.Н.М. поставлен вопрос об отмене решения Сергачского районного суда как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

В обоснование жалобы указано, что суд не принял во внимание доказательства, которые подтверждали, что увольнение не было волеизъявление М.Н.М., а было инициировано главой администрации Сергачского района С.Н.М.

Суд не дал оценки информации о поступивших 17 мая 2009 года на телефон М.Н.М. звонках С.Н.М. Разговор продолжался в течение получаса, что свидетельствует о том, что С.Н.М. не просто поинтересовался ее состоянием здоровья.

Судом не дано оценки тому факту, что М.Н.М. просила дать возможность ей доработать квартал, что подтвердили в ходе судебного разбирательства свидетели, и что свидетельствует о ее нежелании увольняться с 14 мая 2009 года.

Суд необоснованно отказал в назначении экспертизы на предмет определения, кем выполнен текст в заявлении об увольнении, на предмет определения принадлежности подписи в заявлении об увольнении, в копиях приказов об увольнении и принятии на должность председателя Совета.

Суд не дал оценки легитимности общего собрания уполномоченных. Между тем, данными обстоятельством были обоснованным исковые требования.

М.Н.М. считает необоснованной оценку суда показаний Г.А.

Вывод суда первой инстанции о том, что М.Н.М. специально искусственно созданы условия для сомнения в законности ее увольнения, не соответствуют действительности, не основаны на нормах права и материалах дела.

В кассационном представлении также поставлен вопрос об отмене решения Сергачского районного суда как вынесенного с нарушением норм материального права.

В обоснование представления указано, что выводы суда о добровольности заявления на собрании об освобождении М.Н.М. от занимаемой должности противоречат материалам дела. Кроме того, в нарушение требований ст. 280 ТК РФ на момент рассмотрения собрания заявления М.Н.М. об увольнении ее письменное заявление об этом отсутствовало. Суд установил, что письменное заявление появилось лишь 17 мая 2010 года.

Суд необоснованно не принял во внимание показания свидетеля Г.А., который, по мнению суда, мог забыть происходящее на собрании, или подписал заявление не читая. Однако такие обстоятельства судом установлены не были.

Суд необоснованно поставил в вину истице пропажу документов, связанных с ее увольнением.

Законность и обоснованность обжалуемого решения проверены судебной коллегией в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, в пределах доводов кассационной жалобы, представления.

Проверив материалы дела, выслушав явившихся лиц, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого решения постановленного в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.

Доводы кассационной жалобы, кассационного представления не могут служить основанием к отмене решения Сергачского районного суда нижегородской области.

Согласно ст. 80 ТК РФ, работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

В соответствии со ст. 280 ТК РФ, руководитель организации имеет право досрочно расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя (собственника имущества организации, его представителя) в письменной форме не позднее, чем за один месяц.

Как следует из материалов дела, в соответствии с решением отчетного - выборного собрания уполномоченных 06 марта 2008 г. М.Н.М. была избрана на должность председателя правления Сергачского РАЙПО сроком на 5 лет (копия протокола - л.д. ***).

07.03.2008 г. с М.Н.М. был заключен трудовой договор л.д. ***).

На основании решения Совета РАЙПО от 15.04.2010 г. л.д. ***), 14 мая 2010 г. состоялось очередное общее собрание уполномоченных Сергачского РАЙПО. В повестке дня было пять вопросов: отчет о работе Сергачского РАЙПО за 2009 г., отчет ревизионной комиссии за 2009 г., утверждение баланса за 2009 г., наказы пайщиков и разное.

Как следует из протокола N 2 общего собрания уполномоченных, председателем мандатной комиссии С.Н.М. зачитан доклад о присутствии на общем собрании 23 уполномоченных из 26. Согласно Устава РАЙПО собрание правомочно, кворум имеется л.д. ***).

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно не дал оценки легитимности данного собрания, поскольку истцом решение общего не оспаривалось.

Выход за пределы заявленных требований допускается законом только в случаях, предусмотренных законом (ст. 196 ч. 3 ГПК РФ).

В данном случае закон не предусматривает для суда самостоятельно, в отсутствие заявленных требований, разрешать вопрос о законности решения общего собрания.

Как следует из протокола общего собрания, при рассмотрении пятого вопроса повестки дня М.Н.М. обратилась к собранию с просьбой об освобождении ее от занимаемой должности по состоянию здоровья.

Согласно п. 8.2.3 Устава РАЙПО к исключительной компетенции общего собрания уполномоченных относится избрание председателя Совета РАЙПО; п. 8.2.6 - назначение, увольнение председателя правления, заместителей председателя правления РАЙПО л.д. ***).

Решением большинства участников общего собрания принято решение об освобождении от занимаемой должности с 14 мая 2010 года л.д. ***).

17 мая 2010 года М.Н.М. подписано заявление об освобождении ее от занимаемой должности председателя правления Сергачского РАЙПО по собственному желанию с 14 мая 2010 года л.д. ***).

В тот же день М.Н.М. подписано заявление о приеме ее на должность председателя Совета Сергачского РАЙПО с 14 мая 2010 года л.д. ***).

Согласно записки-расчета от 14 мая 2010 года, трудовой договор с М.Н.М. как с председателем правления Сергачского РАЙПО прекращен 14 мая 2010 года на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию) на основании приказа от 14 мая 2010 года N ***-л/с л.д. ***).

Согласно копии приказа от 14 мая 2010 года М.Н.М. принята на должность председателя совета на основании трудового договора от 14 мая 2010 года N *** л.д. ***).

Подлинники приказа о прекращении трудового договора и приеме на работу утрачены.

Оценив собранные по делу доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что волеизъявление М.Н.М. об увольнении с должности председателя правления Сергачского РАЙПО было добровольным, о чем свидетельствует заявление об увольнении и приеме на должность председателя Совета Сергачского РАЙПО, написанные ею через два дня после проведения собрания. Имея время для оценки проведенного 14 мая 2010 года собрания, принятых собранием решений, М.Н.М. подписала указанные заявления.

Доводы представления о том, что увольнение М.Н.М. нельзя признать законным, поскольку на момент принятия решения общим собранием отсутствовало ее заявление об увольнении в письменной форме нельзя признать состоятельными, поскольку данное нарушение было устранено самой М.Н.М., подписавшей заявление об увольнении с 14 мая 2010 года.

Доводы жалобы о том, что данные заявления были подписаны под давлением со стороны главы администрации Сергачского района С.Н.М., не подтверждены материалами дела.

Длительность разговора 17 мая 2010 года между С.Н.М. и М.Н.М. сама по себе не свидетельствует, что данный разговор имел целью оказать на М.Н.М. давление в написании заявления об увольнении с должности председателя правления Сергачского РАЙПО. Иные доказательства в материалах дела отсутствуют.

Доводы жалобы о том, что М.Н.М. просила предоставить ей возможность доработать до конца полугодия, не могут быть приняты во внимание. Подписанные 17 мая 2010 года ею заявления об освобождении от занимаемой должности с 14 мая 2010 года свидетельствуют о достигнутом между сторонами трудового договора соглашении об увольнении именно с этой даты.

Ссылки в жалобе на необоснованный отказ представителю истицы в назначении почерковедческой экспертизы на предмет определения, кем выполнен текст в указанных заявлениях, подписаны ли они лично М.Н.М. и не были ли они подписаны под воздействием стресса, давления, не могут быть признаны состоятельными.

Отказывая в удовлетворении данного ходатайства, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что тот факт, что заявления написаны не лично М.Н.М., не отрицалось второй стороной по делу. Что касается принадлежности подписи М.Н.М., то в исковом заявлении М.Н.М. не отрицала тот факт, что подписывала документы, связанные с увольнением, и в качестве основания для увольнения М.Н.М. не заявляла данное обстоятельство, поэтому суд правомерно отклонил ходатайство о назначении экспертизы на предмет установления принадлежности подписи в заявлении об увольнении М.Н.М.

Судебная коллегия находит обоснованными доводы жалобы и представления о том, что суд необоснованно поставил в вину истице пропажу документов, связанных с ее увольнением.

Выводы суда первой инстанции в данной части нельзя признать обоснованными, поскольку они не подтверждены какими-либо достоверными доказательствами.

Вместе с тем, данные выводы суда первой инстанции не могут являться основанием для отмены, поскольку не влияют на содержание принятого по существу иска решения.

При таких данных судебная коллегия считает, что обжалуемое судебное постановление является законным и обоснованным, оснований для его отмены не имеется.

Все доказательства по делу оценены судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ и результаты оценки отражены в решении суда.

Доводы кассаторов подлежат отклонению в силу вышеизложенного, как не соответствующие действующему законодательству и фактическим обстоятельствам дела.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда, в кассационной жалобе не содержится.

Нормы материального права применены судом правильно, существенных нарушений норм процессуального законодательства судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Сергачского районного суда Нижегородской области от 9 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу М.Н.М., кассационное представление прокурора Проваленвой Н.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь