Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 августа 2010 года

 

Судья: Иванова Т.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Мельниковой Г.Ю.,

судей - Полушкина А.В., Шалагиной Л.А.,

при секретаре - М.А.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 25 августа 2010 года гражданское дело по исковому заявлению Н. <...> о взыскании компенсации морального вреда по кассационной жалобе представителя Прокуратуры Удмуртской Республики на решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 12 июля 2010 года, которым иск Н. <...> удовлетворен частично: с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации в пользу Н. <...> взысканы - компенсация морального вреда в размере 5000 руб., возмещение расходов по оплате услуг представителя в размере 3000 руб.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., Судебная коллегия

 

установила:

 

Н.В.О. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Исковые требования мотивированы тем, что 17 июня 2009 года мировым судьей судебного участка N 1 г. Глазова в отношении истца вынесен приговор, которым он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 159 УК РФ, признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 327 ч. 3 УК РФ и оправдан в данной части по предъявленному обвинению на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ - за отсутствием состава преступления. Вышеуказанным приговором в части обвинения по ст. 327 ч. 3 УК РФ за ним признано право на реабилитацию на основании ст. 133 - 136 УПК РФ. Приговор вышестоящими судами оставлен без изменения и вступил в законную силу. В результате незаконного привлечения к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 327 УК РФ, уголовного преследования по данной статье ему причинен моральный вред.

В обоснование размера компенсации морального вреда истец указал на то, что в период времени с 06 августа 2007 года по 24 августа 2008 года в отношении него осуществлялось уголовное преследование по двум составам преступлений, одно из которых ст. 159 ч. 3 УК РФ, которое относится к категории тяжких преступлений. По ст. 159 ч. 3 УК РФ уголовное дело было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Сам факт, что он подозревается в совершении тяжкого преступления, являлся для него длительным психотравмирующим фактором. По мнению истца, обвинение его в совершении тяжкого преступления оказало негативное влияние на отношение к нему со стороны руководства и коллег.

В результате незаконных действий должностных лиц, выразившихся в незаконном возбуждении уголовного дела и уголовного преследования по обвинению его по ч. 3 ст. 327 УК РФ ему причинен моральный вред. В связи с незаконным привлечением его к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 327 УК РФ, длительным уголовным преследованием по ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 285 УК РФ, причиненный моральный вред истец оценивал в 100 000 руб.

Истец просил взыскать с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в его пользу компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., понесенные расходы по оплате услуг представителя 15 000 руб.

Впоследствии истец подал заявление в порядке ст. 39 ГПК РФ, изменил основание иска, сославшись на следующие обстоятельства: моральный вред ему причинен в результате незаконного возбуждения в отношении него и незаконного преследования его по ст. 327 ч. 3 УК РФ, в данной части приговором мирового судьи он оправдан и за ним признано право на реабилитацию. Ему причинены нравственные страдания в результате воздействия длительного психотравмирующего фактора - обвинения в совершении преступления по ст. 327 ч. 3 УК РФ.

В судебном заседании истец Н.В.О. на удовлетворении заявленных требований настаивал.

Представитель Министерства финансов РФ в судебное заседание не явился, суду подано заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя ответчика. В письменном отзыве ответчика указано на непризнание иска ввиду его необоснованности.

Представитель третьего лица Прокуратуры УР - К.А.В., иск признал частично, ссылаясь на то, что требуемая истцом компенсация морального вреда явно несоразмерна объему нравственных страданий. По мнению представителя, при определении размера компенсации суду следует иметь в виду, что в данном случае имеет место неполное прекращение уголовного дела, что ссылка истца на избрание в отношении него меры пресечения несостоятельна, поскольку мера пресечения избиралась по делу по обвинению истца в совершении преступления, предусмотренного по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 159 УК РФ, по которому вынесен обвинительный приговор.

Судом было принято вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе представитель Прокуратуры Удмуртской Республики просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что размер компенсации морального вреда судом определен в завышенном размере.

В возражениях на кассационную жалобу истец просит решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, ссылаясь на необоснованность ее доводов.

В суде кассационной инстанции стороны не участвовали, о времени и месте судебного заседания были извещены надлежащим образом. Истец в кассационной жалобе изложил просьбу о рассмотрении дела в суде кассационной инстанции без его участия.

Изучив материалы дела, обсудив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из содержания обжалованного решения, разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, причиненного истцу в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 327 УК РФ, и определяя его в сумме 5000 рублей, суд первой инстанции учел следующие обстоятельства: факт незаконного обвинения истца в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, длительность воздействия психологического фактора на истца, недоказанность факта избрания в отношении истца меры пресечения по указанному обвинению, а также принцип разумности и справедливости.

Между тем, по мнению Судебной коллегии, судом при определении размера компенсации морального вреда были учтены не все значимые обстоятельства.

Так, из содержания постановления о привлечении истца в качестве обвиняемого от 27 октября 2008 года и приговора мирового судьи судебного участка N 1 г. Глазова УР от 17 июня 2009 года следует, что вменяя истцу совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, органы предварительного расследования обвиняли истца в использовании заведомо подложных документов - договора коммерческого найма жилого помещения, двух фиктивных расписок, авансового отчета.

В ходе судебного разбирательства факт изготовления названных документов и их подложность судом были установлены. Невиновным по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, истец признан только по мотиву того, что указанные документы были использованы им с целью реализации умысла и как способ достижения цели, направленной на хищение чужого имущества путем обмана, а потому охватываются составом мошенничества и не требовали дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

С учетом того, что вышеуказанные обстоятельства являлись значимыми и не были учтены судом при рассмотрении настоящего дела, Судебная коллегия считает, что компенсация морального вреда определена судом в завышенном размере, а потому подлежит уменьшению до 2 000 рублей.

Исходя из положений, предусмотренных ст. 100 ГПК РФ, обстоятельств дела, объема защищаемого истцом права, принципа разумности, размер оплаты услуг представителя, подлежащий взысканию в пользу истца, также подлежит уменьшению - до 2 000 рублей.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 12 июля 2010 года изменить, уменьшив размеры взысканных в пользу Н. <...> компенсации морального вреда до 2 000 (двух тысяч) рублей и оплаты услуг представителя до 2000 (двух тысяч) рублей.

Кассационную жалобу представителя Прокуратуры Удмуртской Республики - удовлетворить.

 

Председательствующий судья

МЕЛЬНИКОВА Г.Ю.

 

Судьи

ПОЛУШКИН А.В.

ШАЛАГИНА Л.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь