Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ АЛТАЙСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 августа 2010 г. по делу N 4а-671/2010

 

Заместитель председателя Алтайского краевого суда Г., рассмотрев жалобу П. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 9 г. Бийска Алтайского края от 11 декабря 2009 года, которым П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год семь месяцев,

 

установил:

 

согласно протоколу об административном правонарушении от 28 октября 2009 года П. 14 октября 2009 года в 16 час. 25 мин. управлял автомобилем <...>, регистрационный знак <...>, двигался по ул. <...> в г. Бийске Алтайского края, находясь в состоянии наркотического опьянения, чем нарушил п. 2.7 ПДД РФ.

Вышеназванным постановлением мирового судьи П. признан виновным по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ - управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В порядке ст. 30.1 КоАП РФ постановление мирового судьи не обжаловалось.

В надзорной жалобе, поданной в Алтайский краевой суд, П. просит об отмене состоявшегося по делу судебного постановления, ссылаясь на то, что мировым судьей не приняты во внимание его показания, выводы о виновности сделаны на основе недопустимых доказательств, дело рассмотрено с нарушением установленного законом срока, повторная экспертиза не назначалась, оснований для остановки его транспортного средства у сотрудников милиции не имелось, повторное исследование биологических сред не производилось, у него был осуществлен отбор только одного биологического объекта, что является нарушением приказа Минздравсоцразвития РФ от 27.01.2006 г. N 40.

Изучив материалы административного дела, ознакомившись с доводами жалобы, оснований для ее удовлетворения не нахожу.

Факт управления П. автомобилем в состоянии наркотического опьянения подтверждается собранными по делу об административном правонарушении доказательствами: протоколом об административном правонарушении 22 АР N 146664 (л.д. 1), протоколом об отстранении от управления транспортным средством 22 АО N 429486 (л.д. 3), рапортом инспектора ДПС ГИБДД (л.д. 9), а также актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 14.10.2009 г. N 634, согласно которому в моче П. обнаружены каннабиноиды (основание - ХТИ N 3506 от 15.10.2009 г.) (л.д. 8), оцененными мировым судьей по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств в совокупности с иными материалами дела (ст. 26.11 КоАП РФ).

Медицинское освидетельствование П. проведено врачом КГУЗ "Наркологический диспансер, г. Бийск" в соответствии с Инструкцией по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утв. приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 г. N 308, поэтому доводы жалобы в этой части являются несостоятельными.

Ссылка П. на нарушение врачом, проводившим отбор биосред, положений приказа Минздравсоцразвития РФ от 27.01.2006 г. N 40 "Об организации проведения химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ", в частности приложения N 2, подлежит отклонению, поскольку данный нормативный акт носит рекомендательный характер.

Сомнений в том, что на химическое исследование поступила моча, принадлежащая именно П., у мирового судьи не возникло, поэтому необходимость в повторных химико-токсикологических исследованиях биологического объекта отсутствовала.

Всем доказательствам, которые были получены в полном соответствии с законом, судьей дана надлежащая оценка с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, с которой следует согласиться.

Нормы ГПК РФ, на которые ссылается П. в своей надзорной жалобе, не могут быть приняты во внимание, т.к. гражданское процессуальное законодательство при производстве по делам об административных правонарушениях не применяется.

Подлежит отклонению довод жалобы о том, что сотрудниками милиции были нарушены положения Наставлений по работе дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утв. приказом МВД РФ от 20.04.1999 г. N 297, поскольку данный нормативный акт, носивший рекомендательно-обязывающий характер, утратил силу с 1 сентября 2009 года в связи с изданием приказа МВД РФ от 02.03.2009 г. N 187.

Факт остановки транспортного средства П. инспектором ДПС ГИБДД "без необходимости" значения для данного дела не имеет, поскольку согласно ст. 11 Закона РФ от 18.04.1991 г. N 1026-01 "О милиции" сотрудники милиции вправе останавливать транспортные средства и проверять документы на право пользования и управления ими безотносительно места их нахождения и в любое время.

Иные доводы, изложенные П. в надзорной жалобе, в том числе нарушение мировым судьей процессуального срока рассмотрения дела, также правового значения не имеют и не влияют на квалификацию содеянного.

Поскольку существенных нарушений требований, предусмотренных КоАП РФ, не установлено, основания для отмены вынесенного по делу судебного постановления отсутствуют.

Руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 9 г. Бийска Алтайского края от 11 декабря 2009 года оставить без изменения, жалобу П. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь