Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 августа 2010 г. по делу N 33-1978/2010

 

Судья Климова Л.В.

Докладчик Киселев А.П.

25 августа 2010 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Фоминой Н.В.

судей Киселева А.П. и Лепехиной Н.В.

при секретаре А.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе истца Д.А. на решение Левобережного районного суда г. Липецка от 13 мая 2010 года, которым постановлено:

Отказать Д.А. в удовлетворении требований к ОАО "НЛМК" о взыскании недополученной заработной платы, морального вреда, признании незаконными распоряжения от 11.03.2005 г. N 61/345 "Об изменении графика работы" и решения комиссии по трудовым спорам по заявлению Д.А. от 30.10.2009 г.

Заслушав доклад судьи Киселева А.П., судебная коллегия

 

установила:

 

Д.А. обратился с иском к ОАО "НЛМК" о взыскании недополученной заработной платы за время работы в перерывы для отдыха и питания, компенсации морального вреда, признании незаконным распоряжения от 11.03.2005 г. N 61/345 "Об изменении графика работы" и решения комиссии по трудовым спорам, куда он обратился с целью разрешения спора об оплате перерывов для отдыха и питания в непрерывном графике работы за период с 2006 г. по 2009 г. В обоснование иска ссылался на то, что он не мог использовать перерыв в связи с отсутствием у него подмены.

Представитель ответчика по доверенности - К.И. иск не признала.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

Истец в своей кассационной жалобе просит отменить решение суда, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, указывает на нарушение судом норм процессуального права, выразившееся по его мнению, в неправильной оценке доказательств и необоснованном отклонении заявленных истцом ходатайств, что свидетельствует об игнорировании в нарушении ст. 6 Европейской конвенции по правам человека доводов, представленных одной из сторон, и нарушении справедливости судебного процесса.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

В соответствии с ч. ч. 1 и 3 ст. 392 Трудового кодекса РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

В пункте 5 Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что исходя из содержания абзаца первого части 6 статьи 152 ГПК РФ, а также части 1 статьи 12 ГПК РФ, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком.

Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абзац второй части 6 статьи 152 ГПК РФ).

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Как установлено судом, истец был уволен с должности механика ЦСТ ОАО "НЛМК" приказом N 12926 от 02.11.2009 (л.д. 41 т. 1).

С требованием о защите нарушенных трудовых прав Д.А. обратился в суд 16.11.2009 г. В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что ему был установлен непрерывный четырехбригадный двухсменный график работы с 7 час. 00 мин. по 20 час. 00 мин и с 20 час. 00 мин. до 09 час. 00 мин. с перерывом 1 час, однако перерыв на обед он использовать не мог в связи с отсутствием замены и непрерывным характером работы.

Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, с таким графиком работы истец был ознакомлен под роспись 03.03.2005 г. (л.д. 43 т. 1), то есть, о нарушении своих прав он должен был узнать при получении заработной платы за период, когда, по его мнению, ему не было оплачено время работы во время перерывов для отдыха и питания.

Таким образом, на момент предъявления иска срок обращения за защитой нарушенных прав по третий квартал 2009 г., был пропущен.

Однако, суд первой инстанции правильно отказал в иск и по существу.

05 сентября 2003 г. Д.А. был принят на должность механика КПП отдела безопасности дорожного движения и контроля Автотранспортного управления ОАО "НЛМК".

30 июля 2008 г. с истцом был заключен новый трудовой договор на исполнение обязанностей механика спецтехники с 1 августа 2008 г. Согласно данному договору, с которым истец ознакомлен под роспись, ему устанавливается график работы N 172. Приказом ответчика N 12926 от 02.11.2009 истец был уволен с занимаемой должности.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что ему был установлен непрерывный четырехбригадный двухсменный график работы с 7 час. 00 мин. по 20 час. 00 мин и с 20 час. 00 мин. до 09 час. 00 мин. с перерывом 1 час, однако перерыв на обед в период с 2006 г. по 2009 г. он использовать не мог в связи с отсутствием замены и непрерывным характером работы (л.д. 80 т. 1).

Такой режим рабочего времени был подтвержден и представленными суду графиками сменности персонала транспортного управления. 172 график, установленный истцу с 01.08.20098 г., - это 4-х бригадный, 2-х сменный, непрерывный график, продолжительностью 12 часов: с 7-00 часов до 20-00 часов, перерыв с 12-00 часов до 13 часов; с 20-00 часов до 9-00 часов, перерыв с 1-00 часов до 2-00 часов. Истец подтвердил, что работал по аналогичному графику и до заключения с ним трудового договора от 30 июля 2008 г.

Факт ознакомления 03.03.2005 г. с таким режимом работы под роспись подтвержден служебной запиской начальника отдела БД и контроля Д.С. (л.д. 43 т. 1).

При этом, как усматривается из материалов дела, истец на протяжении всего судебного разбирательства не оспаривал, что ему было известно о наличии часового перерыва в течение всего периода работы, он работал именно по вышеуказанному графику, но не мог использовать по вине работодателя предоставленный ему по графику перерыв.

Доводы кассационной жалобы о том, что истец не был в ознакомлен с режимом работы, опровергаются материалами дела.

Установленный истцу график отвечает требованиям ст. 108 ТК РФ, в соответствии с которым в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть доставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается.

Доводы истца о том, что у него отсутствовала реальная возможность использовать установленный обеденный перерыв, также тщательно исследовались судом.

Было установлено, что согласно Правил внутреннего трудового распорядка работа механика ЦСТ, АТУ, выполнявшаяся истцом, не относится к перечню работ, указанных в ч. 3 ст. 108 ТК РФ, то есть к работам, где по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, и где работодатель обязан обеспечить работнику возможность отдыха и приема пищи в рабочее время.

Согласно должностной инструкции механика (контрольно-пропускного пункта) механик является специалистом, ответственным за контроль технического состояния подвижного состава перед выездом на линию и после возвращения с линии, основной поток которого имел место с 07-00 до 9-00 часов и с 15-00 часов до 17-00 часов, на механика возложена обязанность по осуществлению технической проверки подвижного состава, направляемого на плановое техническое обслуживание, в соответствии с требованиями нормативной документации, уборка территории, составление акта проверки автомобилей, обрабатывание путевых листов, периодическое осуществление обхода территории цеха, проверка исправности замков и ограждений.

Аналогичные обязанности изложены в должностной инструкции механика отдела безопасности движения и контроля.

Довод истца о том, что он должен был в соответствии со своими обязанностями контролировать работу системы охранной и пожарной сигнализации, установленной в помещении, в связи с чем не мог покинуть рабочее место, обоснованно не приняты судом, поскольку характер исполнения должностных обязанностей механика не предусматривает постоянное присутствие в помещении КПП, у механика имеется ряд других обязанностей, осуществление которых происходит за пределами помещения КПП. К дисциплинарной ответственности либо лишению производственных премий, за оставление рабочего места в период перерыва для отдыха и питания, истец не привлекался.

Согласно ст. 106 ТК РФ время отдыха - время, в течение которого работник свободен от исполнения трудовых обязанностей и которое он может использовать по своему усмотрению.

Доказательств того, что Д.А. не имел возможности использовать время перерывов по своему усмотрению, также суду представлено не было.

Довод о наличии запрета обедать на своем рабочем месте в суде также не нашел подтверждения.

Об отсутствии такого запрета давали показания свидетели К.В., который показал, что еду работники приносят с собой и обедают на своем рабочем месте, когда в диспетчерской, когда на КПП, так как нет столовой. Из показаний К.В. также следует, что Д.А. никогда не жаловался на невозможность использовать обеденный перерыв.

Согласно показаниям С.В., механики имели возможность использовать обеденное время - перерыв составлял один час, но обедали на своем рабочем месте в свободное время, препятствий для того, чтобы пойти в столовую не было.

Свидетель Е.А. суду показал, что ограничений по времени обеда не было, на время обеда можно было уехать, о времени обеда устно ставил в известность руководитель Д.С.

Свидетель П.Ю. суду показал, что время обеденного перерыва пользовалось Д.А. по своему усмотрению, на обед он уходил регулярно, Д.А. мог за себя кого-то оставить или закрыть ворота.

Свидетель П.В. (заместитель начальника цеха, которому истец был непосредственно подчинен) суду показал, что обеденное время Д.А. мог использовать по своему усмотрению, требований со стороны администрации предприятия не покидать территорию на время обеда не было, механик мог просто закрыть ворота и уйти обедать.

Из показаний Е.А., П.В., следует, что основной поток машин был с 07-00 до 9-00 часов и с 15-00 часов до 17-00 часов, ночью машин практически нет, может проехать одна машина. Согласно объяснений П.Ю. и П.В. машин в обед практически не бывает, имеют место разовые выезды.

Показания свидетелей подтверждаются данными электронного журнала контроля заезда автотранспорта АТУ.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что у Д.А. имелась возможность использования перерыва по своему усмотрению, фактов нарушения отечественного трудового законодательства и Европейской социальной хартии установлено не было.

Доводы кассационной жалобы о недопустимости показаний вышеуказанных свидетелей в связи с тем, что они опровергаются показаниями свидетеля А.Р. и должностной инструкцией, несостоятельны.

Как пояснил свидетель А.Р. в судебном заседании, он работал сторожем у ответчика и периодически его смены частично совпадали с временем работы истца. Лично он знал о наличии у него обеда, имел возможность уйти в обеденный перерыв, на рабочем месте имел возможность обедать, пить чай. Показал, что не знает, был ли у истца обед и когда; видел, что истец сидел весь день за компьютером, связывал это с тем, что у истца много работы. Также указал, что не знает, разрешалось ли истцу оставлять свое рабочее место, но по своему ритму работы он не мог бросить компьютер и не отпустить машину.

При этом данный свидетель не мог точно указать, на какое время приходится "основной поток машин", то есть достоверно нагрузка истца ему известна не была. Также показал, что начало его рабочей смены приходится на 16 час. 30 мин. и он не может сказать, пользуются ли обеденным перерывом механики. Не подтвердил он и факт бесперебойного движения машин (л.д. 36 - 39 т. 2).

Таким образом, показания данного свидетеля, как положения приведенной выше должностной инструкции, не опровергают иные принятые судом доказательства и не свидетельствуют о несоответствии выводов суда обстоятельствам дела.

Ссылки в кассационной жалобе на то, что доказыванию доводов истца препятствовало необоснованное отклонение судом ходатайств, также не нашли подтверждения. Какие именно доказательства, в истребовании которых отказано, могли подтвердить юридические значимые обстоятельства, на которые ссылается истец, кассатор не называет.

Кроме того, по ходатайству истца судебная коллегия откладывала дело для вызова и допроса свидетеля Ш.А., однако истцом не обеспечена его явка в судебное заседание.

В соответствии с ч. ч. 1 - 3 статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Указанные положения судом первой инстанции были соблюдены, доводы кассатора о нарушении принципа состязательности сторон и права на справедливое судебное разбирательство материалами дела не подтверждены.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Левобережного районного суда г. Липецка от 13 мая 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу истца Д.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь